Юнона и Авось

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Юнона и Авось» — спектакль, поставленный Марком Захаровым в 1981 году на сцене Московского театра имени Ленинского комсомола, — рок-опера композитора Алексея Рыбникова на либретто Андрея Вознесенского. Спектакль был записан для телевидения в 1983 году, вторая версия создана в 2001-м.

Цитаты[править]

  •  

Да будет судьба России крылата парусами!

  •  

Ты меня на рассвете разбудишь,
Проводить необутая выйдешь,
Ты меня никогда не забудешь,
Ты меня никогда не увидишь.

  •  

В море соли и так до черта,
Морю не надо слез,
Морю не надо слез.
Наша вера верней расчета,
Нас вывозит «Авось»

  •  

На веки станет тихим океан!

  •  

Для любви не названа цена —
Лишь только жизнь одна,
Жизнь одна,
Жизнь одна.

  •  

Ангел, стань человеком.

  •  

Дуэль!? Щенок! Оставьте нас! Я ему объясню без переводчика!

  •  

— Обручается раб Божий рабе Божьей Кончитте…
— Но, но, Кончитта! Пере Мария дэ ля Кончепчион Хосэ дэ Аргуэльо

  •  

Я знаю, чем скорей уедешь ты, тем мы скорее будем вместе. Как не хочу, чтоб уезжал, как я хочу, чтоб ты скорей уехал… Возьми меня, возлюбленный, с собой. Я буду тебе парусом в дороге, я буду сердцем бури предвещать. Мне кажется, что я тебя теряю…

  •  

Он хотел, закусив удила, свесть Америку и Россию. Авантюра не удалась. За попытку — спасибо.

  •  

— Он желает ехать сам. Лично. Коня требует.
— Куда ему коня? Разве, что в ящик?

  •  

Прости меня, земля, что я тебя покину.

  •  

Аллилуйя, возлюбленной паре!
Мы забыли, бранясь и пируя,
Для чего мы на землю попали.
Аллилуйя любви!

  •  

Жители двадцатого столетья!
Ваш идёт к концу двадцатый век.
Неужели вечно не ответит
На вопрос согласья человек?
Две души, несущихся в пространстве
Полтораста одиноких лет,
Мы вас умоляем о согласье,
Без согласья смысла в жизни нет…[1]

О «Юноне и Авось»[править]

  •  

Не опера, не рок, но замечательная музыкальная комедия, «сделанная в СССР», что уже само по себе достаточно удивительно, в ней нет ничего революционного, но присутствует нервный стиль, неожиданный на Востоке. Мелодии Алексея Рыбникова такие же обворожительные, как у Бернстайна, исполняются актёрами с глухими и захватывающими голосами, прекрасно подзвученными, деформированными, разделёнными синтезатором и «камерой эхо». <…> Мизансцены Марка Захарова полны инженерной выдумки, красоты света и движения.[1]

  «Le Figaro», 1983

Примечания[править]

  1. 1 2 3 М. А. Захаров. Контакты на разных уровнях. — 2-е изд., доп. — М.: Центрполиграф, 2000.