Запах женщины (фильм, 1992)

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск

«За́пах же́нщины» (англ. Scent of a Woman) — мелодрама, американский ремейк одноимённого итальянского фильма Дино Ризи. Фильм снят по роману Джованни Арпино «Мрак и мёд» (1969). Исполнитель главной роли Аль Пачино за актёрскую работу в ленте удостоился премий «Оскар» и «Золотой глобус».

Режиссёр: Мартин Брест. Сценаристы: Бо Голдман, Джованни Арпино, Руджеро Маккари и Дино Ризи.

Теглайн: «Col. Frank Slade has a very special plan for the weekend. It involves travel, women, good food, fine wine, the tango, chauffeured limousines and a loaded forty-five. And he's bringing Charlie along for the ride»

Цитаты[править]

  •  

Я вижу где находится твоё тело. Но я пытаюсь отыскать у тебя признаки ума. Ты много играл в футбол без шлема? Ха! Так говорил Линдон Джери Форду на мирных переговорах в Париже в 68-ом году. — При знакомстве с Чарли Симмсом

 

I know exactly where your body is. What I'm lookin' for is some indication of a brain. Too much football without a helmet? Hah! Lyndon's line on Gerry Ford. Deputy Debriefer, Paris, Peace Talks, '68.

  — Фрэнк Слэйд

  •  

Томстер, запомни: не размышляй — трахайся. — Своему коту

 

Tomster. Yeah. Remember, when in doubt, fuck!

  — Фрэнк Слэйд

  •  

Женщины… Больше нечего сказать… Кто сотворил их? Господь Бог непревзойденный гений. Волосы… Говорят, что волосы — это всё… Знаешь ли ты, что такое зарыться лицом в облако волос и захотеть уснуть вечным сном… Или губы… Когда они касаются твоих губ — это словно глоток вина после перехода через пустыню… Груди… Ох… Большие, маленькие… Соски смотрят на тебя как скрытые прожектора… Ноги… Неважно, похожи ли они на греческие колонны или на ножки Стэнуэя, главное, что между ними… Билет в рай… Мне надо выпить.

 

Women. What can you say? Who made them? God must have been a fucking genius. The hair… They say the hair is everything, you know. Have you ever buried your nose in a mountain of curis and just wanted to go to sleep forever? Or lips, and when they touched, yours were like that first swallow of wine after you just crossed the desert. Tits! Hoo-ah. Big ones, little ones, nipples staring right out at you like secret searchlights. Mmm. And legs… I don't care if they're Greek columns or secondhand Steinways. What's between them, passport to heaven. I need a drink.

  — Фрэнк Слэйд

  •  

Да, мистер Симмс, есть только два слога в этом мире, которые стоит слышать: «Кис-ка».

 

Yes, Mr. Simms, there's only two syllables in this whole wide world worth hearing. Pussy.

  — Фрэнк Слэйд

  •  

Чарли Симмс: Вы очень любите женщин, полковник.
Фрэнк Слэйд: О, больше всего на свете. Только потом, далеко на втором месте, — Феррари

 

Charlie Simms: I guess you really like women.
Frank Slade: Oh, above all things! A very, very distant second is a Ferrari.


  •  

Фрэнк Слэйд: Убери всю эту мелочь [из мини-бара]. Потом, когда закончишь, позвони Хаймену и скажи, чтобы всё было забито «Джоном Дэниэлсом».
Чарли Симмс: Может быть, «Джеком Дэниэлсом»?
Фрэнк Слэйд: Для тебя он «Джек», сынок, но мы слишком давно знакомы.

 

Frank Slade: Clear them little bottles off. And when I get off the phone, call up Hyman. Tell him I want it wall to wall with «John Daniels».
Charlie Simms: Don't you mean «Jack Daniels»?
Frank Slade: He may be «Jack» to you, son. But when you've known him as long as I have…


  •  

Чарли, если ты не «запоёшь» сейчас — ты всю жизнь будешь продавать бисквиты в магазинчике в Орегоне. Вероятно, последними словами в твоей жизни будут слова: «Приятного дня! Приходите ещё». — Слэйд проверяет Чарли, подбивая его изобличить набедокуривших приятелей

 

Charlie, if you don't sing now, you're gonna end up, not only shelving biscuits in some convenience store in the Oregon 'burbs, but probably the last word you'll ever hear yourself say just before you croak, gonna be, «Have a nice day and come back soon.»

  — Фрэнк Слэйд

  •  

Чарли, насчёт твоей проблемы… На свете есть два типа людей: кто-то встречает грозу, а кто-то прячется от неё под крышей. Крыша лучше. — Слэйд проверяет Чарли, подбивая его изобличить набедокуривших приятелей

 

Oh, Charlie, about your little problem, there are two kinds of people in this world: Those who stand up and face the music, and those who run for cover. Cover's better.

  — Фрэнк Слэйд

  •  

Духи «Мицуки»! Чего-то хочется суке… Будь внимателен: нервная женщина — неудовлетворенная женщина. — Рэнди о его жене

 

Mitsouki. Rhymes with nookie. Be careful. When the wife gets restless, the wife gets racy.

  — Фрэнк Слэйд

  •  

Фрэнк Слэйд: Какая тебе разница в том, пущу я себе пулю в лоб или нет?
Чарли Симмс: Просто у меня есть совесть
Фрэнк Слэйд: У тебя есть совесть? Я забыл… Совесть Чарли! Настучать или не настучать? Принять кодекс богатеньких или нет? Позволить этому слепому придурку умереть или нет? Совесть Чарли… Когда ты родился, сынок, во времена рыцарей Круглого стола? Ты что, не слышал? Совесть умерла.
Чарли Симмс: Нет, не слышал.
Фрэнк Слэйд: Тогда вынь вату из ушей. Повзрослей! Это значит «Пошёл ты, приятель». Это значит «Измени своей жене». Это значит «Навещай мать только в день матерей». Чарли, всё это — дерьмо.

 

Frank Slade: About whether I blow my brains out or not.
Charlie Simms: Because I have a conscience.
Frank Slade: You have a conscience. I forgot. The Charlie Conscience. Do we tell? Do we not tell? Do we follow the rich boy's code or not? Do we let this blind asshole die or not? Yeah. Conscience, Charlie. When were you born, son? Around the time of the Round Table? Haven't you heard? Conscience is dead.
Charlie Simms: No, I haven't heard.
Frank Slade: Then take the fucking wax outta your ears! Grow up! It's fuck your buddy. Cheat on your wife. Call your mother on Mother's Day. Charlie, it's all shit.


  •  

В танго нет ошибок, Донна. Это не жизнь. Это просто. В этом состоит величие танго. Если совершил ошибку, танцуй дальше и всё.

 

No mistakes in the tango, Donna. Not like life. It's simple. That's what makes the tango so great. If you make a mistake, get all tangled up, just tango on.

  — Фрэнк Слэйд

  •  

Чарли Симмс: Я не согласен с вами.
Фрэнк Слэйд: Ты не можешь со мной спорить. У меня в руке заряженный пистолет, а у тебя прыщи на морде.

 

Charlie Simms: I'd like to disagree with you, Colonel.
Frank Slade: You're in no position to disagree with me, boy. I got a loaded .45 here. You got pimples.


  •  

В тебе есть чистота, Чарли. Не знаю, пристрелить тебя или усыновить.

 

You got integrity, Charlie. I don't know whether to shoot you or adopt you.

  — Фрэнк Слэйд

  •  

Тебе знакомо это чувство, когда ты собрался уйти, но непонятно зачем остаёшься?

 

Did you ever have the feeling that you wanted to go. And still had the feeling that you wanted to stay?

  — Фрэнк Слэйд

  •  

Директор школы Траск: Мистер Симмс, вы лгун!
Фрэнк Слэйд: Но не стукач!
Директор школы Траск: Простите?..
Фрэнк Слэйд: Я не могу простить.
Директор школы Траск: Мистер Слейт…
Фрэнк Слэйд: Здесь творится полное дерьмо!
Директор школы Траск: Будьте добры следить за вашей речью, мистер Слэйд. Это школа Бейерда, а не казарма. Мистер Симмс, я даю вам последнюю возможность.
Фрэнк Слэйд: Мистеру Симмсу она не нужна. Ему не нужно носить это «почётное звание человек Бейерда». Что это за идиотизм? Что у вас за принципы?! «Ребята, стучите на своих товарищей. Прикрывайте свою задницу или мы вас заживо сожжём». Джентльмены! Когда пахнет жареным, некоторые удирают, а кто-то остаётся. Чарли принял огонь на себя. А Джордж спрятался в кармане папочки. И что делаете вы? Вы хотите наградить Джорджа и уничтожить Чарли.
Директор школы Траск: Вы закончили, мистер Слэйд?
Фрэнк Слэйд: Нет, это была разминка. Не знаю, кто тут учился. Уильям Говард Тафт, Уильям Дженнингс Брайан, Вильгельм Телль или ещё кто-нибудь. Дух школы умер. Если он и был, то он уже умер. Вы создаёте здесь корабль для крыс, для стукачей. И если вы думаете, что готовите эти ничтожества для взрослой жизни, вы ошибаетесь. Потому что вы убиваете тот дух, который провозглашает эта школа. Какой позор, какой спектакль вы тут разыграли?! Единственный достойный человек здесь сидит рядом со мной. Душа его чиста. Он ею не торгует. Знаете почему? Кто-то, не будем называть имён, предложил ему продаться. Но Чарли на это не пошёл.
Директор школы Траск: Сэр, вы нарушаете порядок!
Фрэнк Слэйд: Я покажу вам порядок! Вы не знаете, что такое порядок, мистер Траск. Я бы показал вам, не будь я слишком стар, слишком уставшим и слишком слепым. Пять лет назад я бы сюда с огнемётом пришёл. Порядок… Да вы знаете с кем говорите?! Было время, когда я видел, и я видел таких ребят, и даже моложе. У них были оторваны руки и отрезаны ноги. Но хуже всего — это ампутированная душа! Вот что страшно. Душу не заменишь протезом. Думаете, вы просто посылаете этого прекрасного солдата в Орегон с поджатым хвостом? Нет! Вы убиваете его душу! А почему? Потому что он не «человек Бейерда». Человек Бейерда… Если вы выгоните его, вы все будете «ублюдками Бейерда». И, Гарри, Джимми, Трент, где вы там… Вы полные уроды!
Директор школы Траск: Сядьте, мистер Слэйд!
Фрэнк Слэйд: Я не закончил. Когда я вошёл, я слышал тут такие слова: «колыбель лидеров». Но когда рушатся основы, падает и колыбель. И она упала здесь. Она рухнула, разбилась вдребезги! Я предостерегаю вас — бойтесь! Бойтесь тех лидеров, которых вы здесь создаёте. Я не знаю, как оценить молчание Чарли сегодня, я не судья. Но я могу одно: он никого не продаст ради своего будущего! И это, друзья мои, называется честность. Это называется мужество. Вот из чего должны создаваться лидеры. Я сейчас нахожусь на распутье. Я всегда знал, какой путь правильный. Я всегда это точно знал. Но никогда по нему не шёл. Знаете почему? Потому что это было слишком трудно. И Чарли — он теперь на дороге, и он выбрал этот путь, это правильный путь. Это путь принципов, формирующих характер. Пусть он идёт по этому пути. Комитет, сейчас в ваших руках его будущее. Это достойное будущее. Поверьте мне. Не разрушайте его, а защитите. Ведите его. И когда-нибудь вы будете этим гордиться. — На собрании дисциплинарного комитета

 

Mr. Trask: Mr. Simms, you are a cover-up artist and you are a liar.
Frank Slade: But not a snitch!
Mr. Trask: Excuse me?
Frank Slade: No, I don't think I will.
Mr. Trask: Mr. Slade.
Frank Slade: This is such a crock of shit!
Mr. Trask: Please watch your language, Mr. Slade. You are in the Baird school, not a barracks. Mr. Simms, I will give you one final opportunity to speak up.
Frank Slade: Mr. Simms doesn't want it. He doesn't need to be labeled «still worthy of being a Baird man». What the hell is that? What is your motto here? «Boys, inform on your classmates, save your hide, anything short of that, we're gonna burn you at the stake?» Well, gentlemen, when the shit hits the fan, some guys run, and some guys stay. Here's Charlie, facing the fire, and there's George, hiding in big daddy's pocket. And what are you doing? You're gonna reward George and destroy Charlie.
Mr. Trask: Are you finished, Mr. Slade?
Frank Slade: No, I'm just getting warmed up. I don't know who went to this place. William Howard Taft, William Jennings Bryan, William Tell, whoever. Their spirit is dead, if they ever had one. It's gone. You're building a rat ship here, a vessel for seagoing snitches. And if you think you're preparing these minnows for manhood, you better think again, because I say you are killing the very spirit this institution proclaims it instills. What a sham. What kind of a show are you guys putting on here today? The only class in this act is sitting next to me. And I'm here to tell you this boy's soul is intact. It's non-negotiable. You know how I know? Someone here, and I won't say who, offered to buy it. Only Charlie here wasn't selling.
Mr. Trask: Sir, you're out of order.
Frank Slade: I'd show you out of order. You don't know what out of order is, Mr. Trask. I'd show you, but I'm too old, I'm too tired, I'm too fucking blind. If I were the man I was five years ago, I'd take a flamethrower to this place! Out of order? Who the hell you think you're talking to? I've been around, you know? There was a time I could see. And I have seen. Boys like these, younger than these, their arms torn out, their legs ripped off. But there is nothing like the sight of an amputated spirit. There is no prosthetic for that. You think you're merely sending this splendid foot soldier back home to Oregon with his tail between his legs, but I say you are executing his soul! And why? Because he's not a Baird man. Baird men. You hurt this boy, you're gonna be Baird bums, the lot of you. And, Harry, Jimmy, Trent, wherever you are out there, fuck you, too!
Mr. Trask: Stand down, Mr. Slade!
Frank Slade: I'm not finished. As I came in here, I heard those words, «cradle of leadership». Well, «when the bough breaks, the cradle will fall», and it has fallen here. It has fallen. Makers of men, creators of leaders. Be careful what kind of leaders you're producing here. I don't know if Charlie's silence here today is right or wrong. I'm not a judge orjury. But I can tell you this, he won't sell anybody out to buy his future! And that, my friends, is called integrity. That's called courage. Now that's the stuff leaders should be made of. Now I have come to the crossroads in my life. I always knew what the right path was. Without exception, I knew, but I never took it. You know why? It was too damn hard. Now here's Charlie. He's come to the crossroads. He has chosen a path. It's the right path. It's a path made of principle that leads to character. Let him continue on his journey. You hold this boy's future in your hands, committee. It's a valuable future, believe me. Don't destroy it. Protect it. Embrace it. It's gonna make you proud one day, I promise you.