Трофим Денисович Лысенко

Материал из Викицитатника
(перенаправлено с «Трофим Лысенко»)
Перейти к навигации Перейти к поиску

Трофи́м Дени́сович Лысе́нко (укр. Трохим Денисович Лисенко; 17 (29) сентября 1898 — 20 ноября 1976) — советский агроном и биолог, лжеучёный. Академик ВАСХНИЛ (1935), академик АН СССР (1939). С середины 1930-х — один из главных организаторов разгрома советской генетики, политических репрессий по отношению к научной школе Николая Вавилова. Эта его и сторонников деятельность с идеями и лозунгами псевдонаучной «мичуринской агробиологии» (которую он основал) позже получила название «лысенковщины».

Цитаты[править]

  •  

Пока в дело селекции не впутаются, не возьмутся колхозники, с этим делом не будет ладно. Многие учёные говорили, что колхозники не втянуты в работу по генетике и по селекции потому, что это очень сложное дело, для этого необходимо окончить институт. Но это не так. Вопросы селекции и генетики на основании теории развития растений (теория яровизации), которая разработана советской наукой на колхозных полях, ставит теперь по-иному. <…> Колхозная инициатива в этом деле необходима, без этого у нас будут только селекционеры-специалисты, кустари-одиночки.[1]:с.129 <…>
Вредители-кулаки встречаются не только в вашей колхозной жизни. Вы их по колхозам знаете хорошо. Но не менее они опасны, не менее они закляты и для науки. Немало пришлось кровушки попортить во всяческих спорах с некоторыми так называемыми учёными по поводу яровизации, в борьбе за её создание, немало ударов пришлось выдержать в практике. Товарищи, разве не было и нет классовой борьбы на фронте яровизации?
В колхозах были кулаки и подкулачники, которые не раз нашёптывали крестьянам: «Не мочи зерно. Ведь так семена погибнут». Было такое дело, были такие нашёптывания, такие кулацкие вредительские россказни, когда вместо того, чтобы помогать колхозникам, делали вредительское дело и в учёном мире, а классовый враг — всегда враг, учёный он или нет.[2][1]:с.105в этом месте речь была неожиданно прервана: «Браво, товарищ Лысенко, браво!» — воскликнул Сталин и зааплодировал, а вслед за ним — весь зал Кремлёвского Дворца. С этого «браво» началась новая эра в жизни Лысенко[1]:с.105

  — речь на Втором съезде колхозников-ударников
  •  

Наша первая задача — освоить богатейшее научное наследие Мичурина, величайшего генетика. <…> А мы в первую голову требуем, сколько прочёл иностранных книжек.[1]:с.104

  — слова на заседании президиума ВАСХНИЛ, 17 июня 1935
  •  

Или я, или Вавилов. Пусть я ошибаюсь, но одного из нас не должно быть.[3][1]:с.133по словам аспиранта Донского на профсоюзном собрании в ВИРе 8 мая 1937

  •  

Я, товарищи, должен тут прямо признаться перед Иосифом Виссарионовичем Сталиным, что, к моему стыду, Дарвина по-настоящему не изучал. Я кончил советскую школу, и я не изучал, Иосиф Виссарионович, Дарвина. Обычно из Дарвина помнят только то, что человек произошёл от обезьяньего предка…[4][1]:с.122несмотря на то, что, начиная с И. Презента, лысенковцы продвигали идею, будто Лысенко — прямой продолжатель Дарвина[1]:с.103

  •  

Формальная генетика — менделизм-морганизм — не только тормозит развитие теории, но и мешает такому важному делу для колхозно-совхозной практики, как улучшение сортов растений и пород животных.[5][1]:с.134

  •  

Для того, чтобы получить определённый результат, нужно хотеть получить именно этот результат; если Вы хотите получить определённый результат, Вы его получите.[6][7]:гл.Xтрюизм фальсификаторов

  •  

Мне нужны только такие люди, которые получали бы то, что мне надо.[6][7]:гл.X

  •  

Я только работаю, а философию мне Презент накручивает.[8][1]:с.134

  •  

Вавилов. [Биохимики пока не выучились распознавать сортовые и видовые различия по белку.] Отличить чечевицу от гороха по белку мы до сих пор не умеем.
Лысенко (с места). Я думаю, что каждый, кто возьмёт на язык, отличит чечевицу от гороха.
Вавилов. Мы не умеем различить их химически.
Лысенко. А зачем уметь химически отличать, если можно языком попробовать?[1]:с.165

  — сессия ВАСХНИЛ, 19-21 января 1940
  •  

Эта сессия — яркое свидетельство силы и мощи мичуринского учения. <…> Настоящая сессия показала полное торжество мичуринского направления над морганизмом-менделизмом. Данная сессия поистине является исторической вехой развития биологической науки. <…>
ЦК партии рассмотрел мой доклад и одобрил его. (Бурные аплодисменты, переходящие в овацию. Все встают.)[9][1]:с.263

  — заключительная речь на сессии ВАСХНИЛ, 7 августа 1948
  •  

Я всегда считал академика Вавилова учёным мирового значения. [Наши споры носили сугубо специальный характер] и имели целью выяснение научных истин в области биологии.[1]:с.265

  — письменный ответ на запрос Главной военной прокуратуры СССР по делу Вавилова, весна 1955
  •  

Я заявляю, что мы никогда не использовали и не собираемся использовать какие-либо идеи и методы молекулярной биологии. Я бы хотел посоветовать всем биологам, растениеводам, животноводам и студентам Советского Союза не использовать эти методы, поскольку они лишь тормозят развитие теоретической биологии.[10]

  — письмо Н. П. Дубинину, 1974

О Лысенко[править]

Примечания[править]

  1. 1,00 1,01 1,02 1,03 1,04 1,05 1,06 1,07 1,08 1,09 1,10 1,11 Марк Поповский. Дело академика Вавилова. — М.: Книга, 1990. — 304 с. — 100000 экз.
  2. Правда. — 1935. — 15 февраля.
  3. ЛГАОРСС, фонд ВИРа, № 9708, ед. хр. 1377, л. 23.
  4. Лысенко Т. Д. Речь на Совещании передовиков урожайности по зерну, трактористов и машинистов молотилок с руководителями партии и правительства // Правда. — 1936. — 2 января.
  5. Выступление Т. Д. Лысенко // Под знаменем марксизма. — 1939. — № 11. — С. 146-7.
  6. 6,0 6,1 Б. А. Келлер. Выступление на совещании по генетике и селекции. «Совещание по генетике и селекции. Спорные вопросы генетики и селекции (общий обзор совещания)» // Под знаменем марксизма. — № 11. — С. 93-94.
  7. 7,0 7,1 Сойфер В. Н. Власть и наука. Разгром коммунистами генетики в СССР. — 5-е изд. — М.: ЧеРо, 2002. — 1024 с.
  8. Выступление проф. Н. П. Дубинина // Под знаменем марксизма. — 1939. — № 11. — С. 186.
  9. Лысенко Т. Д. О положении в биологической науке: Заключительное слово // Стеногр. отчет сессии.
  10. Graham L, Lysenko's Ghost: Epigenetics and Russia. Harvard University Press; London, 2016, pp. 139-140.