Марк Туллий Цицерон

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск
Бюст Цицерона

Марк Туллий Цицерон (лат. Marcus Tullius Cicerō; 106 до н. э. — 43 до н. э.) — древнеримский политик и философ, считающийся одним из величайших ораторов Древнего Рима.

Цитаты[править]

  •  

Мы должны быть рабами законов, чтобы стать свободными. — Из речи в защиту Клуенция.

 

Legum … servi sumus ut liberi esse possimus[1].

  •  

О времена, о нравы! — Из «Первой речи против Катилины».

 
  •  

Письмо ведь не краснеет[3]. — В письме Луцию Лукцею.

 

Epistula enim non erubescit[4]

  •  

Речь должна вытекать и развиваться из знания предмета. Если же оратор не изучил его, то всякое красноречие является напрасным, ребяческим усилием. — В трактате «Об ораторе» (De Oratore I).

 

Etenim ex rerum cognitione efflorescat et redundet oportet oratio. Quae, nisi res est ab oratore percepta et cognita, inanem quandam habet elocutionem et paene puerilem[5].

  •  

История — свидетельница времён, свет истины, жизнь памяти, учительница жизни, вестница старины. — В трактате «Об ораторе» (De Oratore II).

 

Historia vero testis temporum, lux veritatis, vita memoriae, magistra vitae, nuntia vetustatis, qua voce alia nisi oratoris immortalitati commendatur?[6]

  •  

Каждому своё. — В трактате «Об обязанностях» из книги «Тускуланские беседы»

 

Suum coique.

  •  

Первый закон истории — ни под каким видом не допускать лжи; затем — ни в коем случае не бояться правды; не допускать ни тени пристрастия, ни тени злобы. — В трактате «Об ораторе» (De Oratore II).

 

Nam quis nescit primam esse historiae legem, ne quid falsi dicere audeat? Deinde ne quid veri non audeat? Ne quae suspicio gratiae sit in scribendo? Ne quae simultatis?[6]

  •  

Судья — это говорящий закон, а закон — это немой судья. — В сочинении «О законах» (De Legibus).

 

Magistratum esse legem loquentem, legem autem mutum magistratum[7].

  •  

Высшим законом да будет для них благо народа[8]. — В сочинении «О законах» (De Legibus).

 
  •  

Законы молчат среди лязга оружия[9]. — Из речи в защиту Милона.

 

Silent enim leges inter arma[10].

  •  

Лицо — зеркало души. — В трактате «Об ораторе» (Orator ad M. Brutum).

 

Imago est animi vultus[11].

  •  

Не знать истории — значит всегда быть ребёнком. — В трактате «Об ораторе» (Orator ad M. Brutum).

 

Nescire autem quid ante quam natus sis acciderit, id est semper esse puerum[11].

  •  

Мы, едва явившись на свет, уже оказываемся в хаосе ложных мнений и чуть ли не с молоком кормилицы, можно сказать, впиваем заблуждения[12]. — В сочинении «Тускуланские беседы» (Tusculan Disputations).

 

Simul atque editi in lucem et suscepti sumus, in omni continuo pravitate et in summa opinionum perversitate versamur, ut paene cum lacte nutricis errorem suxisse videamur[13].

  •  

Можно ли сказать, что старость делает нас неспособными к делам? К каким именно? К тем, которые свойственны юношеству и требуют силы. Но разве не существует ничего, к чему был бы способен старик, что можно было бы делать при здравом уме и ослабленном теле? — В трактате «О старости» (Cato Maior de Senectute).

 

A rebus gerendis senectus abstrahit. Quibus? An eis, quae iuventute geruntur et viribus? Nullaene igitur res sunt seniles quae, vel infirmis corporibus, animo tamen administrentur?[14].

  •  

О, сколь жалок старик, если он за всю свою столь долгую жизнь не понял, что смерть надо презирать![15]В трактате «О старости» (Cato Maior de Senectute).

 

O miserum senem qui mortem contemnendam esse in tam longa aetate non viderit![14]

  •  

Любовь следует измерять не так, как измеряют её молодые, то есть по силе страсти, но по её верности и прочности. — В трактате «Об обязанностях» (De Officiis).

 

…sed benivolentiam non adulescentulorum more ardore quodam amoris, sed stabilitate potius et constantia iudicemus[16].

  •  

Презренны те, которые, как говорится, «ни себе, ни другим», в ком нет ни трудолюбия, ни усердия, ни заботливости. — В трактате «Об обязанностях» (De Officiis II).

 

…contemnuntur ii, qui 'nec sibi nec alteri', ut dicitur, in quibus nullus labor, nulla industria, nulla cura est.[17].

  •  

Найдётся ли кто-то, кто, бросая целый день дротик, не попадёт однажды в цель? — В трактате «О дивинации» (De Divinatione).

 

Quis est enim, qui totum diem iaculans non aliquando conliniet?[18]

  •  

Ни водой, ни огнем мы не пользуемся так часто, как дружбой. — В трактате «О дружбе» (De Amicitia).

 

Itaque non aqua, non igni, ut aiunt, locis pluribus utimur quam amicitia[19].

  •  

Когда мы взираем на небо, когда созерцаем небесные явления, разве не становится вполне ясным, вполне очевидным, что есть некое божество превосходнейшего ума, которое всем этим управляет? — «О природе богов». Кн. II. 4

 

Quid enim potest esse tam apertum tamque perspicuum, cum caelum suspeximus caelestiaque contemplati sumus, quam esse aliquod numen praestantissimae mentis, quo haec regantur?

  •  

Каждый человек может заблуждаться, но упорствовать в заблуждении может только глупец.[20]:85

Примечания[править]

  1. Cicero: pro Cluentio
  2. Cicero: In Catilinam I
  3. Марк Туллий Цицерон Письма Марка Туллия Цицерона. Письмо CXII. / Перевод: В. О. Горенштейн
  4. Cicero: ad Familiares V
  5. Cicero: de Oratore I
  6. 6,0 6,1 Cicero: de Oratore II
  7. 7,0 7,1 Cicero: de Legibus III
  8. Марк Туллий Цицерон О законах / Перевод: В. О. Горенштейн
  9. Марк Туллий Цицерон Речь в защиту Тита Анния Милона / Перевод: В. О. Горенштейн
  10. Cicero: pro Milone
  11. 11,0 11,1 Cicero: Orator ad M. Brutum
  12. Марк Туллий Цицерон Тускуланские беседы / Перевод: М. Л. Гаспаров
  13. Cicero: Tusculan Disputations III
  14. 14,0 14,1 Cicero: de Senectute
  15. Марк Туллий Цицерон О старости / Перевод: В. О. Горенштейн
  16. Cicero: de Officiis I
  17. Cicero: de Officiis II
  18. Cicero: de Divinatione II
  19. Cicero: de Amicitia
  20. Е.С.Лихтенштейн (составитель) Слово о науке. Книга вторая.. — М.: Знание, 1981. — 272 с. — (817728). — 100 000 экз.