Перейти к содержанию

Изумрудный город страны Оз

Материал из Викицитатника

«Изумрудный город страны Оз» (англ. The Emerald City of Oz) — сказочный роман (повесть) Фрэнка Баума 1910 года, шестой в цикле о стране Оз.

Цитаты[править]

  •  

— Балбес! Болван! — ещё более распалился [Король].
— Счастлив буду, Ваше Величество, разделить с вами эти почётные звания, — отозвался Главный советник. — 1

 

"You are a fool!" he exclaimed.
"I share that honor with your Majesty," said the Chief Counselor.

  •  

Думаю, у каждой страны есть свои недостатки, почему бы им не быть и у волшебной? — 3

 

I suppose every country has some drawbacks, so even this almost perfect fairyland could not be quite perfect.

  •  

Пестроголовые — удивительный народ <…>. Тела у них огромные, мускулистые, сильные, а вот головы — малюсенькие, не больше чем круглый набалдашник зонтика или трости. Разумеется, в таких миниатюрных головках места для мозгов почти не остаётся, и, чтобы скрыть это постыдное обстоятельство, Пестроголовые, которые были весьма озабочены своей внешностью, решили сделать себе фальшивые головы. Такая голова обычно изготавливалась из картона и одевалась поверх настоящей. Вместо волос наклеивали овечью шерсть, окрашенную в самые неожиданные цвета: розовый, зелёный, сиреневый, а то и в несколько цветов одновременно; лицо каждый раскрашивал сам, кто во что горазд, в результате получалась ужасно пёстрая картина, поэтому, видно, их и прозвали Пестроголовыми. — 6

 

Whimsies were curious people <…>. They had large, strong bodies, but heads so small that they were no bigger than door-knobs. Of course, such tiny heads could not contain any great amount of brains, and the Whimsies were so ashamed of their personal appearance and lack of commonsense that they wore big heads made of pasteboard, which they fastened over their own little heads. On these pasteboard heads they sewed sheep's wool for hair, and the wool was colored many tints--pink, green and lavender being the favorite colors. The faces of these false heads were painted in many ridiculous ways, according to the whims of the owners, and these big, burly creatures looked so whimsical and absurd in their queer masks that they were called "Whimsies."

  •  

Около полусотни пушистых жёлтеньких малышей занимались в школе, там юная курица в очках обучала цыплят правильному произношению и хорошим манерам. В честь визита принцессы Дороти хор школьников исполнил гимн Страны Оз, и тётушка Эм даже прослезилась. — 7

 

About fifty fluffy yellow youngsters were at school, being taught good manners and good grammar by a young hen who wore spectacles. They sang in chorus a patriotic song of the Land of Oz, in honor of their visitors, and Aunt Em was much impressed by these talking chickens.

  •  

Прогулка по саду слегка успокоила стариков, как вдруг, свернув в тихую боковую аллею, они нос к носу столкнулись с огромным Львом, растянувшимся прямо поперёк дорожки. Лев удивленно поднял голову, а дядя Генри в ужасе попятился, закрывая собой онемевшую от страха жену. <…>
— Я не хочу! Не хочу! Я невкусная! — залилась слезами тётушка Эм. Вдруг в глазах её блеснул луч надежды, и она шепнула мужу:
— Генри! Я знаю, что делать, — львы боятся человеческого взгляда. Уставлюсь и не спущу с него глаз.
— Давай, — шепнул в ответ дядюшка, — изобрази грозный вид. Представь, будто это я опоздал к ужину.
Тетушка Эм сердито нахмурилась и вперила грозный взгляд в бедного зверя, который и без того чувствовал себя смущённым.
— Я помешал вам, мадам? — робко пролепетал Лев. — Пожалуйста, извините меня. <…>
— Так вы Трусливый Лев? — теперь уже без страха глянула на зверя тётушка. — Приятель Дороти?
— Чистая правда, мадам, — скромно отвечал Лев, — мы с ней старые друзья, это она помогла мне стать царём зверей. <…>
— Но разве трус может быть царём зверей?
— Вы правы, — Лев зевнул, обнажив два ряда огромных острых зубов, — все так говорят. Ничего не могу с собой поделать, каждый раз, когда вступаю в драку, дрожу от страха.
— И что, неужели убегаете? — не удержался дядя Генри.
— Как можно! А вдруг противник набросится сзади? Это ещё страшнее! Я вступаю в бой и дерусь изо всех сил! Как видите — пока цел и невредим. Ни разу не проиграл. <…>
— А меня вы испугались? — полюбопытствовала тётя Эм.
— Ужасно испугался, мадам, — отвечал Лев, — вы страшно побледнели, я думал, упадете в обморок и что я буду делать? А потом, когда вы так сердито смотрели на меня — брр-р, до сих пор не могу прийти в себя.
Тётушка осталась довольна произведенным эффектом и попыталась утешить зверя:
— Простите! Но я тоже очень испугалась! Я думала, вы хотите меня съесть.
— Человеческие глаза — страшное оружие, — заметил Лев. <…> — Но я не ем друзей Дороти. А с глазами будьте поосторожней! Хорошо, что я вас узнал, а то бы пришлось проглотить, лишь бы избавиться от вашего жуткого взгляда. — 7

 

Suddenly, as they turned a corner and walked through a gap in a high hedge, they came face to face with an enormous Lion, which crouched upon the green lawn and seemed surprised by their appearance.
They stopped short, Uncle Henry trembling with horror and Aunt Em too terrified to scream. <…>
"I won't die. I won't be eaten by a lion!" wailed Aunt Em, glaring upon the huge beast. Then a thought struck her, and she whispered, "Henry, I've heard as savage beastses can be conquered by the human eye. I'll eye that lion out o' countenance an' save our lives."
"Try it, Em," he returned, also in a whisper. "Look at him as you do at me when I'm late to dinner."
Aunt Em turned upon the Lion a determined countenance and a wild dilated eye. She glared at the immense beast steadily, and the Lion, who had been quietly blinking at them, began to appear uneasy and disturbed.
"Is anything the matter, ma'am?" he asked, in a mild voice. <…>
"Are you the Cowardly Lion?" she inquired. "Are you Dorothy's friend?"
"Yes'm," answered the Lion, meekly. "Dorothy and I are old chums and are very fond of each other. I'm the King of Beasts." <…>
"To be sure," said Aunt Em, nodding. "But the King of Beasts shouldn't be cowardly."
"I've heard that said before," remarked the Lion, yawning till he showed two great rows of sharp white teeth; "but that does not keep me from being frightened whenever I go into battle."
"What do you do, run?" asked Uncle Henry.
"No; that would be foolish, for the enemy would run after me," declared the Lion. "So I tremble with fear and pitch in as hard as I can; and so far I have always won my fight." <…>
"Were you scared when I looked at you just now?" inquired Aunt Em.
"Terribly scared, madam," answered the Lion, "for at first I thought you were going to have a fit. Then I noticed you were trying to overcome me by the power of your eye, and your glance was so fierce and penetrating that I shook with fear."
This greatly pleased the lady, and she said quite cheerfully:
"Well, I won't hurt you, so don't be scared any more." <…>
"The human eye is a fearful weapon," remarked the Lion <…>. "Had I not known you were Dorothy's friends I might have torn you both into shreds in order to escape your terrible gaze."

  •  

— Рекомендую вам посетить нашу Лабораторию обучения.
И он провел друзей в небольшую комнату, где на полках вдоль стен стояли сотни разноцветных флаконов. Профессор Кувыркун взял один из них:
— Вот знаменитые алгебраические пилюли. Одна такая пилюля, принятая на ночь, перед сном, заменяет четыре часа учебы. Вы интересовались ботаникой? Вот пилюли ботанические — одна на ночь и одна на утро, и вы даже в темноте отличите тычинку от пестика. А вот латинские пилюли — три раза в день после еды. Здесь — грамматические, по одной перед едой, а вот орфографические — принимать по мере надобности, без ограничений.
— Представляю, сколько они пилюль глотают! — заметила Дороти. — Так и подавиться недолго! Как они их принимают, с яблочным пюре?
— Уверяю вас, этими пилюлями невозможно подавиться! — энергично возразил профессор. — Они покрыты сахарной оболочкой, и принимать их одно удовольствие! Никто ещё пока не жаловался на трудности при поглощении знаний таким образом. А сколько времени экономится! — 9

 

"Please step this way and I will show you our Laboratory of Learning."
He led them to a room in the building where many large bottles were standing in rows upon shelves.
"These are the Algebra Pills," said the Professor, taking down one of the bottles. "One at night, on retiring, is equal to four hours of study. Here are the Geography Pills--one at night and one in the morning. In this next bottle are the Latin Pills--one three times a day. Then we have the Grammar Pills--one before each meal--and the Spelling Pills, which are taken whenever needed."
"Your scholars must have to take a lot of pills," remarked Dorothy, thoughtfully. "How do they take 'em, in applesauce?"
"No, my dear. They are sugar-coated and are quickly and easily swallowed. I believe the students would rather take the pills than study, and certainly the pills are a more effective method."

  •  

— А Развалийцы приятные люди? <…>
— Они сделаны из таких маленьких кусочков, <…> и когда кто-нибудь чужой появляется в их краях, они просто рассыпаются, сильно перемешиваясь между собой и сложить их потом не так-то просто. — 12

 

"Are the Fuddles nice people?" <…>
"Why, they're made in a good many small pieces <…> and whenever any stranger comes near them they have a habit of falling apart and scattering themselves around. That's when they get so dreadfully mixed, and it's a hard puzzle to put them together again."

  •  

— Я бывал в Мексике, в Бостоне и в других иностранных государствах! — 15

 

"I've been to Mexico and Boston and many other foreign countries."

  •  

— Судья Дуршлаг, станьте справа от меня, поможете мне просеять факты. — 16

 

Judge Sifter, stand on my right. It is your business to sift this affair to the bottom.

  •  

— Озма специально отвела им место для поселения подальше от Изумрудного Города, и как только кто-нибудь становится Нытиком, его тут же отправляют сюда.
— <…> Форт Нытик и Болтунвиль считаются оборонными поселениями Страны Оз, [они обороняют нас от нытиков и пустомель].
<…> Прямо под колёса экипажа в испуге бросилась женщина:
— Эй! Потише! Не задавите моего ребёнка!
Все в изумлении оглянулись — никакого ребёнка не было и в помине.
— Где же ребёнок? — переспросил Конь.
— Дома, конечно, где же ещё, — ворчливо отвечала женщина, — а если бы он вышел на улицу? Он был бы раздавлен вашими гигантскими колёсами в желе, мой бедный, несчастный сыночек! — 23

 

"Ozma has given them a town all their own, and I've heard that whenever one of the people becomes a Flutterbudget he is sent to this place to live."
"<…> Flutterbudget Center and Rigmarole Town are called 'the Defensive Settlements of Oz.'"
The village they now approached was not built in a valley, but on top of a hill, and the road they followed wound around the hill, like a corkscrew, ascending the hill easily until it came to the town.
"Look out!" screamed a voice. "Look out, or you'll run over my child!"
They gazed around and saw a woman standing upon the sidewalk nervously wringing her hands as she gazed at them appealingly.
"Where is your child?" asked the Sawhorse.
"In the house," said the woman, bursting into tears; "but if it should happen to be in the road, and you ran over it, those great wheels would crush my darling to jelly. Oh dear! oh dear!"

  •  

— Я не могу уснуть! <…> Попытаюсь уснуть, закрою глаза, <…> и тогда мои веки слипнутся и срастутся, и я останусь слепым на всю жизнь!
— Где это видано, чтобы глаза во сне срастались! — изумилась Дороти.
— А вдруг? — не унимался старик. — Это же ужасно. <…>
— Идёмте, ему уже ничем не поможешь! — заключил Волшебник;.. — 23

 

"I can't sleep. <…> If I go to sleep I'll have to shut my eyes <…> and if I shut my eyes they may grow together, and then I'd be blind for life!"
"Did you ever hear of any one's eyes growing together?" asked Dorothy.
"No," said the man, "I never did. But it would be a dreadful thing, wouldn't it? <…>."
"There's no help for this case," declared the Wizard;..

  •  

— … по-моему, излишний ум, как и излишние знания, только в тягость и вовсе не приносят счастья.
— Согласен, — поддержал Тыквоголовый Джек, — в моей голове много мыслей-зародышей, т.е. семян, но они не прорастают. Я рад, что это так, ведь если бы я полностью занимал свои дни размышлениями, то не оставалось бы времени ни на что другое. — 28; реплика Джека у Романенкова: «я всегда выбираю себе тыкву полегче — зачем носить лишнюю тяжесть в голове?»

 

"… I have noticed that the happiest people are those who do not let their brains oppress them."
"Mine never worry me," Jack Pumpkinhead acknowledged. "There are many seeds of thought in my head, but they do not sprout easily. I am glad that it is so, for if I occupied my days in thinking I should have no time for anything else."

Перевод[править]

Ю. Романенков, 1993 (с уточнениями)