Преступление и наказание

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск

«Преступле́ние и наказа́ние» — роман Фёдора Михайловича Достоевского, впервые опубликованный в 1866 году.

Цитаты[править]

  •  

Ко всему-то подлец-человек привыкает! — часть 1, глава 2

  •  

Наука же говорит: возлюби, прежде всех, одного себя, ибо все на свете на личном интересе основано. — часть 2, глава 5

  •  

С одной логикой нельзя через натуру перескочить! Логика предугадает три случая, а их миллион! — часть 3, глава 5

  •  

Я только в главную мысль мою верю. Она именно состоит в том, что люди, по закону природы, разделяются вообще на два разряда: на низший (обыкновенных), то есть, так сказать, на материал, служащий единственно для зарождения себе подобных, и собственно на людей, то есть имеющих дар или талант сказать в среде своей новое слово... Первый разряд всегда — господин настоящего, второй разряд — господин будущего. Первые сохраняют мир и приумножают его численно; вторые двигают мир и ведут его к цели. И те, и другие имеют совершенно одинаковое право существовать. Одним словом, у меня все равносильное право имеют, и — vive la guerre eternelle, — до Нового Иерусалима, разумеется! — часть 3, глава 5

  •  

Тварь ли я дрожащая или право имею... — часть 5, глава 4

  •  

Станьте солнцем, вас все и увидят. — часть 6, глава 2

  •  

Нет ничего в мире труднее прямодушия и нет ничего легче лести. — часть 6, глава 4

  •  

Умная женщина и ревнивая женщина — два предмета разные. — часть 6, глава 4

  •  

Русские люди вообще широкие люди... широкие, как их земля... — часть 6, глава 5

  •  

При неудаче все кажется глупо! — часть 6, глава 7

  •  

Но тут уж начинается новая история, история постепенного обновления человека, история постепенного перерождения его, постепенного перехода из одного мира в другой, знакомства с новою, доселе совершенно неведомою действительностью. Это могло бы составить тему нового рассказа, — но теперешний рассказ наш окончен. — Эпилог, глава 2

  •  

...Кто ж у нас на Руси себя Наполеоном теперь не считает? — Эпилог, глава 2