Чарли и шоколадная фабрика

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Чарли и шоколадная фабрика» (англ. Charlie and the Chocolate Factory) — детская сказочная повесть Роальда Даля 1964 года. Через 8 лет вышло продолжение — «Чарли и огромный стеклянный лифт», а экранизации — в 1971 и 2005 годах.

Цитаты[править]

  •  

— Главный секрет мистера Вонки — чудесные, голубые в крапинку, птичьи яички. Когда кладёшь такое яичко в рот, оно становится всё меньше и меньше и в конце концов тает, а на кончике языка остаётся крохотный сахарный розовый птенчик. — 2

 

"By a most secret method, he can make lovely blue birds' eggs with black spots on them, and when you put one of these in your mouth, it gradually gets smaller and smaller until suddenly there is nothing left except a tiny little pink sugary baby bird sitting on the tip of your tongue."

  •  

— … вам будет интересно узнать, что вот эту жвачку я жую уже три месяца. Это рекорд. Он намного превысил результат моей лучшей подруги мисс Корнелии Принзметл. Она была вне себя от ярости. Теперь эта жвачка — моё самое ценное сокровище. На ночь я просто прилепляю её к краешку кровати… — 8

 

"… it may interest you to know that this piece of gum I'm chewing right at this moment is one I've been working on for over three months solid. That's a record, that is. It's beaten the record held by my best friend, Miss Cornelia Prinzmetel. And was she furious! It's my most treasured possession now, this piece of gum is. At night-time, I just stick it on the end of the bedpost…"

  •  

— Водопад — это самое важное! — продолжал мистер Вонка. — Он перемешивает шоколад. И вспенивает его. Взбивает и делает легким и воздушным! Нигде в мире не перемешивают шоколад с помощью водопада! Но ведь это единственный правильный способ! — 15

 

"The waterfall is most important!' Mr Wonka went on. 'It mixes the chocolate! It churns it up! It pounds it and beats it! It makes it light and frothy! No other factory in the world mixes its chocolate by waterfall! But it's the only way to do it properly!"

  •  

— Пожалуйста, не волнуйтесь за Августа Глупа. Он непременно попадёт в отбросы. Такие, как он, всегда туда попадают. — 18

 

"Please don't worry about Augustus Gloop. He's bound to come out in the wash. They always do."

  •  

— Вечные леденцы! — гордо воскликнул мистер Вонка. — Моя новинка! Я придумал их для детей, у которых мало карманных денег. Положишь вечный леденец в рот и сосешь, и сосешь, и сосешь, и сосешь, и сосешь, а он ни капельки не уменьшается! <…> По крайней мере мне так кажется. Сейчас один такой леденец проходит испытание в соседнем цехе — цехе испытаний. Его сосёт умпа-лумпа. Сосёт непрерывно вот уж почти год, а он всё такой же… — 19

 

"Everlasting Gobstoppers!" cried Mr Wonka proudly. 'They're completely new! I am inventing them for children who are given very little pocket money. You can put an Everlasting Gobstopper in your mouth and you can suck it and suck it and suck it and suck it and it will never get any smaller! <…> At least I don't think they do. There's one of them being tested this very moment in the Testing Room next door. An Oompa-Loompa is sucking it. He's been sucking it for very nearly a year now without stopping, and it's still just as good as ever!"

  •  

— Отлично! — сказала Верука. — Тебя-то я и заберу!
С этими словами она протянула руки, чтобы схватить белку, но… в тот же миг белочки рыжей молнией взвились в воздух и через секунду облепили Веруку. Двадцать пять белок прижали к полу её правую руку, и двадцать пять — левую. Ещё двадцать пять белок придавили её правую ногу, двадцать четыре — левую. А последняя белка (видимо, самая главная среди всех) взобралась Веруке на плечи и стала простукивать лапками её голову. <…>
— Они простукивают вашу дочь, как орех, — объяснил мистер Вонка, — видимо, проверяют, какого качества у неё мозги. Смотрите! <…>
Вдруг — белки потащили Веруку по полу.
— О Боже! — воскликнул Вилли Вонка. — Эта девчонка ничуть не лучше гнилого ореха! Видно, в голове у неё совсем пусто. <…>
— Куда они её тащат? — в отчаянии закричала миссис Солт.
— Куда обычно тащат пустые орехи, — объяснил мистер Вонка, — к мусоропроводу. — 24

 

'All right," Veruca said, "I'll have you!"
She reached out her hands to grab the squirrel . . . but as she did so . . . in that first split second when her hands started to go forward, there was a sudden flash of movement in the room, like a flash of brown lightning, and every single squirrel around the table took a flying leap towards her and landed on her body.
Twenty-five of them caught hold of her right arm, and pinned it down.
Twenty-five more caught hold of her left arm, and pinned that down.
Twenty-five caught hold of her right leg and anchored it to the ground.
Twenty-four caught hold of her left leg.
And the one remaining squirrel (obviously the leader of them all) climbed up on to her shoulder and started tap-tap-tapping the wretched girl's head with its knuckles. <…>
"They're testing her to see if she's a bad nut," said Mr Wonka. "You watch." <…>
Then all at once, the squirrels pulled Veruca to the ground and started carrying her across the floor.
"My goodness, she is a bad nut after all," said Mr Wonka. "Her head must have sounded quite hollow." <…>
"Where are they taking her?" shrieked Mrs Salt.
"She's going where all the other bad nuts go," said Mr Willy Wonka. "Down the rubbish chute.'

  •  

Чарли стал быстро читать таблички.
ЛЕДЕНЦОВАЯ ШАХТА — ГЛУБИНА 10 000 ФУТОВ. <…>
СВЕТЯЩИЕСЯ ЛЕДЕНЦЫ ДЛЯ НОЧНОГО ПИТАНИЯ. <…>
ПЛОМБИРОВОЧНАЯ КАРАМЕЛЬ «ДОЛОЙ ДАНТИСТОВ».
КЛЕЙКИЕ ТЯНУЧКИ ДЛЯ БОЛТЛИВЫХ РОДИТЕЛЕЙ.
НЕВИДИМЫЕ ШОКОЛАДНЫЕ БАТОНЧИКИ ДЛЯ ЕДЫ НА УРОКЕ. <…>
ВОЛШЕБНЫЕ РУЧНЫЕ КОНФЕТЫ — КОГДА ДЕРЖИШЬ ИХ В РУКЕ, ОЩУЩАЕШЬ ВКУС ВО РТУ. — 25

 

Quickly, Charlie started reading some of the labels alongside the buttons.
THE ROCK-CANDY MINE — 10,000 FEET DEEP. <…>
LUMINOUS LOLLIES FOR EATING IN BED AT NIGHT. <…>
CAVITY-FILLING CARAMELS — NO MORE DENTISTS.
STICKJAW FOR TALKATIVE PARENTS.
WRIGGLE-SWEETS THAT WRIGGLE DELIGHTFULLY IN YOUR TUMMY AFTER SWALLOWING.
INVISIBLE CHOCOLATE BARS FOR EATING IN CLASS. <…>
MAGIC HAND-FUDGE — WHEN YOU HOLD IT IN YOUR HAND, YOU TASTE IT IN YOUR MOUTH.

  •  

— Ах, мистер Вонка! — разрыдалась миссис Тиви. — — Неужели он никогда не вырастет?
— <…> Должен вам сказать, задача не из легких. Но маленькие мальчики очень хорошо тянутся. Мы, пожалуй, попробуем растянуть его на специальном станке, который я использую для проверки прочности и эластичности жевательной резинки. Быть может, он даже достигнет прежних размеров. <…>
— Как вы думаете, на сколько он вытянется? — поинтересовался мистер Тиви.
— Возможно, на несколько миль, — сказал мистер Вонка. — Кто знает? Во всяком случае, он сильно похудеет. — 27

 

"Oh, Mr Wonka," wailed Mrs Teavee, "how can we make him grow?"
<…> "I must say that's a wee bit tricky. But small boys are extremely springy and elastic. They stretch like mad. So what we'll do, we'll put him in a special machine I have for testing the stretchiness of chewing-gum! Maybe that will bring him back to what he was." <…>
"How far d'you think he'll stretch?" asked Mr Teavee.
"Maybe miles," said Mr Wonka. "Who knows? But he's going to be awfully thin."

17[править]

перевод М. И. Фрейдкина, 2001:

— Огастес Глуп! — распевали симпатимпасы. —
Огастес Глуп! Огастес Глуп!
Прожорлив, жаден, груб и глуп!
Доколе ж мы должны смотреть,
Как будет этот хряк жиреть
Да набивать свою утробу?
Мы не потерпим больше, чтобы
В обжорстве он влачил года,
Чтоб никому и никогда
Не перепало от тупицы
Добра и счастья хоть крупицы!
Обычно в случаях таких
Мы избегаем мер крутых
И просто превращаем жлоба
Во что-нибудь, что нам могло бы
Доставить радость — скажем, в мяч
Или в игрушечный тягач,
В воздушный шарик, в книжку, в мишку…
Но этот пакостный мальчишка —
Надутый наглостью толстяк —
Ничтожен помыслами так,
Неразвит так и неопрятен
И нам настолько неприятен,
Что мы, не зная, как нам быть,
Решили с парнем поступить
Иначе. Мы ему сказали:
«Наш толстый друг, а не пора ли
Попутешествовать тебе
По нашей маленькой трубе?
Увидишь, что с тобою станет
В цеху, куда она затянет!»
Но пусть наш Глуп попал в трубу,
Не бойтесь за его судьбу.
Хотя его (тут нет двух мнений!)
Ждет ряд волшебных изменений.
Он их не сможет избежать,
Когда кружиться и визжать
Начнёт ирисковый конвейер,
Когда свистящих лезвий веер
В капусту Глупа измельчит,
Когда, вскипая, зашкворчит
Вода в огромной колбе медной
И улетучатся бесследно
Обжорство, жадность, лень и спесь,
А мы в котёл добавим смесь
Ароматических добавок —
Свершится чудо: тот, кто навык
Имел единственно к жратве,
[Кого в Нью-Йорке и в Москве]
Честили люди проходимцем —
Теперь всеобщим стал любимцем!
Ведь без различия [в прописке]
Все любят сладкие ириски!

"Augustus Gloop!" chanted the Oompa-Loompas.
"Augustus Gloop! Augustus Gloop!
The great big greedy nincompoop!
How long could we allow this beast
To gorge and guzzle, feed and feast
On everything he wanted to?
Great Scott! It simply wouldn't do!
However long this pig might live,
We're positive he'd never give
Even the smallest bit of fun
Or happiness to anyone.
So what we do in cases such
As this, we use the gentle touch,
And carefully we take the brat
And turn him into something that
Will give great pleasure to us all —
A doll, for instance, or a ball,
Or marbles or a rocking horse.
But this revolting boy, of course,
Was so unutterably vile,
So greedy, foul, and infantile,
He left a most disgusting taste
Inside our mouths, and so in haste
We chose a thing that, come what may,
Would take the nasty taste away.
"Come on!" we cried. "The time is ripe
To send him shooting up the pipe!
He has to go! It has to be!"
And very soon, he's going to see
Inside the room to which he's gone
Some funny things are going on.
But don't, dear children, be alarmed;
Augustus Gloop will not be harmed,
Although, of course, we must admit
He will be altered quite a bit.
He'll be quite changed from what he's been,
When he goes through the fudge machine:
Slowly, the wheels go round and round,
The cogs begin to grind and pound;
A hundred knives go slice, slice, slice;
We add some sugar, cream, and spice;
We boil him for a minute more,
Until we're absolutely sure
That all the greed and all the gall
Is boiled away for once and all.
Then out he comes! And now! By grace!
A miracle has taken place!
This boy, who only just before
Was loathed by men from shore to shore,
This greedy brute, this louse's ear,
Is loved by people everywhere!
For who could hate or bear a grudge
Against a luscious bit of fudge?"

  •  

— Август Глуп! Август Глуп! — распевали умпа-лумпы.
Август Глуп ужасно глуп —
Не знает назначенья труб.
Огромный жадный дурачок,
Лишь бы поесть — да на бочок.
Сколько ж можем мы терпеть
И безропотно глядеть,
Как он будет есть и пить,
Наслаждаться и дурить?
Будь судьёй, великий Скотт,
Больше это не пройдёт!
Мы его слегка погладим,
Выстрелом в трубу наладим.
Только не пугайтесь, дети,
Не опасны игры эти.
И во тьме длиннющих труб
Не погибнет Август Глуп.
Одолев нелегкий путь,
Он изменится чуть-чуть.
По секрету скажем всем —
Станет он другим совсем.
На ирисковой машине
Покрутивши в ванилине,
Мы его слегла помнем,
Размешаем, разотрем,
А когда добавим крем,
Будет он готов совсем.
Вот выходит он — и что же?
Люди ахнули: «О Боже!»
Был обжора и урод,
Стал совсем наоборот!
Был как хвост у грязной киски,
А теперь — кусок ириски.
А ирис на белом свете
Любят взрослые и дети. — то же в менее точном переводе Н. Злотниковой, 1991

Перевод[править]

М. и Е. Барон, 1991