Участник:Caesarion/Мои черновики/Мещане

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

ДЕЙСТВИЕ ПЕРВОЕ

Мужчина должен знать, что ему нужно делать в жизни... Поля

А меня - раздражает вся эта история! Не было такой девушки! И усадьбы, и реки, и луны - ничего такого не было! Всё это выдумано. И всегда в книгах описывают жизнь не такой, какая она на самом деле... […] Мне часто кажется, что книги пишут люди... которые не любят меня и... всегда спорят со мной. Как будто они говорят мне: это лучше, чем ты думаешь, а вот это - хуже... […] Дурное и тяжелое они изображают не так, как я его вижу... а как-то особенно... более крупно... в трагическом тоне. А хорошее - они выдумывают. Никто не объясняется в любви так, как об этом пишут! И жизнь совсем не трагична... она течет тихо, однообразно... как большая мутная река. А когда смотришь, как течет река, то глаза устают, делается скучно... голова тупеет, и даже не хочется подумать - зачем река течет? Татьяна

Не стоит замечать таких... пошлостей... Нужно ставить себя выше... Пётр

Перчихин. Люблю птичек ловить! Что есть на свете лучше певчей птицы? Бессемёнов. А ловить ее, птицу-то, грех. Знаешь? Перчихин. Знаю. Но ежели люблю? И ничего кроме делать не умею. Я так полагаю, что всякое дело любовью освящается... Бессемёнов. Всякое? Перчихин. Всякое! Бессемёнов. А ежели кто любит чужую собственность прикарманивать? Перчихин. Это уж будет не дело, а воровство. Бессемёнов. Мм... Оно пожалуй...

Я даже так полагаю: не было бы стариков - не было бы и глупости... Старый человек думает, как сырое дерево горит, - больше чаду, чем огня... […] Старики, главное дело, упрямые! Он, старик, и видит, что ошибся, и чувствует, что ничего не понимает, но сознаться в том - не может. Гордость! Жил, дескать, жил, одних штанов, может, сорок штук износил и вдруг - понимать перестал! Как так? Обидно! Ну, он свое и долбит - я стар, я прав. А куда уж? Ум стал тяжелый у него... А у молодых - ум быстрый, легкий... Перчихин

В кабачке - весело. В кабачке - просто. А у вас - с тоски помрешь, не в комплимент вам будь сказано. Ничего вы не делаете... никаких склонностей не имеете... Перчихин

Никто не придет к вам, ибо у вас нечего взять... […] Замечаете ли вы, что у пьяненького, подержанного птичника - жив дух и жива душа его, тогда как вы оба, стоя на пороге жизни, - полумертвы? Тетерев

Татьяна. Нет... Я в этот сезон едва ли буду ходить в театр. Надоело. Меня злят, раздражают все эти драмы с выстрелами, воплями, рыданиями. (Тетерев ударяет пальцем по клавише пианино, и по комнате разливается густой, печальный звук.) Все это неправда. Жизнь ломает людей без шума, без криков... без слез... незаметно...

    Петр  (угрюмо). Разыгрывают драмы на тему о страданиях любви,  и никто

не видит тех драм, которые терзают, душу человека, стоящего между "хочу" и "должен"...

Татьяна. Когда актер на сцене объясняется в любви, - я слушаю и злюсь... Ведь этого не бывает, не бывает!..

Веселый человек - всегда славный человек... Подлецы редко бывают веселыми людьми. Тетерев

Вы знаете, почему в России много пьяниц? Потому что быть пьяницей удобно. Пьяниц у нас любят. Новатора, смелого человека - ненавидят, а пьяниц - любят. Ибо всегда удобнее любить какую-нибудь мелочь, дрянь, чем что-либо крупное, хорошее... Тетерев

У нас в России... у нас в России... Как это странно звучит! Разве Россия - наша? Моя? Ваша? Что такое - мы? Кто - мы? Пётр

Петр (задумчиво). Н-да... Вы... в самом деле перестаньте, это расстраивает нервы... Я думаю, что, когда француз или англичанин говорит: Франция! Англия!.. он непременно представляет себе за этим словом нечто реальное, осязаемое... понятное ему... А я говорю - Россия и - чувствую, что для меня это - звук пустой. И у меня нет возможности вложить в это слово какое-либо ясное содержание. (Пауза. Тетерев звонит.) Есть много слов, которые произносишь по привычке, не думая о том, что скрыто за ними... Жизнь... Моя жизнь... Чем наполняются эти два слова?.. (Молчит, расхаживая. Тетерев, тихо ударяя по клавишам, наполняет комнату стонущими звуками струн и с улыбкой, застывшей на его лице, следит за Петром.) Чёрт дернул меня принять участие в этих дурацких волнениях! Я пришел в университет учиться и учился... перестаньте звонить, пожалуйста! Никакого режима, мешавшего мне изучать римское право, я не чувствовал... нет! По совести... нет, не чувствовал! Я чувствовал режим товарищества... и уступил ему. Вот два года моей жизни вычеркнуто... да! Это насилие! Насилие надо мной - не правда ли? Я думал: кончу учиться, буду юристом, буду работать... читать, наблюдать... буду жить!

    Тетерев (иронически  подсказывает).  Родителям  на  утешение, церкви и

отечеству на пользу, в роли покорного слуги общества...

    Петр. Общество?  Вот что  я ненавижу!  Оно  всё  повышает требования к

личности, но не дает ей возможности развиваться правильно, без препятствий... Человек должен быть гражданином прежде всего! - кричало мне общество в лице моих товарищей. Я был гражданином... чёрт их возьми... Я... не хочу... не обязан подчиняться требованиям общества! Я - личность! Личность свободна... послушайте! Бросьте это... этот чёртов звон...

    Тетерев.  Я  же  аккомпанирую  вам...  мещанин,  бывший гражданином  -

полчаса?

Петр (искоса наблюдая за Еленой). Ну, знаете, я плохо разумею, как могут быть интересны люди, которые ничего не понимают?

Петр (вслушиваясь в разговор Елены с Тетеревом). А мне непонятно... чего ради вы играете в симпатии к этим простым людям...

    Цветаева. Мы - не играем... мы делимся, чем можем, с ними...
    Шишкин. И даже не это... Просто нам приятно бывать в их  среде...  Они

безыскусственны... среди их дышишь чем-то здоровым... как в лесу. Нашему брату, буквоеду, никогда не мешает освежаться...

    Петр  (настойчиво,  со  скрытым  раздраженьем)  Просто вы  любите жить

иллюзиями... И подходите вы к вашим солдатам с некоторым тайным намерением... смешным, простите за правду! Освежаться среди солдат, это, извините...

    Цветаева. Да не только  солдат!  Ведь вы же знаете,  что мы устраиваем

спектакли и в депо...

    Петр. Все равно. Я говорю о  том, что, называя всю эту вашу... беготню

и суету живым делом, вы обманываетесь. Вы ведь убеждены, что способствуете развитию личности... и прочее... И это - самообман. Придет завтра офицер или мастер, даст личности в рожу и вышибет из ее головы все, что вы успели заронить в нее, - если еще успели...

Цветаева. Конечно! Интересничает! Все мужчины интересничают... при женщинах. Один изображает пессимиста, другой Мефистофеля... А сами - просто лентяи...

Тетерев (становясь в позу). Достопочтенные двуногие! Когда вы говорите, что зло следует оплачивать добром, - вы ошибаетесь. Зло есть качество прирожденное вам и потому - малоценное. Добро - вы сами придумали, вы страшно дорого платили за него и потому - оно суть драгоценность, редкая вещь, прекраснее которой нет на земле ничего. Отсюда вывод - уравнивать добро со злом невыгодно для вас и бесполезно. Я говорю вам - добром платите только за добро. И никогда не платите больше того, сколько получено вами, дабы не поощрять в человеке чувство ростовщика. Ибо человек - жаден. Получив однажды больше того, сколько следовало ему, в другой раз захочет получить еще больше. А также не платите ему меньше, чем должны. Ибо если вы его раз обсчитаете - человек злопамятен! - он скажет про вас "банкроты!", перестанет уважать и в другой раз не добро уже сделает вам, а только подаст милостину. Братие! будьте строго точны в уплате за добро, содеянное вам! Ибо нет на земле ничего печальнее и противней человека, подающего милостину ближнему своему! Но за зло - всегда платите сторицею зла! Будьте жестоко щедры, вознаграждая ближнего за зло его вам! Если он, когда вы просили хлеба, дал камень вам, - опрокиньте гору на голову его! (Тетерев начинает шутливо, постепенно переходит в серьезный тон и кончает свою речь сильно, убежденно. Кончив, он, тяжело ступая, отходит в сторону. Минута общего молчания. Все смущены, почувствовав в словах его что-то тяжелое, искреннее.)

ДЕЙСТВИЕ ВТОРОЕ

Студент есть ученик, а не... распорядитель в жизни. Ежели всякий парень в двадцать лет уставщиком порядков захочет быть... тогда все должно придти в замешательство... и деловому человеку на земле места не будет. Ты научись, будь мастером в твоем деле и тогда - рассуждай... А до той поры всякий на твои рассуждения имеет полное право сказать - цыц! Бессемёнов

Все приятели бросили меня, точно образованные дети - чума. Бессемёнов

Нил. Начальникам худо не будет...

Нил. То-то нет! Когда человеку лежать на одном боку неудобно - он перевертывается на другой, а когда ему жить неудобно - он только жалуется... А ты сделай усилие, - перевернись!

Тетерев. Опять врешь! Теперь сила - не нужна. Нужна ловкость, хитрость... нужна змеиная гибкость. (Засучивая рукав, показывает кулак.) Гляди, - если я этой штукой ударю по столу, - разобью его вдребезги. С такими руками - нечего делать в жизни. Я могу колоть дрова, но мне трудно и смешно писать, например... Мне некуда девать силы. Я могу найти себе место по способностям только в балагане, на ярмарке, где мог бы рвать железные цепи, поднимать гири... и прочее. Но я учился... И хорошо учился... за что и был изгнан из семинарии. Я учился и не хочу жить напоказ, не хочу, чтоб ты, придя в балаган, любовался мною со спокойным удовольствием. Я желаю, чтобы все смотрели на меня с беспокойным неудовольствием...

Бeссеменов. Живешь ты зря... ни к чему. Но ежели бы захотел...

    Тетерев.  Не  хочу  захотеть,  ибо  -  противно  мне.  Мне благороднее

пьянствовать и погибать, чем жить и работать на тебя и подобных тебе. Можешь ли ты, мещанин, представить себе меня трезвым, прилично одетым и говорящим с тобою рабьим языком слуги твоего? Нет, не можешь...

Тетерев. И ты нравишься мне. Ибо ты в меру - умен и в меру - глуп; в меру - добр и в меру - зол; в меру честен и подл, труслив и храбр... ты образцовый мещанин! Ты законченно воплотил в себе пошлость... ту силу, которая побеждает даже героев и живет, живет и торжествует... давай, выпьем перед щами, почтенный крот! Бессемёнов. Принесут - выпьем. Но, между прочим, зачем ты ругаешься?.. Без причины не надо обижать людей... Надо рассуждать кротко, складно, чтобы слушать тебя было занятно... а если ты будешь людей задевать словами - никто не услышит тебя, а кто услышит - дурак будет!

Тетерев. Лучше пить водку, чем кровь людей... тем паче, что кровь теперешних людей - жидка, скверна и безвкусна... Здоровой, вкусной крови осталось мало, - всю высосали...

Всегда я жил открыто и всегда буду так жить. Укорять меня не в чем, обижаться на меня не за что. Нил

В данный момент герой нужен... поверь мне! В наше время все люди должны быть делимы на героев, то есть дураков, и на подлецов, то есть людей умных... […] Людей очень удобно делить на дураков и мерзавцев. Мерзавцев - тьмы! Они живут, брат, умом звериным, они верят только в правду силы... не моей силы, не этой вот, заключенной в груди и руке моей, а в силу хитрости... Хитрость - ум зверя. […] Жизнь украшают дураки. Дураков - немного. Они всё ищут чего-то, что не им нужно, не только им одним... Они любят выдумывать проспекты всеобщего счастья и тому подобной ерунды. Хотят найти начала и концы всего сущего. Вообще - делают глупости... […] Дурак может всю жизнь думать о том, почему стекло прозрачно, а мерзавец просто делает из стекла бутылку... […] Дурак спрашивает себя - где огонь, пока он не зажжен, куда девается, когда угасает? А мерзавец сидит у огня, и ему тепло... […] В сущности - они оба глупы. Но - один глуп красиво, геройски, другой - тупо, нищенски глуп. И оба они, хотя разными дорогами, но приходят в одно место - в могилу, только в могилу, друг мой... […] Оставшиеся в живых дураки смотрят на умершего собрата и спрашивают себя - где он? А мерзавцы просто наследуют имущество покойного и продолжают жизнь теплую, жизнь сытую, жизнь удобную... Тетерев

ДЕЙСТВИЕ ТРЕТЬЕ

Акулина Ивановна. Не больно-то легко нынче замуж выдать девицу... а образованную-то... еще труднее... Степанида. Приданое хорошее дадите, и образованную кто-нибудь возьмет...

Петр. А рада - так больше делай, да меньше разговаривай... (Степанида фыркает и уходит.) Мама! Я вас не однажды просил поменьше разговаривать с ней... Ведь это же нехорошо, - поймите вы, наконец! - вступать в интимные беседы с кухаркой... и выспрашивать у нее... разные разности! Нехорошо!

Перчихин. Вот у птиц - хорош порядок! Оперился птенец - лети на все четыре стороны... никакой ему муштровки от отца с матерью нет...

Тетерев (указывая на дверь стариков). И там страдает. И всюду, куда бы вы ни указали пальцем, - везде страдает человек! Такая уж у него привычка...

    Елена. А все-таки ему больно....
    Тетерев. Разумеется...
    Елена. И нужно его пожалеть.
    Тетерев.  Не  всегда...  И едва ли  даже  когда-нибудь человека  нужно

пожалеть... Лучше - помочь ему.

    Елена. Всем не поможешь... и, не пожалевши, - не поможешь...
    Тетерев.  Барыня! Я рассуждаю так: страдания - от желаний. В  человеке

есть желания, заслуживающие уважения, и есть желания, не заслуживающие такового. Помогите ему удовлетворить те желания тела, кои необходимы для того, чтоб он был здоров и силен, и те, которые, облагородив его, возвысят над скотом...

    Елена (не слушая его).  Может быть...  может быть  и так... Но что там

делается? Что она - уснула? Так тихо... что-то шепчут... Старики тоже... ушли, забились в свой угол... Как это странно все! Вдруг - стоны, шум, крики, суета... и вдруг - тишина, неподвижность...

    Тетерев. Жизнь! Покричат люди, устанут,  замолчат... Отдохнут, - опять

кричать будут.

Петр. А... меня раздражает все это! Если они любят жить так... если находят в этом удовольствие - пожалуйста! Я не мешаю... я не хочу никому мешать, но не мешайте и мне жить так, как я хочу! Зачем они влагают в свои действия какой-то особый смысл... Зачем говорят мне, что я трус, эгоист...

Петр. Я, очевидно, слабый человек... эта жизнь, - не по силам мне! Я чувствую ее пошлость, но ничего не могу изменить, ничего не в состоянии внести... Я хочу уйти, жить один...

ДЕЙСТВИЕ ЧЕТВЕРТОЕ

Цветаева. Голубчик! Ты слишком много рассуждаешь... А ведь - ты согласись, - не стоит быть умным человеком для того, чтоб только рассуждать... Рассудок - это хорошо, но... видишь ли, чтоб человеку жилось не скучно и не тяжело, он должен быть немножко фантазером... он должен, - хоть не часто, - заглядывать вперед, в будущее...

Татьяна. Нет, погоди... ты знаешь? Я понимаю:поняла жестокую логику жизни: кто не может ни во что верить - тот не может жить... тот должен погибнуть... да!

в России удобнее, спокойнее быть пьяницей, бродягой, чем трезвым, честным, дельным человеком. (Входят Петр и Нил.) Только люди безжалостно прямые и твердые, как мечи, - только они пробьют... Тетерев

Нил. Прав - не дают, права - берут... Человек должен сам себе завоевать права, если не хочет быть раздавленным грудой обязанностей...

Нил. Н-ну, когда единственный кусок хлеба отшвыривается прочь только потому, что его дает несимпатичный человек... Петр. Значит, тот, кто швыряется хлебом, недостаточно голоден...

Нил. Оптимист я или что другое, - это неважно, - но жить - мне нравится! (Встает и ходит.) Большое это удовольствие - жить на земле!

Нил. Нет, Петруха, нет! Жить, - даже и не будучи влюбленным, - славное занятие! Ездить на скверных паровозах осенними ночами, под дождем и ветром... или зимою... в метель, когда вокруг тебя - нет пространства, все на земле закрыто тьмой, завалено снегом, - утомительно ездить в такую пору, трудно... опасно, если хочешь! - и все же в этом есть своя прелесть! Все-таки есть! В одном не вижу ничего приятного, - в том, что мною и другими честными людями командуют свиньи, дураки, воры... Но жизнь - не вся за ними! Они пройдут, исчезнут, как исчезают нарывы на здоровом теле. Нет такого расписания движения, которое бы не изменялось!..

    Петр. Не раз я слышал эти речи. Посмотрим, как тебе  ответит жизнь  на

них!

    Нил. Я  заставлю ее ответить так,  как захочу. Ты - не стращай меня! Я

ближе и лучше тебя знаю, что жизнь - тяжела, что порою она омерзительно жестка, что разнузданная, грубая сила жмет и давит человека, я знаю это, - и это мне не нравится, возмущает меня! Я этого порядка - не хочу! Я знаю, что жизнь - дело серьезное, но неустроенное... что оно потребует для своего устройства все силы и способности мои. Я знаю и то, что я - не богатырь, а просто - честный, здоровый человек, и я все-таки говорю: ничего! Наша возьмет! И я на все средства души моей удовлетворю мое желание вмешаться в самую гущу жизни... месить ее и так и эдак... тому - помешать, этому - помочь... вот в чем радость жизни!

только философствуя, человек не лжет, ибо, философствуя, он просто - выдумывает... Тетерев

В старину жуликов меньше было... всё больше разбойничали люди, потому - крупнее душой были все... стыдились из-за пустяков совесть тревожить... Бессемёнов