Великий диктатор

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Вели́кий дикта́тор» (англ. The Great Dictator) — знаменитый кинофильм Чарли Чаплина, политическая сатира на нацизм и в особенности на Адольфа Гитлера.

Цитаты[править]

  • — Против чего они протестуют?
    — Им не нравится питание. Синтетическая пища, опилки в хлебе.
    — Ещё чего! Это же опилки из лучшего дерева!
  • Лишнее упоминание о евреях всегда полезно — отвлекает народ от крамолы.
  • (Командир Шульц еврею парикмахеру) Странно, я всегда думал, что ты ариец.

— Я вегетарианец.

  •  — Стеклянные стены в парикмахерской? Оригинально!

— Да, друг мой. Понимаешь, когда бреюсь, я очень нервничаю, и мне надо смотреть на что-нибудь приятное. Достаточно повернуть голову, и видно горы. И сверху тоже неплохой вид… — На что? — На бальный зал!

  • Это история - интерлюдия между двумя мировыми войнами, когда свобода и здравый смысл канули в лету.

Мировая война 1918.


Финальная речь цирюльника в образе Аденоида Хинкеля[править]

К сожалению, я не могу стать императором. Это не моя профессия. Я не хочу властвовать и завоёвывать.
Я хотел бы по возможности помочь всем: евреям, христианам, чёрным, белым.
Все мы хотим помогать друг другу. Мы так устроены.
Хотим жить счастьем других, не их страданиями.
Мы не хотим ни ненавидеть, ни презирать.
Есть место для каждого.
Земля богата и может накормить всех.
Жизнь может быть свободной и прекрасной, но мы сбились с пути.
Алчность отравила души людей, воздвигла барьеры ненависти, привела нас к страданиям и кровопролитию.
Мы набрали скорость, но замкнулись в себе.
Машины дают изобилие, оставляя в нужде.
Знания делают нас циничными, а мастерство — жесткими.
Мы много думаем и мало чувствуем.
Нам нужны не машины, а человечность.
Нам недостает мастерства, но ещё больше доброты.
Без них в жизни властвует жестокость и подавляется воля.
Самолёты и радио сблизили нас. Сама природа этих изобретений взывает к доброте, к братству и сплоченности.
Мой голос доходит в этот момент до миллионов отчаявшихся мужчин, женщин, детей всего мира. До жертв системы, подвергающей пыткам и заключающей в тюрьмы невинных.
Тем, кто слышит, я говорю: храните надежду!
Наше сегодняшнее несчастье из-за алчности и горечи тех, кто не верит в прогресс человечества.
Ненависть людей пройдет, диктаторы умрут, власть, отнятая ими у народа, вернется к нему.
Свобода не погибнет, пока существует человечество.

Солдаты! Не подчиняйтесь этим свиньям, презирающим, порабощающим вас, диктующим вам ваши действия, ваши мысли и чувства!
Они дрессируют вас, держа на диете, готовя пушечное мясо.
Не подчиняйтесь этим мракобесам с механическими мозгами и сердцами!
Вы не машины, не скот — вы люди, несущие человечность в ваших сердцах!
Вы не знаете ненависти!
Только бессердечные ненавидят!
Солдаты, не воюйте за рабство, боритесь за свободу!
В семнадцатой главе Святой Лука писал: «Царствие Божие — в человеке.»
Не в одном человеке или группе, во всех людях! В вас!
У вас власть для создания машин!
У вас власть для создания счастья!
Вы способны дать этой жизни свободу и красоту, сделать ее прекрасным увлечением.
От имени демократии возьмем эту власть.
Объединяйтесь! Боритесь за новый мир, который предоставит всем работу, будущее для молодежи, покой для стариков.
Давая такие обещания, свиньи взяли власть.
Но они лгут! Они не держат своих обещаний.
Диктаторы освобождают себя, но порабощают народы!
Надо бороться, чтобы сбылись эти обещания!
За освобождение мира, за уничтожение национальных барьеров, за исчезновение алчности, ненависти и нетерпимости.
Надо бороться за мирную жизнь, в которой наука и прогресс поведут к счастью для всех!
Солдаты! От имени демократии объединимся!

Ханна… Слышишь ли ты меня?
Где бы ты ни была, подними голову!
Тучи расходятся! Пробивается солнце!
Мы выходим из мрака к свету!
Мы входим в новый мир, в лучший мир, где люди преодолеют их алчность, ненависть и грубость!
Выше голову, Ханна! Душа человека обладает крыльями, чтобы он, в конце концов, мог взлететь.
Он летит к радуге, к надежде, к будущему, славному будущему, принадлежащему тебе, мне, нам всем!
Выше голову, Ханна!
Выше голову!