Ален

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Ален, 1914 г.

Але́н (фр. Alain), настоящее имя Эми́ль Шартье́ (фр. Emile Chartier, 3 марта 1868 — 2 июня 1951) — французский философ, журналист, публицист.

Цитаты[править]

  •  

Вероятно, одна поэзия только и смеет говорить о смерти, ибо сообщая мыслям о смерти предметность, она их окорачивает; ум отодвигает их на дистанцию взгляда, пригвождая мощными правилами метрики. Будь, однако, осторожен, прозаик, смотри, как бы твоя проза не обрушилась на тебя.
<…> власть поэзии, когда ей отдаёшься, зиждется на том, что она не оставляет времени задуматься и вернуться к себе. Отчаяние — это остановка, отказ слиться с бегом времени, тогда как непрерывное развитие и смена вещей неизменно несут нам утешение; а поэзия обязывает к непрерывному движению и благодаря присущей ей внутренней радости в каждое мгновение возвещает покой каждой вещи. — «Система изящных искусств»[1]

  — «Чувства, страсти и знаки» (Sentiments, passions et signes), 1926
  •  

Сочетание французской классики, идущей от наблюдений к выводу и вымышленной картины жизни фаталистического Востока должно было породить новые великие произведения, и оно их действительно породило.[2]

  •  

Поль Валери осыпает нас стружками своей прозы, случайностями возвышенного труда. <…> Через несколько веков обнаружат, что никто не оказал на нашу эпоху большего влияния, чем этот чрезвычайно простой человек.[3]

  •  

Шекспир не заботится о симметрии своих пьес, он не стремится к хитроумной интриге. Его творения как бы собраны из обломков: тут торчит нога, там — кулак, здесь виден открытый глаз, а то вдруг попадается слово, которое ничем не подготовлено и за которым ничто не следует. Но всё вместе взятое и есть подлинная жизнь.[4]

Заметки об эстетике[править]

Propos sur l'esthétique, 1923[1]
  •  

Подлинная пословица — всегда метафора в чистом виде. Сравнение не просто усечено; в нём напрочь отсутствует один из членов. — О метафоре

  •  

Мы называем стихотворение дидактическим, когда видно, что его идея существовала прежде, чем поэт сообщил ей форму. А он ведь содеял чудо, уложив эту идею в точный размер, вбив, где следует, рифмы. Но истинный поэт все же тот, кто находит идею, выковывая стих. Посыл должен быть в самой рифме. Должно быть ощутимо, что в прозе писатель не воспользовался бы этим оборотом и что именно прекрасная рифма принесла с собой блестящий образ, которого ничем нельзя было бы объяснить, даже оправдать, не будь необходимости в рифме. — Материя и форма

  •  

Величие Шекспира в непредвиденных находках; но и материал ему сопротивлялся. Актёр — то низенький, то высокий, то толстый, то тощий, — наличие шпаг на складе реквизита, необходимость в хорошем фехтовальщике, комики, которых нужно использовать в трагедии, статист, случайно оказавшийся пьяным, актриса, которая хорошо поёт, — вот его разнокалиберные камни. Наши же драматурги начинают с идеи и персонажей; отсюда и эти железобетонные трагедии. — там же

  •  

Пренебрежительно отвергая суждения древних, мы погружаемся в хаос ясных идей, противоречащих одна другой, уподобляясь благотворителю, осаждаемому со всех сторон просьбами о помощи, откликнуться на каждую из которых — благое дело. В результате современный ум живо оказывается ободранным как липка, разодранным на части наглыми доказательствами. — О вкусе

  •  

Пожалуй, только обратясь к другим искусствам, в особенности к тем, которые ещё очень близки к ремеслу, можно понять, что форму делает прекрасной содержание или сопротивление самого материала. <…> Например, в «Саламбо» форма явно определяет содержание; предмет здесь лишь украшение, он начисто лишён реальности. — О стиле

  • В религии всё истинно, кроме проповедей, и всё исполнено добра, кроме священников.[5]
  • Во всяком искусстве произведение рождает мысль, а не наоборот.[5]
  • Все мы чувствительны, когда выступаем в роли зрителей. Все мы бесчувственны, когда действуем.[5]
  • Всякая откровенность есть лжесвидетельство.[5]
  •  

Всякое искусство — как зеркало, в котором человек познаёт и признаёт что-то о себе, чего не знал раньше.

 

Tous les arts sont comme des miroirs où l'homme connaît et reconnaît quelque chose de lui-même qu'il ignorait.[6]

  • Глупец, который случайно говорит правду, всё равно ошибается.[5]
  • Говорят, что новыми поколениями будет трудно управлять. В таком случае я надеюсь на лучшее.[5]
  • Женские драгоценности выставляют напоказ мужское тщеславие.[5]
  • Искусство писать предшествует искусству мыслить.[5]
  • Миром правят не интересы, а страсти.[5]
  • Не стоит труда верить в то, во что нетрудно поверить.[5]
  • Ни один оратор не думает, когда говорит; ни одна аудитория не думает, когда слушает.[5]
  • Пессимизм — это настроение, оптимизм — воля.[5]
  • Правило гигиены: никогда не думай одну и ту же мысль дважды.[5]
  • Пунктуальность — вежливость поездов.[5]
  • Сама вера и есть Бог.[5]
  • Самое трудное — это сказать обдуманно то, что все говорят не думая.[5]
  • Самые непослушные из управляемых становятся самыми суровыми правителями.[5]
  • Смерть — это болезнь воображения.[5]
  • Создай «Общество честных людей», и в него вступят все воры.[5]
  • Сопротивление и послушание две добродетели гражданина. Послушание обеспечивает порядок; сопротивление обеспечивает свободу.[5]
  • Удивительный парадокс: граждане гораздо охотнее жертвуют своей жизнью, чем своими деньгами.[5]
  • Удовольствия любви заставляют забыть о любви к удовольствиям.[5]
  • Храбрость вскармливает войны, но рождает их страх.[5]
  • Человек занят тем, от чего он ожидает счастья, но его настоящее счастье в том, что он занят.[5]
  • Честь нации — это заряженное ружьё.[5]

Об Алене[править]

  •  

В мире не мало тех, кто считает, что Ален был и остаётся одним из величайших людей нашего времени.

  Андре Моруа, «Ален» (сб. «От Пруста до Камю», 1963)

Примечания[править]

  1. 1 2 Перевод Л. А. Зониной // Писатели Франции о литературе. — М.: Прогресс, 1978. — С. 75-89.
  2. Вольтер. Романы и повести / перевод В. В. Фрязинова // Андре Моруа. Литературные портреты. — М.: Прогресс, 1971. — С. 45.
  3. Поль Валери / перевод В. М. Козового // Андре Моруа. Литературные портреты. — С. 277.
  4. Альфред де Мюссе [1964] / перевод Я. З. Лесюка // Андре Моруа. Литературные портреты. — С. 117.
  5. 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16 17 18 19 20 21 22 23 24 25 Афоризмы. Золотой фонд мудрости / сост. О. Еремишин — М.: Просвещение, 2006.
  6. Vingt leçons sur les Beaux-arts, Alain, éd. Gallimard, 1931, Seizième leçon, p. 225.