Агробиология (сборник Лысенко)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Агробиология» — авторский сборник работ Трофима Лысенко 1935—1952 годов.

Цитаты[править]

  •  

… всё в растении, каждое его свойство, признак и т. д., есть результат развития наследственного основания в конкретных условиях внешней среды. Наследственное же основание есть результат всей предшествующей филогенетической истории. Результатом этой биологической истории, творившейся путём отбора приспособлений к определённым условиям существования, и являются те требования, которые растительный организм на всём протяжении своей индивидуальной истории, начиная с зиготы, предъявляет к определённым условиям своего развития. Эти требования — обратная сторона выработанных в историческом процессе приспособлений.

  — «Теоретические основы яровизации», 1935
  •  

Мы отрицаем то понятие, которое вкладывают в слово «ген», подразумевая под последним кусочки, корпускулы наследственности. Но ведь если человек отрицает «кусочки температуры», отрицает существование «специфического вещества температуры», так разве это значит, что он отрицает существование температуры как одного из свойств состояния материи? Мы отрицаем корпускулы, молекулы какого-то специального «вещества наследственности».[1]

  — «О двух направлениях в генетике» (доклад на IV сессии ВАСХНИЛ), 23 декабря 1936
  •  

Не может и никогда уже не будет низких урожаев в стране, где сельское хозяйство, самое крупное и наиболее механизированное в мире, строится на основах учения Маркса—Энгельса—Ленина—Сталина, на основах науки, опирающейся на диалектический материализм и замечательную практику социалистического земледелия.
Только в колхозах и совхозах имеется полная возможность использовать и во многом уже используются все лучшие достижения мировой агронауки, лучшие достижения сельскохозяйственной практики. <…>
Отличительное свойство нашей советской агронауки — её действенность. Следовательно, советская агронаука должна как можно меньше ошибаться. Старая агронаука в основном стояла и стоит в стороне от жизни, от практики. <…>
Поэтому драться нам за верность нашей агронауки больше чем необходимо. Бороться за очищение нашей агронауки от лженаучных положений…[2]

  — «Колхозные хаты-лаборатории и агронаука»
  •  

Менделевско-моргановская генетика буквально ничего не дала и не может дать для жизни, для практики. <…>
Можно указать на многочисленные случаи, когда ложное менделевско-моргановское учение мешает работе тем учёным, которые искренно хотят делать полезное дело.[3]

  — «Творец советской агробиологии»
  •  

Природа живого тела принципиально отличается от природы мёртвого тела. <…>
Если привой вынужден был ассимилировать те пластические вещества, из которых в результате ряда биохимических превращений зрелые плоды помидоров получаются красными, то и семена, собранные с этих плодов, будучи высеяны, обладают склонностью избирать из внешней среды все те условия, которые в итоге после многочисленных закономерных превращений дадут зрелые плоды красной окраски.
Таким образом, пластические вещества подвоя, будучи внешним элементом — пищей — по отношению к привою, войдя путём ассимиляции составной частью тела привоя, изменяют его наследственные свойства.
Аналогично этому, по нашему представлению, и элементы мёртвой природы из окружающей растения среды переходят путём нередко вынужденной ассимиляции в составные части живого тела, становятся живыми элементами, приобретают свойство наследственности. В будущих поколениях для воспроизведения себе подобных эти внешние условия уже требуются живым развивающимся телом.
Эти новые элементы пищи требуются теперь живым телом в результате тех процессов, которые имели место в предшествующих поколениях, вследствие включения нового элемента внешней среды. Мёртвые элементы природы, ассимилируясь живым телом, не только по внешности, но и строго химически перестают быть тем, чем они были. Вместе с тем они приобретают в сильной степени выраженное биохимическое сродство, тяготение к той форме элементов внешнего, которая была присуща им до ассимиляции их живым телом, до их превращения в данную живую форму.[4]

  — «О наследственности и её изменчивости»
  •  

Согласно мичуринскому учению, организм состоит только из обычного тела. Никакого отдельного от обычного тела наследственного вещества в организме и в клетках не имеется. <…> Наследственностью обладают не только хромосомы, но живое тело, вообще, любая его частичка. Поэтому будет неправильным, исходя из того, что хромосомы обладают свойством наследственности, считать их в организме и в клетке особым наследственным веществом или органом наследственности.[5][6]

  — «Генетика»
  •  

Чем объяснить, что буржуазная биологическая наука так дорожит «теорией» о внутривидовой конкуренции? Ей нужно оправдать, почему в капиталистическом обществе громадное большинство людей, особенно во время перепроизводства материальных благ, ведёт бедный образ жизни. <…>
Буржуазная биологическая наука, по самой своей сущности, потому что она буржуазная, не могла и не может делать открытия, в основе которых лежит непризнанное ею положение об отсутствии внутривидовой конкуренции.[7]

  — «Почему буржуазная наука восстаёт против работ советских учёных» (интервью)
  •  

Только в колхозах крестьяне обрели настоящую, счастливую жизнь. Сталинское учение о коллективизации указало единственно правильный путь выхода крестьян из бедности и темноты на широкую дорогу зажиточной и культурной жизни, творческого социалистического труда. <…>
Миллионные массы колхозников и рабочих совхозов потянулись к научным знаниям, к творчеству. Стирается грань между умственным и физическим трудом. <…>
Неоценимым и неиссякаемым источником для развития теоретической мичуринской биологии являются труды товарища Сталина.
Классическая работа И. В. Сталина «О диалектическом и историческом материализме» для всех нас, работников агрономической биологии, — незаменимая общетеоретическая основа правильного понимания биологических явлений. <…>
Издавна были известны утверждения практиков о возможности перерождения, перехода пшеницы в рожь. Но наука, основываясь только на теории плоского эволюционизма, начисто, как говорят, с порога, отрицала возможность быстрого превращения одного ботанического вида в другой. Все же случаи появления ржи в посевах пшеницы объявлялись результатом только её механического засорения. <…>
Сталинское учение о постепенных, скрытых, незаметных количественных изменениях, приводящих к быстрым качественным коренным изменениям, помогло советским биологам обнаружить у растений факты осуществления качественных переходов, превращения одного вида в другой.[8]

  — «И. В. Сталин и мичуринская агробиология»
  •  

В 1948 в опытах В. К. Карапетяна было обнаружено, что при подзимнем посеве твёрдой 28-хромосомной пшеницы Triticum durum часть растений довольно быстро, за два-три поколения, превращается в другой вид, в Triticum vulgare — 42-хромосомную мягкую пшеницу.
Исходя из ранее установленной мичуринской биологией генетической разнокачественности тела растительного организма, было решено искать зёрна мягкой 42-хромосомной пшеницы в колосьях твёрдой пшеницы подопытных растений. В результате в колосьях твёрдой пшеницы довольно легко были обнаружены отдельные зёрна мягкой пшеницы <…>.
При внимательных поисках ежегодно можно обнаруживать зёрна мягкой пшеницы в некоторых колосьях твёрдой пшеницы и на обычных производственных посевах многих районов.
В 1949 были организованы поиски зёрен ржи в колосьях пшеницы на полях предгорных районов, где посевы озимой пшеницы часто засоряются рожью. <…> Научными работниками, <…> агрономами, студентами на полях разных предгорных районов были обнаружены в колосьях твёрдой и мягкой пшеницы, то есть в колосьях двух видов пшеницы, единичные зёрна ржи. <…>
Во всех приведённых выше случаях нахождения зёрен одного вида в колосьях растений другого вида самые растения, равно как и обмолачиваемые, взятые с них колосья, на глаз, по внешним признакам нельзя было зачислить в какие-либо промежуточные формы. <…>
В 1949 <…> был также прислан образец овса, в метёлке которого наряду с зёрнами овса находились единичные зёрна овсюга <…>.
При культуре ветвистой пшеницы, Triticum turgidum, на опытных участках Всесоюзной академии с.-х. наук имени В. И. Ленина, а также в ряде других мест, ежегодно наблюдается наличие в посевах этой пшеницы засорения примесями мягкой и твёрдой пшеницы, овса, ячменя двурядного и четырёхрядного, а также яровой ржи.
Все наши наблюдения привели нас к выводу, что первоисточником появления этих примесей является сама ветвистая пшеница Triticum turgidum.
В 1950 г. у растений ячменя, являвшихся примесью в посевах ветвистой пшеницы, Triticum turgidum, в некоторых случаях было обнаружено, что эти растения ячменя развились из зёрен, по внешнему виду ничем не отличавшихся от зёрен пшеницы Triticum turgidum.
В практике издавна и неоднократно высказывалось предположение о превращении или перерождении одного вида различных сельскохозяйственных растений в другой, например, о превращении пшеницы в рожь. По данному вопросу в нашей отечественной литературе ещё в первой половине прошлого столетия была большая дискуссия.[9][10][11]

  — «Новое в науке о биологическом виде»
  •  

Ольга Борисовна Лепешинская своей работой внесла большой вклад в теорию биологической науки. Она экспериментально показала, что клетки могут образовываться не только из клеток, но и из вещества, не имеющего клеточной структуры. <…>
В самом деле, если представлять себе, как до сих пор в науке и делается, что клетки развиваются только из клеток, <…> то нельзя при этом опираться на теорию развития, нельзя вообще ясно представлять себе, как развивается органический мир.
Нам ясно, что когда произносишь слово «развитие», то это всегда должно связываться с тем, что всё, что способно развиваться, имеет начало и конец. По старой же теории <…> начала клетки якобы не бывает <…>.
Если клетки образуются только из клеток, да ещё себе подобных, то каким же путём из яйцеклетки при развитии организма получаются самые разнообразные ткани, с самыми разнообразными клетками? Далее, каким путём образуется, формируется сама яйцеклетка?
Ведь яйцеклетка <…> морфологически не похожа на обычные клетки. <…> Можно ли правильно представлять себе развитие организма из зачатка, из яйцеклетки, не допуская образования, зарождения клеток из неклеточного вещества? Мне абсолютно ясно, что без признания зарождения клеток из неклеточного вещества невозможна теория развития организма. <…>
Работы <…> помогают нам строить теорию превращения одних видов в другие.
В самом деле, теперь уже неопровержимо доказано, <…> что в теле растительного организма того или иного вида зарождаются, формируются зачатки тела индивидуума другого вида.
Каким путём это происходит? Можно ли себе представить, что, например, клетка тела пшеничного растения превратилась в клетку тела ржи?
Этого я себе не могу представить. Этого не может быть.
Мы себе представляем это дело так: в теле пшеничного растительного организма, при воздействии соответствующих условий жизни, зарождаются крупинки ржаного тела. Но это зарождение происходит не путём превращения старого в новое, в данном случае клеток пшеницы в клетки ржи, а путём возникновения в недрах тела организма данного вида из вещества, не имеющего клеточной структуры, крупинок тела другого вида. Эти крупинки вначале также могут не иметь клеточной структуры, из них уже потом формируются клетки и зачатки другого вида.[12][13]выступление на совещании по проблеме живого вещества и развития клетки 22-24 мая 1950 г. в московском Отделении биологических наук Академии наук СССР

  — «О работах действительного члена Академии Медицинских наук СССР О. Б. Лепешинской»

Примечания[править]

  1. Яровизация. — 1937. — № 1. — С. 29-75.
  2. Яровизация. — 1937. — № 5. — С. 12-32.
  3. Яровизация. — 1939. — № 3. — С. 18-20.
  4. Социалистическое сельское хозяйство. — 1943. — № 1—2. — С. 47-69; № 3—4. — С. 36-51.
  5. Яровизация. — 1946. — № 1946. — № 5—6. — С. 32-47.
  6. Сельскохозяйственная энциклопедия. Т. I. — 3-е изд. — М.: Гос. изд. с.-х. литературы, 1949.
  7. Литературная газета. — 1947. — №47 (2362), 18 октября.
  8. Известия. — 1949. — 15 декабря.
  9. Правда. — 1950. — 3 ноября.
  10. Селекция и семеноводство. — 1950. — № 11. — С. 6-12.
  11. Вид // Большая советская энциклопедия. 2-е изд. Т. 8: Вибрафон — Волово / Гл. ред. Б. А. Введенский. — М.: «Советская энциклопедия», 1951. — Стб. 16-17. — 300000 экз.
  12. Литературная газета. — 1951. — № 109 (2827), 13 сентября.
  13. Агробиология. — 1951. — № 6. — С. 3-5.

Литература[править]

Лысенко Т. Д. Агробиология. Работы по вопросам генетики, селекции и семеноводства. — М.: Гос. изд. с.-х. литературы, 1952. — 782 с. — 50000 экз.