Защита диссертации (пьеса)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Защита диссертации» — сатирическая пьеса Валентина Турчина, обыгрывающая процедуру защиты кандидатских диссертаций. Написана и поставлена в Обнинске в начале 1960-х годов.

Цитаты[править]

  •  

Председатель: Товарищи, сегодня на повестке дня заседания Учёного Совета один вопрос: защита товарищем Вумниковым Виталием Александровичем диссертации «Качение бревен по наклонной плоскости с учётом сучковатости» на соискание учёной степени кандидата бревнологических наук.

  •  

учёный секретарь: <Вумниковым> была успешно решена также проблема теоретического вычисления средней сучковатости баобабовых брёвен в первой половине кембрийского геологического периода.

  •  

... товарищ Вумников опубликовал две статьи в «Журнале Теоретической и Прикладной Бревнологии»: «Исследование некоторых динамических характеристик сучковатого бревна с помощью метода прогрессивной элиминации» и «К вопросу о численной мере сучковатости».

Доклад Вумникова[править]

  •  

Основы научного подхода к проблеме качения бревна по наклонной плоскости были заложены ещё гениальным русским учёным Михаилом Васильевичем Ломоносовым. В последнее время, в связи с бурной механизацией лесотехнической и деревообрабатывающей промышленности, эта проблема приобрела особо важное значение и превратилась в одну из центральных проблем бревнологии. Поэтому неудивительно, что этому вопросу посвящено большое число работ как советских, так и зарубежных бревнологов. Детально исследовано влияние на скорость качения бревна таких факторов, как длина и форма сечения бревна, географическая широта места, удельный вес и влажность древесины, её цвет и запах. Однако, проблема влияния сучковатости на качение бревна по наклонной плоскости в связи с её сложностью до сих пор ещё далека от полного разрешения.

  •  

В <своей докторской диссертации> Слонов впервые сформулировал основное уравнение сучка <…> и, анализируя его, пришел к выводу, что при качении бревна некоторые сучки могут, вообще говоря, обломиться. Проведенные им эксперименты полностью подтвердили этот вывод. Через несколько лет итальянский ученый Бревнулли опубликовал в журнале «Нуово Сучкаменто» статью, где в уравнение Слонова вводится добавочный член, учитывающий возможную трухлявость древесины. В дальнейшем американец Сукинг учел наличие в коре дерева червячков, а индийский бревнолог Сукх добавил член, отражающий тот факт, что сам сучок, в свою очередь, тоже может быть сучковатым.

  •  

Вот это приспособление, помещающееся над наклонной плоскостью, это система распугивания воробьёв, или, сокращенно, СРВ. Необходимость введения СРВ связана с тем, что опыты производились на открытом воздухе, и какой-либо из воробьёв, свободно летающих в воздушном пространстве, мог случайно сесть, или нагадить, на подопытное бревно, что, разумеется, существенно изменило бы его динамические характеристики.

  •  

... основное уравнение сучка:
СУ + ЧОК = СУЧОК (1).
Несмотря на кажущуюся простоту, это уравнение представляет большие трудности для решения. <…> Теперь несколько слов о чисто теоретических результатах, полученных в настоящей работе. Если в уравнении (1) перегруппировать члены, то мы получим следующую модификацию основного уравнения сучка:
СУЧ + ОК = СУЧОК (2)
Складывая почленно уравнения (1) и (2), получаем:
ССУУЧ + ЧООКК = ДВА СУЧКА (3)

Обсуждение[править]

  •  

Персикович (науч. рук.): В особенности следует отметить систему распугивания воробьев, СРВ, которая является разрешением так называемой «воробьиной трудности», давно волнующей бревнологов. Нет сомнений, что отныне СРВ прочно войдет в арсенал экспериментальной бревнологии.

  •  

Слонов: ...Работа содержит также ряд серьёзных недостатков. Так, на странице тринадцатой на полях стоит клякса. На странице сто тринадцатой загнут верхний угол. Наконец, в списке литературы фамилия Слонов ошибочно напечатана «Стонов». Отмеченные недостатки, однако, нисколько не снижают ценности работы в целом. Работа показывает, что в лице ее автора мы имеем зрелого ученого, специалиста в области бревнологии. Товарищ Вумников Виталий Александрович несомненно заслуживает присуждения ему ученой степени кандидата бревнологических наук.

  •  

Моськин: Однако, наряду с отмеченными достоинствами, работа содержит ряд незначительных недостатков и досадных оплошностей. <…> в воздушном пространстве кроме воробьёв имеются ещё и комары! Хотя масса комара гораздо меньше массы воробья, число их на единицу объёма гораздо больше. Оценки комариного эффекта, проделанные автором настоящей рецензии в 1957 году и опубликованные в Бревнологическом Журнале, показывают, что эти эффекты сравнимы по величине. Ликвидировав вообьиную трудность, автор не ликвидировал комариной трудности. Таким образом, экспериментальный метод, использованный автором не является наилучшим, а его результаты совершенно ненадёжны. Что касается теоретической части работы, то она практически не содержит ничего нового, так как ещё в 1951 году парагвайский ученый Лос Бревнос получил уравнение, из которого можно вывести уравнение двух сучков Вумникова, как тривиальный частный случай!!!
Указанные незначительные недостатки нисколько не снижают ценности работы в целом, и её автор, товарищ Вумников Виталий Александрович, безусловно заслуживает присуждения ему учёной степени кандидата бревнологических наук.

  •  

Вумников: … оценки <товарищем Моськиным> комариного эффекта вызвали, как известно, серьёзные возражения со стороны многих крупных бревнологов.

  •  

Председатель: Слово имеет научный сотрудник НИИ Голландского Сыра товарищ Свинюк.
Свинюк: У меня, собственно, не столько выступление, сколько, вопрос к товарищу Вумникову. Скажите, товарищ Вумников, какое применение могут получить результаты вашей работы в других отраслях народного хозяйства, в частности, в сыроварении, которое меня интересует?
Вумников: М-м... Э-э... В сыроварении?.. М-м... Я думаю, что основные формулы, а также экспериментальные результаты без большого труда могут быть распространены на такую, скажем, проблему, как качение сыра по наклонной плоскости с учётом дырковатости.

  •  

Председатель: Слово имеет представитель НИИ Выеденного Яйца товарищ Цуцунькин.
<…>
Цуцунькин: Хорошо известно, что наиболее интересные открытия делались всегда на стыке наук. <…> Сегодня я получил большую пользу от того, что присутствовал на защите диссертации товарищем Вумниковым, и мне сразу стало ясно, что его работа может иметь большое значение для нашего института. Что вы скажете, товарищ Вумников, о постановке совместной научной работы на тему «Качение яиц по наклонной плоскости с учётом тухловатости»?

  •  

Председатель (критику из зала): Вы называете бревнологов кучкой проходимцев и очковтирателей. Это неверно в двух отношениях. Во-первых, нас отнюдь не «кучка». Напротив, мы составляем основную массу учёных во всех странах. Позвольте заверить вас, что подавляющее большинство статей, которые публикуются в солидных научных журналах — физических, химических, математических, исторических, философских и прочих — написаны такими же бревнологами, как мы, и посвящены столь же частным, столь же незначительным вопросам, которые не намного важнее для теории или практики, чем диссертация Вумникова. Только непонимание терминологии и отсутствие соответствующих специальных знаний мешает вам увидеть это.
Во-вторых, мы отнюдь не «проходимцы и очковтиратели». Напротив, мы исходим из наилучших побуждений, и наша деятельность абсолютно необходима для развития науки. Без нас, бревнологов, не было бы ни спутников, ни атомных ледоколов, ни теории относительности. Ибо все эти большие вещи основаны на великом множестве малых вещей: работ, посвящённых частным вопросам.
Вам кажется смешным, когда занимаются учётом влияния сучковатости на качение бревна. Пусть так. Пусть это смешно. Но это нужно. И даже, если это не очень нужно сейчас, это понадобится когда-нибудь. И даже, если это никогда не понадобится, то понадобится что-нибудь, другое, столь же частное и незначительное. Вот почему нужны бревнологи. Вот почему там, где не было бревнологов, там не было (и не будет) ни Эйнштейнов, ни Павловых, ни искусственных спутников.
Но беда в том, что относительно каждой отдельной работы этого с уверенностью сказать нельзя. А ведь каждому человеку нужно иметь ясные доказательства, что именно его собственный, личный, конкретный труд нужен людям. Этих-то доказательств у нас, как правило, и нет. Нам не знакома та радость, которую испытывают другие, когда их благодарят за хорошо сшитый костюм, за интересный роман, за вылеченный зуб, за волнующую музыку. Мы работаем внутри узкого, тесного мирка, отгороженные от остального человечества горными хребтами нашей учёной премудрости. Да и этот мирок мы делим на совсем крохотные участочки, ибо специализация сейчас достигла такой степени, что человеку, изучающему дубовые сучья, некогда интересоваться, чем занимается его коллега, специалист по еловым сучьям. Иногда между обитателями одного участка или соседних участков вспыхивает спор и возникает ожесточённая перепалка, но это буря в стакане воды, ибо остальные бревнологи, не говоря уж о жителях внешнего мира, продолжают равнодушно трудиться на своих нивах. Труден путь рядового бревнолога. Первую, лучшую половину своей жизни он посвящает изучению теории сучковатости. Потом он приступает к самостоятельной работе. Он исследует влияние неперпендикулярности сучков, учитывает эффект воробьиных экскрементов; строит множество всевозможных графиков, и вкладывает все свои силы в это дело. Затем он пишет статью, которую, вероятно, прочитают два-три бревнолога, специализировавшиеся в той же узкой области, а может быть, и никто не прочитает. Но он верит, что работал не зря, иначе он не стал бы работать. Он верит, что когда-нибудь, через посредство каких-то промежуточных причин и следствий, неведомых ему самому, его работа окажет некоторое воздействие на создание чего-то такого, что существенно изменит жизнь многих людей.
Правда, иногда бывает, что эта вера, которая лежит в основе всей его деятельности, начинает колебаться, и наш бревнолог хватается за голову и с ужасом думает: «Господи, какими пустяками я занимаюсь!..» Но как правило, кризис веры так или иначе проходит. Большую роль здесь играет пример той счастливой части товарищей по работе, которой неведомы сомнения, а кроме того, в определенном возрасте верховная власть переходит к Её Величеству королеве Привычке... — ироничная правда о науке