Чокнутые (фильм)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Чо́кнутые» — трагикомедия режиссёра Аллы Суриковой 1991 года по мотивам одноимённой повести Владимира Кунина.

Цитаты[править]

  • — Не пугайте меня, Аарон.
    — Адам.
    — Тем более не пугайте. А почему «Адам»? Вас зовут Аарон!
    — Вы правы: конечно, немножко Аарон. Но вы же сами понимаете, в какое время и в какой стране мы живём.
  • — Уже зима, а снега нету, и лето было без дождя.
    — А, mein Gott, вы русский шпион! Я вас сразу узнал! Ева! Дети! К нам приехал русский шпион!
  • В итоге, компании пришлось потратить четыреста рублей. На опохмелку.
  • Сыграем в… шахматы?!
  • Эта затея также нелепа, как если Россия задумала бы закупать пшеницу в заморских странах.
  • Родька! Я люблю железные дороги!
  • …Я хочу, чтобы в моей России была твоя железная дорога!
  • Рашен колобашен!
  • Нет уж, пей до дна. Вот, выпил, отдышался, однако, огляделся.
  • Спешу сообщить: есть женщины в русских селеньях!
  • — Силовой аттракцион «Джакомо Пиранделло». Jacomo Pirandello. Нравится?
    — Ага, красиво!
    — Бери!
  • Ради Бога, Родион Иваныч, убери пистолю, пальнёт ещё, убьёт кого. Грех на душу брать. И Фросю приберите. Порвёт она их…
  • — Тихон, как же вы смотрите через водка?
    — Так через неё завсегда лучше видно.
  • — В Вене всё узнаешь про Герснера до мельчайших подробностей. Под видом богатого скотопромышленника внедришься в австрийские научные круги. Для поддержания контактов будешь вести разгульный образ жизни: карты, рулетка, вино, женщины…
    — Ваше сиятельство, я н-не могу никак… с превеликим удово… удовольствием, но… средства?
    — Не волнуйся, братец. Для успеха операции… [Помощнику] Что? Как нет? Совсем? Идите… Легенда меняется. В Австрию поедешь под видом разорившегося помещика. Жить будешь подаянием. Ночевать на улицах. В Вене явишься вот по этому адресу. Запомни. Запомни! Пароль: «Уже зима, а снега нету». Отзыв: «И лето было без дождя».
  • — Браво, Родик, браво. Как же это вам удалось?
    — Так, рассказываю. Захожу, значит, я в аглицкий клуб. Там все исключительно в карты играют. Интересуюсь: какая игра? Оказывается: очко. Думаю: «Почему бы мне с ними не поиграть?». Сажусь. Играю. Он мне говорит: девятнадцать. Я говорю: «Покажи. Покажи! А может там…» И вдруг он мне говорит: «У нас в клубе принято джентльменам верить на слово!» И тут мне как стало везти! Везёт и везёт! Как не прикуплю, двадцать одно! Именно двадцать одно: не девятнадцать, не двадцать, не двадцать два! Везение какое-то!