Две недели в другом городе

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Две недели в другом городе» — роман американского писателя Ирвина Шоу.

Цитаты[править]

  •  — Не люблю самолеты, — сказала девочка. — Они уносят людей.
  • Греки говорят так: «Только глупый мужчина женится рано, и только глупая женщина выходит замуж поздно».
  • Какую радость способна подарить эффектная бездушная самка, подумал он, улыбаясь.
  • Как многие люди, обладающие большими возможностями, он весьма высоко ценил чувство благодарности.
  • Одержимые люди не стареют.
  •  — Ты о чем думаешь?

В душе Джека происходила борьба. — Нет, — выдавил он из себя. — Ни о чем я не думаю. — Счастливый человек, — заметил Делани.

  • Но даже мальчишкой Джек не связывался с теми, кто был слабее его. Он ненавидел любое проявление хамства и, даже понимая, что малое насилие способно предотвратить серьезное кровопролитие, не мог заставить себя подняться, подойти к Брезачу и врезать ему как следует.
  • Это двадцатый век — насилие важнее искусства.
  •  — Вам некого винить в ваших неудачах, кроме самого себя.

— Самая печальная фраза из всех когда либо произнесенных и написанных,

  • В молодости мы все отчасти актеры. Позже многие актеры понимают, что игра для них — всего лишь дар молодости, вроде способности быстро бегать или бодрствовать семь ночей подряд, и расстаются с профессией.
  • Если жизнь приносит тебе радость, не стоит загонять себя работой в гроб.
  • Французская пословица. Где двое, там и третий.
  • Никто еще не создал ничего стоящего, располагая большим счетом в банке.
  •  — У разных людей разные периоды жизни оказываются лучшими, — продолжила Карлотта. — У одних это — период между двадцатью и тридцатью годами. У других — между тридцатью и сорока. Кто то никогда не обретает счастья.
  • Эта фреска напомнила ему другую, написанную не то Тьеполо, не то Тицианом и увиденную им в Милане. Она называлась, если он не ошибался, «Fortuna» — случай, удача, рок; на ней была изображена прекрасная женщина с обнаженной левой грудью. Из соска обнаженной груди струилось молоко, которое пили счастливые, улыбающиеся баловни судьбы. Чудесный, удивительный, своенравный источник пищи. Но справа от прекрасной женщины находились мученики, которых она била хлыстом, зажатым в ее правой руке. Неудачники, появившиеся не вовремя или купившие билет не на то место. Им досталась иссохшая правая грудь и хлыст. Произвол судьбы. Построй на этом свою церковь. Назови ее Первым, Последним и Единственным Судом. Брось на ее алтарь свои жертвоприношения.
  • Глядя на творение Микеланджело, Джек вспомнил фотографии, которые он видел после войны. Там были изображены тысячи обнаженных женщин, шагавших мимо врачей эсэсовцев в немецких концентрационных лагерях. Доктора быстро осматривали каждую женщину и за десять секунд решали, может ли она быть использована в качестве рабочей силы или в каких то иных целях. Женщины, успешно прошедшие осмотр, обретали право прожить еще один день. Остальных отправляли в газовую камеру. Возможно, подумал Джек, глядя на призрачный клубок тел за алтарем, Господь — это эсэсовский врач, Микеланджело обладал даром предвидения…

— Бог существует. Да, я в это верю. Но, по моему, мы его не интересуем. Во всяком случае, так, как это понимается любой из религий. Ему нет дела до того, что мы убиваем себе подобных, не чтим отца и мать, соблазняем жену соседа. Я не ощущаю, что я для него что то значу. Если Бог существует, то он, вероятно, ученый, а этот мир — одна из его лабораторий, где он занимается вивисекцией и наблюдает за результатами химических экспериментов. Нас заживо режут на части, отравляют, мы умираем миллионами, словно подопытные обезьяны… Неужели тебе приятнее верить в то, что нас обрекают на вечную муку за те свойства, которые не зависят от нас и являются неотъемлемой частью человеческой природы, как зрение и слух? Так хотя бы можно надеяться, что за всем этим стоит некая цель, что наши страдания приносят какую то пользу в масштабах мироздания. До недавнего времени мы могли думать, что научные изыскания преследуют разумные, конструктивные цели. Теперь, после создания водородной бомбы и бактериологического оружия, эта уверенность поколеблена. Сейчас ученые вышли из доверия. Принимая во внимание вред, нанесенный ими человечеству, большую их часть следует изолировать как социально опасных безумцев. Но мы еще можем надеяться на то, что Бог — это ученый до сорокового года, чья рука способна совершить зло лишь непреднамеренно. Однако между Господом и людьми существует такое же различие, как между экспериментатором и обезьянкой, вскрытой на операционном столе.

  • человек, существующий на подаяние, — всегда изгнанник.
  • Однажды на съемочной площадке подошедший к Кэрринг тону юный актер попросил его выразить одной фразой секрет их профессии. Кэррингтон изобразил на лице глубокую задумчивость, потер крупный нос и произнес: «Радуйтесь жизни, молодой человек, радуйтесь жизни».