Шинель

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

Шинель — форменное длиннополое пальто особого покроя, принадлежность военной и гражданской униформы в России с XVIII в. В русской речи шинель, наряду с сапогами, ассоциируется прежде всего с солдатской службой.

Цитаты[править]

  •  

Акакий Акакиевич с некоторого времени начал чувствовать, что его как-то особенно сильно стало пропекать в спину и плечо, несмотря на то, что он старался перебежать как можно скорее законное пространство. Он подумал, наконец, не заключается ли каких грехов в его шинели. Рассмотрев ее хорошенько у себя дома, он открыл, что в двух, трех местах, именно на спине и на плечах она сделалась точная серпянка: сукно до того истерлось, что сквозило, и подкладка расползлась. Надобно знать, что шинель Акакия Акакиевича служила тоже предметом насмешек чиновникам; от нее отнимали даже благородное имя шинели и называли ее капотом. В самом деле она имела какое-то странное устройство: воротник ее уменьшался с каждым годом более и более, ибо служил на подтачивание других частей ее. Подтачиванье не показывало искусства портного и выходило точно мешковато и некрасиво.

  Николай Гоголь, «Шинель»
  •  

Вдруг почувствовал значительное лицо, что его ухватил кто-то весьма крепко за воротник. Обернувшись, он заметил человека небольшого роста в старом поношенном вицмундире, и не без ужаса узнал в нем Акакия Акакиевича. Лицо чиновника было бледно, как снег, и глядело совершенным мертвецом. Но ужас значительного лица превзошел все границы, когда он увидел, что рот мертвеца покривился и, пахнувши на него страшно могилою, произнес такие речи: «А! так вот ты наконец! наконец я тебя того, поймал за воротник! твоей-то шинели мне и нужно! не похлопотал об моей, да еще и распек — отдавай же теперь свою!» Бедное значительное лицо чуть не умер. Как ни был он характерен в канцелярии и вообще перед низшими, и хотя, взглянувши на один мужественный вид его и фигуру, всякий говорил: «у, какой характер!» но здесь он, подобно весьма многим имеющим богатырскую наружность, почувствовал такой страх, что не без причины даже стал опасаться насчет какого-нибудь болезненного припадка. Он сам даже скинул поскорее с плеч шинель свою и закричал кучеру не своим голосом: «пошел во весь дух домой!»

  Николай Гоголь, «Шинель»
  •  

Взял шинель, да, по присловью,
Смастерил себе постель,
Что под низ, и в изголовье,
И наверх, — и все — шинель.

  Эх, суконная, казенная,
     Военная шинель, —
  У костра в лесу прожженная,
     Отменная шинель.

  Знаменитая, пробитая
     В бою огнем врага
  Да своей рукой зашитая, —
     Кому не дорога!

  Упадешь ли, как подкошенный,
     Пораненный наш брат,
  На шинели той поношенной
     Снесут тебя в санбат.

  А убьют — так тело мертвое
     Твое с другими в ряд
  Той шинелькою потертою
     Укроют — спи, солдат!

  Александр Твардовский, «Василий Тёркин. Перед боем»
  •  

Когда метет за окнами метель,
сияньем снега озаряя мир,
мне в камеру бросает конвоир
солдатскую ушанку и шинель.

Давным-давно, одна на коридор,
в часы прогулок служит всем она:
ее носили кража и террор,
таскали генералы и шпана.

Она до блеска вытерта, притом
стараниям портного вопреки
ее карман заделан мертвым швом,
железные отрезаны крючки.

Но я ее хватаю на лету,
в глазах моих от радости темно.
Еще хранит казенное сукно
недавнюю людскую теплоту.

  Ярослав Смеляков
  •  

К чему такая канитель:
Кроить и лицевать…
Надену старую шинель -
На моду наплевать!

Она любой дохи теплей
И прибавляет сил,
Отец ведь был на фронте в ней,
Отец её носил.

Она почти что мне до пят,
И рукава длинны,
Но кто достанет из ребят
Шинель, шинель с войны?!

  Михаил Садовский
  •  

— Почему ты шинель бережешь? —
   Я у папы спросила. —
Почему не порвешь, не сожжешь? —
   Я у папы спросила.

Ведь она и грязна, и стара,
   Приглядись-ка получше,
На спине вон какая дыра,
   Приглядись-ка получше!

— Потому я ее берегу, —
   Отвечает мне папа, —
Потому не порву, не сожгу, —
   Отвечает мне папа. —

Потому мне она дорога,
   Что вот в этой шинели
Мы ходили, дружок, на врага
   И его одолели!

  Елена Благинина
  •  

Эшелоны… Эшелоны… Эшелоны… Эшелоны несчетно!
По артериям страны, по железным путям, к западной границе гонит взбаламученная Россия серошинельную кровь.

  Михаил Шолохов, «Тихий Дон»
  •  

Какие у казака пожитки? Сумка вот да шинель.

  Михаил Шолохов, «Тихий Дон»

См. также[править]