Перейти к содержанию

Страна Оз

Материал из Викицитатника

Страна Оз (англ. Oz или Land of Oz) — цикл сказок Фрэнка Баума о волшебной стране, начатый романом «Удивительный волшебник из страны Оз». Непосредственно в него входят 14 романов (повестей), 3 мюзикла и несколько коротких сказок, с которыми автор связал общими второстепенными персонажами несколько других циклов. После смерти автора серию поныне продолжают другие писатели.

Цикл Баума[править]

Романы:

  1. Удивительный волшебник из страны Оз (1900)
  2. Чудесная страна Оз (1904)
  3. Озма из страны Оз (1907)
  4. Дороти и Волшебник в стране Оз (1908)
  5. Путешествие в страну Оз (1909)
  6. Изумрудный город страны Оз (1910)
  7. Лоскутушка из страны Оз (1913)
  8. Тик-Ток из страны Оз (1914)
  9. Страшила из страны Оз (1915)
  10. Ринкитинк в стране Оз (1916)
  11. Пропавшая принцесса страны Оз (1917)
  12. Железный Дровосек из страны Оз (1918)
  13. Волшебство страны Оз (1919)
  14. Глинда из страны Оз (1920)

Короткие истории Волшебника страны Оз[править]

Little Wizard Stories of Oz, 1914; перевод: М. Массур, 2004 («Сказки страны Оз»)
  •  

— От вашего удара он рассыпался на столько мелких частей, что собрать их в оно целое было ещё труднее, чем выдернуть репу из крыжовника.

 

"He was quite broken up, after you smashed him, and I found it almost as hard a job to match his pieces as to pick turnips from gooseberry bushes."

  — «Тик-Ток и король Ном» (Tiktok and the Nome King)
«Трусливый Лев и Голодный Тигр» (The Cowardly Lion and the Hungry Tiger)
  •  

— Если я наброшусь на человека, он через секунду превратится в китайское рагу, и в Изумрудном Городе поднимется такой переполох, что все его жители будут на коленях умолять меня о пощаде. Вот тогда-то, я полагаю, они по-настоящему станут уважать меня.
— А что ты будешь делать после того, как разорвешь человека на куски? — лениво поинтересовался Тигр.
— Зарычу на них так, что земля затрясётся, и побегу прятаться в джунгли, пока меня не поймали и не убили за то, что я наделал.
— Всё ясно, — кивнул Тигр. — Вижу, что ты — настоящий трус.
— Недаром меня называют Трусливым Львом! А иначе разве был бы я таким тихим и домашним? Но я ужасно устал быть домашним, — вздохнул Лев, — мне бы очень хотелось поднять в городе небывалый переполох и показать всем, какой я на самом деле кровожадный зверь.

 

"If I should spring upon a man and make chop suey of him, there would be wild excitement in the Emerald City and the people would fall upon their knees and beg me for mercy. That, in my opinion, would render me of considerable importance."
"After you had torn the person to pieces, what would you do next?" asked the Tiger sleepily.
"Then I would roar so loudly it would shake the earth and stalk away to the jungle to hide myself, before anyone could attack me or kill me for what I had done."
"I see," nodded the Tiger. "You are really cowardly."
"To be sure. That is why I am named the Cowardly Lion. That is why I have always been so tame and peaceable. But I'm awfully tired of being tame," added the Lion, with a sigh, "and it would be fun to raise a row and show people what a terrible beast I really am."

  •  

— Любопытно, на сколько мелких кусочков я разорву первого попавшегося мне человека? — задумчиво проговорил Лев.
— Может быть, на шестьдесят? — предположил Тигр. — То есть я хотел сказать, что для начала хватит и этого.
— На шестьдесят? А почему не на двенадцать? Больнее ему уже не будет, — озадаченно пробормотал Лев.

 

"I wonder how many pieces I ought to tear a person into," said the Lion, in a thoughtful voice.
"Sixty would be about right," suggested the Tiger.
"Would that hurt any more than to tear one into about a dozen pieces?" inquired the Lion, with a little shudder.

  •  

— Если я стану разрывать жертву на части, у меня запачкается шерсть и испортятся зубы, — сказал [Лев]. <…>
— Трус, — решительно произнёс [Тигр].
— Пусть так. Лучше быть трусом, чем злодеем.

 

"To tear anyone into pieces would soil my claws and blunt my teeth," [The Lion] said. <…>
"You're a coward," [The Tiger] remarked.
"Well," said the Lion, "it's better to be a coward than to do wrong."

Ринкитинк в стране Оз[править]

Rinkitink in Oz; перевод: М. Липман, 1993
  •  

Том вышел на прогулку раз —
И вдруг комар влетает в глаз.
Признаться, Том струхнул немножко
И пробурчал: «Да это кошка!»

Потом сказал: «Уверен я,
Мне в глаз запрыгнула свинья!»
От ужаса весь побелев,
Том простонал: «Нет, это лев!»

Комар немного отдохнул
И снова в воздух упорхнул.
Глаз перестал болеть, и Том
Пробормотал: «Малюсенький комар был в нём!» — 8

 

"When Tom walked out, the sky to spy,
A naughty gnat flew in his eye;
But Tom knew not it was a gnat—
He thought, at first, it was a cat.

"And then, it felt so very big,
He thought it surely was a pig
Till, standing still to hear it grunt,
He cried: 'Why, it's an elephunt!'

"But—when the gnat flew out again
And Tom was free from all his pain,
He said: 'There flew into my eye
A leetle, teenty-tiny fly.'"

  •  

Когда-то на Регосе в изобилии водились драконы, но Чогинмугер[1] так любил лакомиться драконятиной, что слопал их всех до одного. Лесные болота раньше кишмя кишели змеями и крокодилами, но и их сожрало ненасытное чудовище. — 9

 

In former ages there had been many dragons in Regos, but Choggenmugger was so fond of dragons that he had eaten all of them long ago. There had also been great serpents and crocodiles in the forest marshes, but all had gone to feed the hunger of Choggenmugger.

Волшебство страны Оз[править]

The Magic of Oz — впервые опубликован 7 июня 1919 года (через месяц после смерти автора). Перевод: С. Б. Белов, 1991 (с некоторыми уточнениями).
  •  

— А я и не знал, что совершил дурной поступок, — сказал Кики, — но даже если это и дурной поступок, тем лучше. <…> Я всегда хотел быть дурным человеком, только не знал, как это сделать. — 2

 

"No, I didn't know I was being wicked," said Kiki, "but if I was, I'm glad of it. <…> I've always wanted to be wicked, but I didn't know how."

  •  

— В наше время названия песен бывают порой длиннее текстов самих песен. — 6

 

"Now-a-days the titles are sometimes longer than the songs."

  •  

— Это одно из моих недавних изобретений, — пояснила Волшебница [Глинда]. — Я недавно нашла способ делать пряжу из изумрудов — сначала камни размягчаются, а потом из них получаются длинные шелковистые нити. Из этих нитей мы делаем материю… — 6

 

"One of my recent discoveries," explained the Sorceress. "I have found a way to make threads from emeralds, by softening the stones and then spinning them into long, silken strands. With these emerald threads we are weaving cloth…"

  •  

Обойдя куст, Дороти увидела сверкающее сооружение из алмазов чистейшей воды. В стене имелось небольшое отверстие, достаточное, чтобы внутрь могла пролезть утка.
— Где ты нашла столько алмазов? — удивленно спросила Утку Дороти.
— В горах есть место, где их полным-полно, словно камешков на речном дне, — отвечала Одинокая Утка. — Я переносила их в клюве по одному и бросала в реку, чтобы течением их отшлифовало. Ну а потом я построила из них себе дворец. Не думаю, чтобы где-то ещё было здание из одних алмазов. — 17

 

The girl found, indeed, a glistening dome formed of clearest diamonds, neatly cemented together, with a doorway at the side just big enough to admit the duck.
"Where did you find so many diamonds?" asked Dorothy, wonderingly.
"I know a place in the mountains where they are thick as pebbles," said the Lonesome Duck, "and I brought them here in my bill, one by one and put them in the river and let the water run over them until they were brightly polished. Then I built this palace, and I'm positive it's the only Diamond Palace in all the world."

Глинда из страны Оз[править]

The Magic of Oz — впервые опубликован 10 июля 1920 (через 14 месяцев после смерти автора). Перевод: М. Липман, 1993.
  •  

Будучи доброй девочкой, Дороти простодушно пожелала, чтобы все люди были феями и чародеями, чтобы у всех были серебряные волшебные палочки и они могли без труда и забот получать все, что пожелают. Дороти казалось, что тогда люди смогут отдать все время радости и веселью. Но Озма, взглянув на Дороти и прочитав её мысли, рассмеялась и сказала:
— Нет, нет, Дороти, твой замысел никуда не годится. Он принесёт людям вовсе не счастье, а скуку. Если у каждого будет волшебная палочка, исполняющая любые желания, тогда не о чем будет мечтать. Исчезнет стремление преодолевать трудности, потому что трудностей не останется. Люди забудут, какое это счастье, когда чего-то страстно желаешь, неотступно думаешь об этом, трудишься, не жалея сил, и наконец добиваешься заветной цели. Понимаешь, будет просто нечем заняться, пропадет интерес к жизни и к другим людям. Для чего же мы ещё живём, если не для того, чтобы делать добро и помогать тем, кому повезло меньше, чем нам!
— А как же ты сама, Озма? Разве ты не счастлива? — спросила Дороти.
— Да, я счастлива, потому что моё волшебство несёт людям счастье. Я бы чувствовала себя несчастной, если бы у меня не было моего королевства, не было подданных, о которых я должна заботиться. — 4

 

Dorothy wished in her kindly, innocent heart, that all men and women could be fairies with silver wands, and satisfy all their needs without so much work and worry, for then, she imagined, they would have all their working hours to be happy in. But Ozma, looking into her friend's face and reading those thoughts, gave a laugh and said:
"No, no, Dorothy, that wouldn't do at all. Instead of happiness your plan would bring weariness to the world. If every one could wave a wand and have his wants fulfilled there would be little to wish for. There would be no eager striving to obtain the difficult, for nothing would then be difficult, and the pleasure of earning something longed for, and only to be secured by hard work and careful thought, would be utterly lost. There would be nothing to do you see, and no interest in life and in our fellow creatures. That is all that makes life worth our while—to do good deeds and to help those less fortunate than ourselves."
"Well, you're a fairy, Ozma. Aren't you happy?" asked Dorothy.
"Yes, dear, because I can use my fairy powers to make others happy. Had I no kingdom to rule, and no subjects to look after, I would be miserable."

  •  

— Когда-то у Плоскоголовых действительно не было мозгов, потому что, как ты сама сказала, у них отсутствовала именно та часть головы, где они должны находиться. Однако много-много лет назад стайка фей пролетала над этими краями, и феи превратили нашу страну в волшебную. Когда феи повстречались с Плоскоголовыми, они от души пожалели этих глупых человечков, которые совсем не умели думать. Поскольку в организме Плоскоголовых решительно некуда было разместить мозги, Королева Фей подарила каждому из них по красивой банке с мозгами. С этой банкой в кармане мы стали не глупее других людей. <…> — Он достал из кармана яркую банку. Надпись на банке гласила: «Концентрированные Мозги Плоскоголовых Высшего Качества». — 6

 

"Once the Flatheads had no brains because, as you say, there is no upper part to their heads, to hold brains. But long, long ago a band of fairies flew over this country and made it all a fairyland, and when they came to the Flatheads the fairies were sorry to find them all very stupid and quite unable to think. So, as there was no good place in their bodies in which to put brains the Fairy Queen gave each one of us a nice can of brains to carry in his pocket and that made us just as intelligent as other people." He took from a pocket a bright tin can having a pretty red label on it which said: "Concentrated Brains, Extra Quality."

О цикле[править]

  •  

Стоит нам подумать о Стране Оз, как перед нами возникает целая толпа удивительно милых, хотя и странных, созданий. <…>
Для механизма, приводящего героев Страны Оз к успеху, смазкой служит Любовь <…>.
В четырёх странах, окружающих Изумрудный город, к недостаткам соседей относятся демократично и терпимо, а к чудачествам всего лишь с благодушным удивлением <…>.
Увлекаемые мощными ветрами, мы парим над Страной Оз, словно чудесные воздушные змеи. <…>
Оз — это где-то за десять минут до сна: там мы перевязываем раны, расслабляемся, воображаем себя лучше, чем на самом деле, бормочем обрывки стихов и думаем о том, что завтра, когда встанет солнце и мы хорошо позавтракаем, люди, быть может, уже не будут так лживы, низки и тупы.
Оз — это маффины и мёд, летние каникулы и всё зелёное приволье мира[2].
<…> мечтатели и романтики <…> спешат через запретную пустыню в Страну Оз: пустыня хоть и грозит гибелью, но, будучи неодушевлённой, если и губит, то лишь безразличием и зноем. Они стремятся в Оз, потому что там обитают дружелюбные злодеи, которые на деле вовсе не злодеи. <…>
Оз — это то, чем мы хотели бы быть.
Мы можем измерить расстояние, отделяющее животное от цивилизованного человека, если протянем бечёвку от Кроличьей Норы Алисы до Вымощенной Жёлтым Кирпичом Дороги, по которой шла Дороти. <…>
Дети умеют распознать и добрую мечту, когда они её видят. Поэтому они и обращаются к мистеру Бауму, когда хотят получить кусок вкусного пирога вместо водянистой овсянки и при этом совсем не боятся его злодея, этого Санта-Клауса на деле, только притворяющегося, что он очень страшен. Дети охотно идут на риск захлебнуться в патоке и разведённом сахарине. У мистера Баума и того и другого предостаточно: ещё немного и нам пришлось бы назвать его сказочку сентиментальным сюсюканьем.[3]перевод: Н. Дезен[4]; название — 2 строки из песни We're Off to See the Wizard фильма «Волшебник страны Оз» 1939 года

  Рэй Брэдбери, «Из-за, из-за, из-за, / Из-за замечательных вещей, которые он делает»
  •  

По единодушному признанию американских читателей и критиков, Баум создал национальный «эталон», образец литературной сказки. Сотворённый его фантазией мир вобрал в себя традиционные атрибуты сказочного фольклора <…>. Но не реже встречаются бесхитростные приметы американского сельского быта <…>. В Стране Оз совсем не слышно соловьёв, зато большим влиянием пользуется говорящая курица. Высокородная принцесса занята штопкой чулок, ведьма вместо помела использует зонтик, — то и дело чудесное поворачивается к нам обыденной стороной.[5]

  — Т. Д. Венедиктова, «О сказочнике и сказке, о фокусах и волшебстве», 1986
  •  

Когда Баум разделил страну Оз на четыре разноцветные части, он почти наверняка опирался свой опыт в теософии, которая приписывает предшествующим нашему мирам или эпохам определённые оттенки; а почти пантеистический избыток всевозможных существ и сущностей, которые населяют все мыслимые уголки и закоулки Оз, вероятно, вдохновлены теософской доктриной элементалей. Сам Изумрудный город — это созидательная фантастика специально построенного в Чикаго Белого города, где размещалась Всемирная Колумбийская выставка 1893 года, <…> которая произвела глубокое впечатление на Баума;..

 

When he quartered Oz itself into quadrants, each of a different colour, Baum was almost certainly making use of his background in Theosophy, which describes each of the worlds or Ages preceding our own as having a distinct hue; and the almost pantheistic superflux of creatures and entities of every possible description which populates every conceivable nook and cranny of Oz was probably inspired by the Theosophical doctrine of Elementals. The Emerald City itself is an Edificial fantastication of the purpose-built White City which housed the Chicago World's Columbian Exposition of 1893 <…> which deeply impressed Baum;..[6]

  Джон Клют, Энциклопедия научной фантастики
  •  

После феноменального успеха своего первого романа, <…> ясное дело, на тринадцати романах он не остановился бы. Но вмешалась стихия более грозная и неотвратимая, чем читательский диктат. В начале 1919 года здоровье писателя резко ухудшилось, и 6 мая <…> он умер. <…> После чего за разработку ещё далеко не исчерпанной, как оказалось, жилы принялись другие авторы.
<…> почему в СССР столь охотно издавали сказки Волкова, а сказки Баума были переведены только в начале 1990-х годов? <…>
Ещё в 1890 году, в бытность редактором провинциальной газеты в Южной Дакоте, Баум в своей колонке позволил себе высказаться <…> о проблеме коренного населения Америки, которое — для вящей пользы «понаехавших» англосаксов — редактор газеты предлагал просто… уничтожить. Поголовно[7]. <…> И появилась первая шокирующая колонка аккурат за девять дней до события, всколыхнувшего Америку, <…> столкновения на ручье Вундед-Ни <…>. В других публичных высказываниях любимца американской детворы доставалось и «ниггерам», и «желтопузым» (китайцам). <…>
Наверное, какие-то из расистских речений Баума просочились и в нашу страну. И детский сказочник, сморозивший такое, естественно, попал в негласный чёрный список «непроходимых» авторов. Ругать его в открытую у нас не стали, но и пропагандировать не желали. Просто помалкивали. Просто помалкивали. Заговор молчания принял такие масштабы, что даже в нынешних статьях и предисловиях к произведениям Баума на русском языке об этом досадном пятне на светлом образе любимого писателя американской детворы нет ни слова.

  Вл. Гаков, «Волшебник страны грёз», 2011

Другие авторы[править]

  •  

— В песчаной пустыне вокруг Страны Оз обитают беспозвоночные губчатые существа, именуемые Прилипалами. Они впитывают голоса, и тем живут. <…>
Прилипалы — мерзкие создания, которых ненавидят даже их собственные тени. При первом же удобном случае тень кусает, лягает Прилипалу или дёргает его за хвост. Поэтому Прилипалы боятся собственной тени. Они выходят наружу лишь в темноте, когда тень не может последовать за ними. Прилипалы нападают безлунными ночами. — главы 8 и 12; перевод: С. Белов, 1998 («Дженни Джик в Стране Оз»)

 

"… living in the Sandy Waste outside Oz is a species of spineless sponges known as Heelers. They feed chiefly on votes.
The Heeler is such a mean animal, that he is hated by his own shadow. Whenever it gets a chance, the shadow bites, kicks, or pulls the Heeler's tail. Consequently the Heeler is afraid of his own shadow. Therefore he comes out only in the dark, when his shadow won't be following him. On moonless nights, Heelers attack."

  Джон Нил, «Чудесный город страны Оз» (The Wonder City of Oz), 1940

Примечания[править]

  1. Пыхтеграбитель — от mugger и, вероятно, chugging (пыхтение).
  2. Оригинал: Oz is muffins and honey, summer vacations, and all the easy green time in the world.
  3. Bay Bradbury, Because, Because, Because / Because of the Wonderful Things He Does, Preface to Raylyn Moore's Wonderful Wizard, Marvelous Land. Bowling Green, 1974.
  4. Демурова Н. М. Льюис Кэрролл. Очерк жизни и творчества. — М.: Наука, 1979. — С. 83-4 (глава II).
  5. L. Frank Baum. The Marvelous Land of Oz. — М.: Raduga Publishers, 1986. — С. 8-22. — Тираж 60000 экз. (+ 525000 изданиях 1991 и 1992).
  6. Baum, L Frank // SFE: The Encyclopedia of Science Fiction, online edition, 2011—.
  7. Aberdeen Saturday Pioneer, December 20, 1890.