День рождения Алисы

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«День рождения Алисы» — детская фантастическая повесть Кира Булычёва 1974 года, четвёртая в цикле «Приключения Алисы».

Цитаты[править]

  •  

В экспедиции было тридцать пять археологов. И ни одного с Земли. Здесь были линеанцы, фиксианцы, ушаны и другие учёные. Кроме общей профессии, у них не было ничего общего. Среди встречавших оказались археологи вообще без ног, на двух ногах, на трёх ногах, на восьми ногах, на щупальцах, на колёсиках, а один археолог мог похвастаться ста сорока четырьмя ногами. Самый маленький археолог был ростом с котёнка, а самым большим был наш друг Громозека. У всех археологов было разное число рук, глаз и даже голов.
А все головы были повернуты к люку корабля, и когда Алиса остановилась у люка и помахала своим новым знакомым рукой, то они замахали в ответ руками и щупальцами и закричали ей «здравствуй» на двадцати с лишним языках. — глава 5

  •  

Археолог был светло-зелёный, пушистый, у него было курносое личико с одним сиреневым глазом.
— Я крупнейший в Галактике специалист, — сказал он, — по расшифровке древних языков. Ни одна кибернетическая машина со мной не сравнится. Если бы они меня совсем затоптали, это была бы большая потеря для науки вообще и для нашей экспедиции в частности. — 5

  •  

Солнце только-только выбралось из-за похожих на частую гребёнку с выломанными зубьями гор, тени были длинные, и раскопанный археологами городок казался сиреневым, как глаз Рррр. — глава 7

  •  

— Потом я себе сделаю хвост и разденусь. Не бывает же котят в комбинезонах. Хоть мне и не хочется ходить по чужой планете голым, но что делать?
— Ничего, ты не очень голый, — сказала Алиса. — Ты же весь шерстяной и пушистый.
— Спасибо, — пискнул Рррр. — У нас с тобой разные взгляды на одинаковые вещи. — глава 11

  •  

Алиса наклонилась и при свете луны увидела у своих ног пушистого котёнка с коротким хвостом.
— Ты из чего хвост сделал? — шепотом спросила она археолога.
— У моего соседа по палатке есть шуба на меху. Он всегда надо мной посмеивался, что его шуба сделана из моих братьев, — такая у него неудачная шутка. А вот видишь, пригодилась. Тебе нравится?
— Ты самый настоящий котёнок, — сказала Алиса. — Только жалко, что глаз у тебя один.
— С этим уж ничего не поделаешь, — вздохнул Рррр. — Придётся мне пореже высовываться из сумки. — 11

  •  

— Меня укачивает, — ответил Рррр. — Тебя никогда не носили в сумке?
— Нет.
— Меня тоже. Кстати, у тебя очень неровная походка, какая-то прыгающая.
— Вот не знала! — глава 12

  •  

… Алиса <…> наклонилась к сумке и спросила археолога шёпотом:
— А что, если я буду выдавать себя за иностранку?
— Тогда выдавай себя за северную иностранку и ни в коем случае не за южную.
— Почему?
— А потому, что с северными у них союз, а с южными вот-вот война начнётся.
— Не начнётся, — уверенно сказала Алиса. — Не успеют.
А с твоей помощью, может, и успеют.12

  •  

Археолог мурлыкал что-то себе под нос и пришивал хвост. Алиса могла бы ему помочь — она лучше умела обращаться с ниткой, чем Рррр, — но не стала предлагать свои услуги, так как каждый сам пришивает себе хвост, не так ли? — глава 13

  •  

— Когда ты будешь им всё объяснять, спроси, пожалуйста, нет ли мне памятника.
— Что? — удивился Громозека.
— Нет ли нам с Рррр памятника, — повторила Алиса. — Ведь мы их спасли. — глава 19

Глава 1[править]

  •  

На экране появилась страшная морда моего старого друга, космического археолога Громозеки с планеты Чумароз. Громозека в два раза больше обычного человека, у него десять щупальцев, восемь глаз, панцирь на груди и три добрых, бестолковых сердца.
— Профессор, — сказал он, — не надо плакать от радости при виде меня. Я через десять минут буду в твоем доме и прижму тебя к своей груди.

  •  

Громозека ведёт беспокойную бродячую жизнь. Вообще-то жители планеты Чумароз любят сидеть дома. Но нет правил без исключения.
Громозека за свою жизнь облетал больше планет, чем тысяча его соотечественников, вместе взятых.

  •  

И тут входная дверь распахнулась, и пол задрожал под тяжестью гостя. Громозека вкатился в кабинет, разинул свою широченную пасть, усеянную акульими зубами, и закричал с порога:
— Вот и я, мои бесценные друзья! Прямо с космодрома — к вам. Я устал и собираюсь поспать. Постели мне, профессор, на полу свой любимый ковер и разбуди через двадцать часов.

  •  

— Если бы у меня была такая милая дочка, я бы устраивал ей день рождения каждую неделю и дарил бы ей по планете.
— Конечно, — сказал я. — Особенно если учесть, что год у вас на Чумарозе длиннее, чем восемнадцать земных лет, а неделя тянется четыре земных месяца.
— И всегда ты, профессор, испортишь настроение! — обиделся Громозека. — У тебя не найдётся валерьянки? Только неразбавленной. Меня мучит жажда.

  •  

— Ой, — сказал Громозека и пустил жёлтый дым из ноздрей, — я обидел своего лучшего друга! Ты на меня рассержен! Все. Я уйду и, может быть, даже кончу жизнь самоубийством. Меня заподозрили в скрытности!
Восемь тяжёлых, дымящихся слёз выкатились из восьми глаз моего впечатлительного друга.

  •  

— Где валерьянка? Почему этих роботов никогда нельзя послать по делу? Он ведь стоит и болтает с другими роботами-домработниками. О погоде или о футболе. И совершенно забыл, что я изнываю от жажды.
— Может быть, вам принести чаю? — спросила Алиса.
— Нет, — испуганно замахал щупальцами Громозека, — это для меня чистой воды яд!
Тут, на счастье, появился робот с большой бутылью валерьянки. Громозека налил валерьянки в стакан, одним духом выпил её, и из ушей его пошел белый пар.

Глава 3[править]

  •  

Мы увидели Громозеку в окне. Задрожали стёкла, и наш дом легонько затрясся. Громозека шел посреди улицы, рычал какую-то песню и нес такой большой букет цветов, что задевал им за дома на разных сторонах улицы. Прохожие при виде нашего дорогого чудовища прижимались к стенам и немного пугались, потому что никогда раньше не видели букета цветов в пять метров в диаметре, из-под которого высовывались длинные толстые щупальца с когтями на концах. Громозека каждому прохожему давал по цветку.

  •  

— Сначала я пришел в Институт времени. В Институте времени мне очень обрадовались. Во-первых, потому, что к ним приехал сам Громозека, знаменитый археолог…
Здесь Алиса перебила нашего гостя и спросила:
— А откуда они о тебе, Громозека, знают?
— Обо мне все знают, — ответил Громозека. — Не перебивай старших. Когда меня увидели в дверях, то у всех от радости случился обморок.
— Это от страха, — поправила Громозеку Алиса. — Некоторые, кто тебя раньше не видел, могут испугаться.
— Чепуха! — рявкнул Громозека. — У нас на планете я считаюсь красавцем.
Тут он рассмеялся, и лепестки цветов взвились в воздух.
— Не думай, что я такой наивный, Алиса, — сказал он, отсмеявшись. — Я знаю, когда меня боятся, а когда рады меня видеть. И поэтому я всегда сначала стучусь в дверь и спрашиваю: «Здесь маленьких детей и слабонервных женщин нет?» Если мне отвечают, что нет, тогда я вхожу и говорю, что я — знаменитый археолог Громозека с Чумарозы. Теперь ты довольна? <…> Они как раз собирались везти машину на Чудное озеро. <…>
— Громозека хотел сказать — на Чудское озеро, правильно? — уточнила Алиса. — Громозека имеет право не знать некоторых событий в нашей истории.
— Я так и сказал — Чудское озеро, — заявил Громозека. — А кто не так услышал, у него, значит, больные уши… Они хотели смотреть, как Александр Македонский победил там песцов-рыцарей.
— Правильно, — сказала Алиса. — Они хотели посмотреть, как Александр Невский победил там псов-рыцарей.

  •  

… Громозека прислонил толстую, мягкую, похожую на небольшой воздушный шар голову к стене и заснул.

Глава 4[править]

  •  

— Это наш друг Громозека вчера принёс нам букет цветов. А так как Громозека всё делает несколько преувеличенно, то он попросту оборвал целую цветочную оранжерею.
— Садитесь, — предложил Громозека. — Сейчас выпьем валерьянки и поговорим.
Он достал из глубокой сумки, которая растёт у всех чумарозцев на животе, бутыль с валерьянкой и множество всяких вкусных вещей и напитков.
— Итак, — сказал он, усаживаясь на ковер и окружая всех нас щупальцами, будто боялся, что разбежимся,..

  •  

— — Ой, — сказала Алиса, — <…> только не надо ходить в школу.
— Почему?
— Потому что наша Елена очень нервная и боится пауков, мышей и других чудовищ.
— А я при чём? — спросил строго Громозека.
— Ты ни при чём, — поспешила ответить Алиса. — Но она может тебя немножко испугаться. Не столько за себя, сколько за меня. Она скажет, что будет бояться отпустить меня… то есть не с тобой, а с таким, как ты… то есть ты только не обижайся, Громозека…
— Все понятно, — сказал мой друг печально. — Все понятно. Ты, моя девочка, попала в руки к жестокой женщине. Ты опасаешься, что она может причинить мне, твоему другу, зло.
— Нет, ты меня не так понял…
— Я тебя отлично понял. Профессор!
— Что? — спросил я и постарался сдержать улыбку.
— Немедленно возьми своего ребёнка из этой школы. Её там замучают. Если ты этого не сделаешь, я завтра же сам пойду туда и Алису спасу.
— Алиса сама кого угодно спасёт, — сказал я. <…>
— К такому монстру как Елена, которая мучает мышей и пауков? Которая могла бы на меня напасть, если бы не Алисино предупреждение?