Того, что достаточно для Геродота, мало для Герострата...

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Того, что достаточно для Геродота, мало для Герострата...» — эссе Сергея Переслегина 2002 года, опубликованное в двух русских изданиях «Суммы технологии» Станислава Лема как частичный комментарий к ней. Большая часть эссе — нагромождение идеалистических интерпретаций и пиара лженаучных теорий.

Здесь приведены наиболее примечательные высказывания с их краткими комментариями.

Цитаты[править]

  •  

<В 1960-х> прошлое было фиксировано, настоящее — известно, а неопределенность в картине будущего создавалась лишь угрозой термоядерной войны. Война была вероятной, и, следовательно, вероятностной: это слово должно было напоминать о волновой механике, квантовом дуализме, соотношении Гейзенберга, «копенгагенской трактовке», — о всём том понятийном аппарате, который архивирован нарративом «вероятность». Подобных параллелей, однако, не проводили. Наверное, потому, что техника анализа семантических спектров, позволяющая находить неочевидные метафорические соответствия, будет создана В. Налимовым лишь спустя два десятилетия.

  •  

В известном смысле эта статья — просто ещё одна глава к «Сумме...», призванная оттранслировать её смыслы на язык начала XXI столетия.

  •  

После ряда беспомощных и бесполезных экспериментов (у С. Лема <в гл. 4> описаны опыты О. <К.> Тихомирова, якобы доказывающие[1], что интуитивное видение есть иллюзия и самообман)...

  •  

Статистические законы не применимы к «единичным случаям» и физически точны, когда число событий сопоставимо с числом Авогадро, то есть порядка 1023.[2] Экспериментальный материал в области парапсихологии образуют сотни тысяч испытуемых и десятки миллионов опытов (таким образом, грубая оценка «сверху» даёт число измерений порядка 107). При такой разреженности «облака событий» степень пригодности статистических законов неочевидна и, в сущности, определяется процедурой интерпретации[2].

  •  

«Вероятность» всегда[3] намекает на квантовые эффекты...

  •  

Для человека воздействие «эффекта толпы» <…> может быть описано в терминах социоглюонного поля, создаваемого большими человеческими коллективами и оказывающего интегрирующее воздействие на поведение людей. Именно социоглюонными эффектами объясняется сравнительная простота массового гипноза по сравнению с индивидуальным. Способность человека улавливать социоглюонное поле, несомненно, носит паранормальный характер.

  •  

... открытие и исследование изменённых состояний сознания. На этом пути наука Запада непосредственно столкнулась с трансценденцией Востока и обнаружила, что Вселенная не сводима к физическому миру.[4]

  •  

Когда создавалась «Сумма технологии», господствовало всеобщее убеждение, что существует «правильная» картина мира. Одни видят её лучше (понятно, что это ученые), другие — хуже, есть и совсем «слепые» — они целиком и полностью находятся в плену заблуждений. Последовательная позитивистская трактовка мироздания настаивала на объективности Истины. «Революция сознания» разрушила этот мираж, заменив единую картину мира совокупностью личных Тоннелей Реальности.

  •  

Тоннели Реальности могут быть шире или уже, но ни один из них не охватывает Вселенную. Поэтому нет «правильной картины мира», есть элементы мозаики, из которых эта картина может быть составлена теми, кто научится интегрировать Тоннели. (Метафора мозаики, возможно, не вполне точна. Правильнее было бы назвать индивидуальный Тоннель Реальности фрагментом голограммы. По такому фрагменту можно восстановить всю картину, но чем он меньше, тем хуже качество изображения). Естественнонаучное понимание мира, в рамках которой создавалась «Сумма», воспринимается сейчас, как один из фрагментарных Тоннелей[5].

  •  

Лишь трансцендентное, экзистенциальное познание способно переносить информацию между индивидуальными Вселенными, объединяя миры и рождая идентичности.

  •  

Пятый, нейросомантический контур, есть некий аналог биовыживательного, но на ином — информационном, метагалактическом уровне. Он пассивен и инстинктивен, но речь идет об инстинкте мыслесохранения, пассивном проникновении в тайны мироздания через интуитивные «проколы сути» и трансцендентные практики. Сутью «революции сознания» была случайная или принудительная инсталляция пятого контура при помощи галлюциногенов. В наше время использование таких препаратов строго запрещено, взамен разработаны трудоемкие, но, как будто бы, безопасные тренинговые упражнения. Людей, свободно оперирующих понятиями шестого, нейрогенетического, контура, очень мало. Насколько можно судить, этот контур управляет связью индивидуума и коллективного (в том числе, видового) бессознательного. Мы не знаем, какими возможностями овладевает человек, полностью инсталлировавший у себя этот поведенческий паттерн. Во всяком случае, Боги и Демоны, похоже существуют именно на этом уровне.

  •  

Пятый контур позволяет излечивать целый спектр соматических болезней. Шестой, по-видимому, дарует телесное бессмертие. Высшие контура (нелокальный квантовый и контур метапрограммирования) обеспечивают связь индивидуума со Вселенной, но на сегодняшний день представляются очень далекой от Homo Sapiens абстракцией.»

  •  

Чёткая дихотомия науки и лженауки, характерная для эпохи 1960-х, потеряла смысл. Сейчас скорее противопоставлены две формы научного познания — креативное и критическое.

  •  

Метафизика же вообще не может опираться на науку. Дело в том, что она напрямую «работает» с теми парадигмами, постулатами и аксиомами, которые рассматриваются в науке как априорная данность. Наука принципиально не способна ответить на вопрос о своих иррациональных основаниях — хотя бы потому, что ответ будет субъективен и иррационален «по построению».

  •  

Очень трудно найти убедительную причину, по которой обязательно следует приводить доказательства суждений, отвечающие определенному научному стандарту[6]: наличие математической модели, ссылки на предшественников, опытные обоснования и пр. Замечу в этой связи, что уравнение Шредингера, например, не доказано. Оно было написано, и с тех пор им пользуются. Равным образом не доказан принцип неопределенности Гейзенберга. Менее известен тот факт, что все так называемые «доказательства» справедливости общей теории относительности (смещение перигелия Меркурия, отклонение луча света в поле Солнца и т.д.) могут быть интерпретированы в рамках ньютоновской механики, причём для этого строится один-единственный эпицикл[7], являющийся для любого астронома истиной в последней инстанции: признаётся, что Солнце имеет нетривиальную внутреннюю структуру.

  •  

Будем понимать под «информационным пространством» совокупность результатов семантической деятельности Человечества, «мир имен и названий», сопряженный онтологическому. Строго говоря, будучи первичным понятием, информационное пространство не может быть строго определено и задается в виде диалектического противопоставления материальному, физическому, предметному пространству. Известно, что в материальном мире существуют живые объекты, обладающие свободой воли, интерпретируемой как поведение. Из симметрии пространств аналогичные конструкты должны существовать и в информационном мире. Такую, обладающую собственным поведением «живую информацию» будем называть информационным объектом.

  •  

Человек, «правильно ориентированный» в информационном поле Эгрегора, усиливает это поле. С другой стороны, Эгрегор по определению обеспечивает социализацию, то есть импринт четвертого контура и функциональную работоспособность Тоннеля Реальности. Кроме того, Эгрегор, как правило, поддерживает существование той или иной универсальной идеи, следовательно, его существование повышает семантическую связность.

  •  

Плацентарная беременность уже сейчас должна рассматриваться как биологический предрассудок. Сочетание прямохождения матери и высокого объёма головного мозга плода привело к тому, что беременность у людей протекает тяжело и оказывает негативное влияние на работоспособность матери. Роды болезненны и даже опасны, при этом ребёнок всё равно рождается биологически недоношенным. Наконец, плацентарный барьер не носит абсолютного характера: ребёнок отравляет организм матери продуктами своей жизнедеятельности, но и сам получает с кровью матери вредные для его развития вещества <…>. Следует учесть также, что плацентарная беременность накладывает принципиальные ограничения на размеры головы ребенка, что тормозит биологическую эволюцию[8].
Сочетание этих широко известных факторов с неизбежностью приведет к появлению биотехнологии внешней беременности. Технически маточные репликаторы не слишком сложны и могут быть созданы уже сейчас. — один из немногих в эссе парафразов относительно правдоподобных теорий

Примечания[править]

  1. Согласно научным критериям, доказывающие.
  2. 1 2 Нет. Разработанные с начала 20 века статистические критерии позволяют экстрополятивно оценивать и сравнивать даже малые выборки (вплоть до 5-10 объектов в некоторых случаях), основываясь на приближениях к параметрам закона больших чисел. Названные Переслегиным границы завышены на 19-20 порядков (sic!). А число Авогадро не имеет никакого отношения к теории вероятности.
  3. Квантовые эффекты почти никогда не проявляются в макромире.
  4. Не обнаружила.
  5. Только приверженцами кружка Переслегина-Ютанова и др.
  6. Этим утверждением он отвергает один из фундаментальных принципов научности.
  7. Ложь, не один и даже не десять. Возможно, Переслегин отсылает к Гео-гелиоцентрической системе. Причём подобные рассуждения сейчас вообще смехотворны.
  8. Лем, к примеру, не считал это настоящей причиной (см. «Tertium comparationis», 1994).

Ссылки[править]