Крестовые братья

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Крестовые братья — обряд побратимства в христианской Руси.

В фольклоре[править]

  •  

Туто молодцы побраталися:
Добрыня стал бо́льший брат,
Змеишшо стал меньший брат[1].

  Былина «Добрыня Никитич и отец его Никита Романович»
  •  

Не моги меня казнить, моги помиловать.
Назыве́мьсе-ко мы братьеми крестовыма,
Покрестоемсе мы своима крестами золочёныма;
А как будет: ты — большия брат,
А я буду меньшия брат;
А мы будём ездить по чисту́ полю, поляковать,
Приставать будем друг за́ друга,
Друг за́ друга, за брата крестового[2].

  — Былина «Бой Добрыни с Ильей Муромцем» («Как доселева Рязань слободой слыла…»)
  •  

— А укротите вы да сердцё богаты́рскоё,
А назовитесь вы да братьями крестовыма,
А лучше вы крестамы побра́тайтесь»[3].

  — Былина «Добрыня и Алеша» («Как молодой Добрынюшка Микитиниц»)

В литературе[править]

  •  

Тут крестами да богатыри побратались Назвались да братьями крестовыми.

  А. Гильфердинг, «Онежские былины»
  •  

Князю бы не хотелось расставаться с этим крестом.
— Носить буду, а свой тебе сниму, ты носи.
— Поменяться крестами хочешь? Изволь, Парфен, коли так, я рад; побратаемся!
Князь снял свой оловянный крест, Парфен свой золотой, и поменялись. Парфен молчал. С тяжелым удивлением заметил князь, что прежняя недоверчивость, прежняя горькая и почти насмешливая улыбка всё еще как бы не оставляла лица его названого брата, по крайней мере мгновениями сильно выказывалась.

  Ф. М. Достоевский, «Идиот»
  •  

В церкви Спаса они братовались,
И были по Богу братья…

  А. С. Пушкин, «Песни западных славян»
  •  

— Максим Григорьич, — сказал Серебряный и крепко сжал его руку, — и ты полюбился мне, как брат родной!
— Спасибо, князь, спасибо тебе! А коли уж на то пошло, то дай мне разом высказать, что у меня на душе. Ты, я вижу, не брезгаешь мной. Дозволь же мне, князь, теперь, перед битвой, по древнему христианскому обычаю, побрататься с тобой! Вот и вся моя просьба; не возьми ее во гнев, князь. Если бы знал я наверно, что доведется нам еще долгое время жить вместе, я б не просил тебя; я помнил бы, что тебе непригоже быть моим названым братом; а теперь…
— Полно бога гневить, Максим Григорьич! — прервал его Серебряный. — Чем ты не брат мне? Знаю, что мой род честнее твоего, да то дело думное и разрядное; а здесь перед татарами, в чистом поле, мы равны, Максим Григорьич, да везде равны, где стоим пред богом, а не пред людьми. Побратаемся, Максим Григорьич!
И князь снял с себя крест-тельник на узорной золотой цепи и подал Максиму.
Максим также снял с шеи крест, простой, медный, на шелковом гайтане, поцеловал его и перекрестился.
— Возьми его, Никита Романыч; им благословила меня мать, когда еще мы были бедными людьми, не вошли еще в честь у Ивана Васильича. Береги его, он мне всего дороже.
Тогда оба еще раз перекрестились и, поменявшись крестами, обняли друг друга.
Максим просветлел.
— Теперь, — сказал он радостно, — ты мне брат, Никита Романыч! Что бы ни случилось, я с тобой неразлучен; кто тебе друг, тот друг и мне; кто тебе враг, тот и мне враг; буду любить твоею любовью, опаляться твоим гневом, мыслить твоею мыслию! Теперь мне и умирать веселее, и жить не горько; есть с кем жить, за кого умереть!

  А. К. Толстой, «Князь Серебряный»
  •  

Предводитель шайки, замерший на мгновенье под причитания соратников, решительно снял крест с купца и надел его на себя. После этого атаман достал из-за пазухи свой — самый простой оловянный, висевший на засаленной веревке крест и надел на купца. Схватив трясущегося и готового в любой момент потерять сознание торговца за уши, грабитель трижды громко поцеловал его в щеки. Последнее, что услышал медленно сползавший на землю гость, был шепот атамана:
— Ну, теперь мы с тобой крестовые братья! А коль родню свою забудешь, то, и Бога скоро забудешь. Свидимся еще!

  — Д. В. Хорин, «Крестовые братья»
  •  

— Архипьевна, — сказал Колобов, — я привёз к тебе этого молодца… Мы с ним — задушевные приятели, крестами давно поменялись.
— Сиречь, вы — крестовые братья. Так, батюшка, так!

  М. Загоскин, «Брынский лес»
  •  

А мне её отец: «Вы старика Утешьте, вы и ей не откажите:
Мы с Лизою решились вас просить
С крестовым братом шаферами быть».

  А. Фет, «Студент»

Источники[править]