Солдат, не спрашивай

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Солдат, не спрашивай» (англ. Soldier, Ask Not) — фантастический роман Гордона Диксона 1967 года из дорсайского цикла. Написан на основе одноимённой повести 1964 года, которая с небольшими изменениями стала его последней третью.

Цитаты[править]

  •  

На каком-то участке жизненного пути неизбежно возвращаешься к здравому смыслу. Когда дикие мечты о справедливости и прогрессе мертвы и погребены, когда болезненные всплески чувств внутри тебя наконец утихли, лучше всего стать спокойным, бесстрастным и неподатливым — как лезвие меча, заточенного на камне. И дождь, под которым такой меч следует к месту, где должна свершиться месть, вредит ему ничуть не больше, чем кровь, которой он наконец умоется. Дождь ли, кровь — для острой стали всё едино. — глава 22

 

You return to common sense after a while in life, inevitably. When the wild dreams of justice and progress are all dead and buried, when the painful beatings of feeling inside you are finally stilled, then it becomes best to be still, unliving, and unyielding as-the blade of a sword sharpened on a stone. The rain through which such a blade is carried to its using does not stain it, any more than the blood in which it is bathed at last. Rain and blood are alike to sharpened iron.

  •  

Солдат, не спрашивай, куда
Зовут тебя фанфары
Перед тобой врагов орда!
Бей! Не жалей ударов!

Ни честь, ни слава, не хвала
Тебя смущать не будут.
Воюй — и пусть сыра земля
Всех примет и рассудит.

Печаль и кровь, печаль и боль
Нам вечно суждены!
Сжимая меч, иди вперёд,
Иди тропой войны. — глава 24; полностью пер. Шовкуна

 

Soldier, ask not—now, or ever,
Where to war your banners go.
Anarch's legions all surround us.
Strike—and do not count the blow.

Glory, honor, praise and profit,
Are but toys of tinsel worth.
Render up your work, unasking,
Leave the human clay to earth.

Blood and sorrow, pain unending,
Are the portion of us all.
Grasp the naked sword, opposing.
Gladly in the battle fall.

  •  

Без сомнения, это был человек с железным сердцем и мрачной душой. То же, что было сущностью Яна, обитало в могучей крепости его тела, как отшельник на высокой горе. — глава 26

 

Here was the grim man with the iron heart and the dark and solitary soul. In the powerful fortress of his body, what was essentially Ian dwelt as isolated as a hermit on a mountain.

  •  

Я насмехался над любой верой, составляя планы и раскручивая всё так, как мне того хотелось. Джэймтон, отдав свою жизнь во имя веры, расплавил и изменил меня, как молния плавит и изменяет поднятый вверх клинок меча, когда внезапно ударяет в него. — глава 29

 

Jamethon, in giving his life up for a belief, where I had scorned all beliefs in my plan to twist things as I wanted them, had melted and changed me as lightning melts and changes the uplifted sword-blade that it strikes.

Перевод[править]

С. Соколин (1998) с уточнениями по В. Шовкуну (1994)

О романе[править]

  •  

Здесь части не становятся цельным романом. <…> У него есть лишь основы общего плана, тихое бряцанье сюжетной машинерии на заднем фоне, и герой-психотик, смена глубоких убеждений которого в последней части <…> отдаёт фальшью.

 

It just doesn’t work as a novel. <…> There is a general air of contrivance, the faint sound of plot machinery clanking in the background, and the psychotic protagonist’s last-act change of heart <…> just rang false.[1]

  Спайдер Робинсон, 1975

Примечания[править]

  1. "Galaxy Bookshelf", Galaxy Science Fiction, July 1976, p. 123-4.