Такой смешной великий утешитель

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Такой смешной великий утешитель» — эссе Тамары Дуларидзе о Георгии Данелии[1].

Цитаты[править]

  •  

Грузин проявляется в его фильмах внешне: если горе или радость так велики, что могут стать разрушительными, он переводит, переливает чувство в другой сосуд — в музыку чаще всего. И бесстрастный древний хорал стягивает готовое раскричаться горе в строгую форму, как в эпизоде смерти старого врача (Серго Закариадзе) в «Не горюй!». Но более всего — в его отношении к миру, в мировосприятии, в которое у него, как у всякого нормального грузина, заложен ген Руставели. Мир как поприще рыцарской дружбы и дружба как панацея от всех зол и обид — вот что делает грузинским даже фильм «Я шагаю по Москве».

  •  

Фильмы Данелии не просто помогают жить. Они помогают жить достойно.

  •  

… в кино личность актёра важна не менее, чем его талант и мастерство. Может быть, именно поэтому абсолютной кинозвездой на фоне других безусловных звёзд здесь был Евгений Леонов, для которого фильмы Данелии были своего рода вечным бенефисом — столь разные роли сыграл он у этого режиссёра, называвшего Леонова своим талисманом.

  •  

Кино вслед за литературой и театром, живописью и музыкой открывает и развивает в человеке качества и возможности, которые без этого вмешательства могут остаться втуне, заглохнуть или не быть никогда обнаруженными.

  •  

Данелия своими фильмами спасал от надменности, сбивал снобизм и спесь: в его мире дух дышит где хочет, не заботясь о торжественной обстановке и серьезной внешности. Сейчас, когда юбиляр признался зачастившим к нему журналистам в том, что его кумиром был Феллини, особенно стало видно сходство их дарований: видеть трагическое в смешном и смешное — в страшном. И сообщать зрителям собственную веселую отвагу, свободу и нежность.

  •  

В отличие от тех, кто умеет и любит объяснять свои фильмы, диалог с Данелией лучше вести, когда сидишь в тёмном зале перед мерцающим экраном, на который спроецировано все наше с ним многолетнее общение: горячий спор и безмолвное объяснение в любви, слёзные жалобы и простые, как горячая булочка в морозный полдень, рассказы о чудесах.

Примечания[править]

  1. Данелия, Георгий. Не горюй! — М.: АСТ: Зебра Е, 2008. — С. 5-9.