Перейти к содержанию

Анна Ивановна (Шаламов)

Материал из Викицитатника

«Анна Ивановна» — пьеса Варлама Шаламова 1964 года[1] о колымских лагерях. Впервые опубликована в 1998.

Цитаты[править]

  •  

Врач. Вот такого же приезда [главного врача] ждали <…> в прошлом году. Каждого больного внесли в список, записали диагноз. <…> В коридоре больной стёкла вставлял, не успел уйти. Сам спрашивает: «А этот — что?» Начальник говорит: «Этот — стеклит». Так и записали в список: диагноз — «стеклит». Воспалительное окончание «ит»… — II. Больничная палата

  •  

После лабиринта «геометрических чертежей» в кабинете следователя <…> — шутовской карнавал этапа. В пятой картине все делают своё дело весело и равнодушно. Никто — ни начальники, ни заключённые не задумываются над смыслом того, что происходит. Все — люди и в то же время не люди.
<…> Эта пьеса — довоенная. — послесловие

III. Геологическая разведка[править]

  •  

«Закопушки» — небольшие шурфы геологической разведки, расположены этажами — ловят пласт угля. В двух верхних — лежащие на борту забоя блатари. <…>
Прораб. Ну, как тут?
Блатарь. Трудимся, гражданин начальник.
Прораб в верхнем шурфе поднимает кайло и осматривает. На борту — дымящаяся огромная папироса из целой осьмушки махорки
Прораб. Можешь получить премию — за бережное обращение с инструментом.
Блатарь. Так уж сразу и премию. Закурим, Пётр Христофорович.
Прораб. Ты же куришь.
Блатарь. Так это — махорка пролетарская, а у вас «Беломор».
Прораб (достаёт пачку и садится на борт забоя). Как тебе не стыдно, Генка, бездельничать. Такой здоровый парень — «лоб», как у вас говорят.
Блатарь. Я эти кубики, кубометры эти, в буру выиграл и могу припухать до Рождества. Имею полное право.
Прораб. В буру… У кого?
Блатарь. У сотского. <…>
Прораб. А неужели тебе не надоест целый день лежать тут?
Блатарь. Мы рóманы тискаем. <…>
Прораб. К совести твоей я, Генка, не обращаюсь.
Блатарь. И правильно делаете. На месте совести у нас рог вырос.
Прораб. Я просто удивляюсь — ведь за целый день… просто от скуки. Если бы я работал в твоём шурфе… (Берёт кайло и начинает работать. Гора у шурфа быстро растёт.) Вот — за какую-нибудь минуту.
Блатарь. У вас — талант, призвание к этой работе.
Прораб. Призвание не призвание, а работать физически я могу. Только на кой чёрт мне это надо…
Блатарь. Вот и я так же думаю, Пётр Христофорович. На кой чёрт мне это надо.
Прораб. За такую работу я тебе дам штрафное блюдо.
Блатарь. Ты мне дай хоть полблюда, только чтобы блюдо было с конное ведро.

IV. Кабинет следователя[править]

  •  

Анна Ивановна. Так за что же меня арестовали? <…>
Следователь. Ты не догадываешься? За попытку передать военную тайну за рубеж. Смягчающие обстоятельства можно найти — может быть! — в том, что ты не знала, что это военная тайна.
Анна Ивановна. Ничего не понимаю. За рубеж? И что это за военная тайна такая?
Следователь. Вы брали поручение от врача зэка Платонова переправить на материк этот документ?
Анна Ивановна. Да, это тетрадки со стихами. <…>
Следователь. Для тебя это — тетрадки со стихами, а для Москвы — план колымских крепостей.
Анна Ивановна. Да на Колыме и крепостей никаких нет.
Следователь. Об этом ты знать ничего не можешь.
Анна Ивановна. Что за бред, господи.
Следователь. <…> секретный код, шифр, расшифровка. Эти стихи мы посылали в Москву, вчера пришел ответ и расшифровка кода. Это план колымских крепостей, предназначенный для зарубежной разведки. Сейчас я посмотрю, для какой именно разведки. (Смотрит в столе.) Для японской. Нам удалось обезвредить опасного врага, вырвать вражеское жало. Я горжусь, что способствовал поимке такого зверя…

  •  

Следователь. Почему же у блатарей такие стахановские заработки? Ведь существуют обмеры, замеры.
Десятник. Всё списывается на оползень. <…>
Следователь. А что это такое?
Десятник. В воображаемую канаву воображаемо оползает воображаемый грунт. Силы природы. Завал. Работы нет, и в то же время работа есть.
Следователь. Полная диалектика. Это интересно. Понимаю. А кто же за это отвечает? За силу природы?
Десятник. Прораб Кузнецов.
Следователь. Это — экономическое преступление.
Десятник. По-нашему, просто туфта.

  •  

Следователь. Мы бесконечно благодарны вам за помощь в разоблачении столь важного преступника. Ему грозит высшая мера. В плане нашей сегодняшней беседы дайте характеристику вашей жене Анне Ивановне.
Прораб. И такая характеристика у меня есть. Даже две — положительная и отрицательная. Сколько я могу судить — для пользы дела требуется отрицательная. (Подаёт бумагу.)

О пьесе[править]

  •  

… писать стихи — одно из худших лагерных преступлений. Наказаний за литературную деятельность только я знаю и видел десять, наверное, случаев, если не больше. Стало быть, жизненной правды тут нет недостатка или искажения.

  — Варлам Шаламов, письмо Александру Солженицыну, 15 ноября 1964

Примечания[править]

  1. Есипов В. В. Шаламов. — М.: Молодая гвардия, 2012. — Серия: Жизнь замечательных людей (ЖЗЛ). Вып. 1574 (1374). — Глава пятнадцатая.

Ссылка[править]