Мир Реки (повесть)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Мир Реки» (англ. Riverworld) — фантастическая повесть Филипа Фармера 1966 года, первая публикация из одноимённого цикла. Один из ранних вариантов романа «Восстаньте из праха». Вошла в авторский сборник «Вниз к кочегарам» (Down in the Black Gang) 1971 года. Была переработана в 1979 году в примыкающую к основному циклу (цитируется здесь).

Цитаты[править]

  •  

На Земле Том Микс спасался бегством от разъярённых жен, взбесившихся быков и доведённых до белого каления кредиторов. Он удирал от них на своих двоих, на лошадях и в автомобилях. — глава 1; начало повести

 

Tom Mix had fled on Earth from furious wives, maddened bulls, and desperate creditors. He’d fled on foot, on horse, and in cars.

  •  

Христа ради, Иешуа! — произнёс Микс. — Я тебе всё время говорю и сейчас тоже, что мы можем поменяться: ты мне — свою ветчину, а я тебе — свой бифштекс. Думаешь, мне приятно видеть тебя голодным?
— Я не убеждён, что корову убили и приготовили как положено, — отозвался Иешуа.
— Кошер здесь ни при чём. Вёдра, очевидно, каким-то образом превращают энергию в вещество. В их двойном дне имеется механизм, который преобразует энергию, выделяемую питающими камнями. Преобразователь скорее всего действует по программе, раз у нас на столе каждый день новая еда.
Учёный, который объяснил мне всё это, сказал — хотя, по его признанию, он всего лишь предполагал, — что в ведрах имеются матрицы, содержащие образцы определенных видов материи. Из энергии создаются атомы и молекулы, которые по тому или иному образцу складываются в бифштексы, сигары — все, что хочешь. Как видишь, нет ни убийства, ни кошера, ни некошера.
— Но ведь, наверное, была какая-то настоящая корова, которую убили, — возразил Иешуа. — Кусок говядины, послуживший образцом для матрицы, был когда-то частью животного, которое, по всей вероятности, жило и умерло на Земле. Но было ли оно убито правильно?
— Может, и было, — ответил Микс. — Но то мясо, которое я только что съел, не от коровы. Это лишь копия, всего лишь материя, преобразованная в энергию. Строго говоря, оно было сотворено машиной. Непосредственного отношения к мясу животного оно не имеет. По словам того ученого выходит — если он все верно сказал, — что атомная структура куска говядины была в некотором роде записана. Я уже объяснял тебе, что такое запись в атомы. Во всяком случае, мяса в наших вёдрах рука человека не касалась. Или нечеловека, если на то пошло. Как оно может быть нечистым?
— Этот вопрос занимал раввинов в течение многих столетий, сказал Иешуа. — И я, наверное, не ошибусь, если скажу, что после стольких лет споров они не пришли к соглашению. Нет. Надёжнее всего — вообще его не есть. — глава 4; вариант трюизма

 

Mix said, “For Christ’s sake, Yeshua. I’ve told you time and again that I’ll trade my steak for your ham. I don’t like to see you go hungry.”
“I can’t be sure that the cow was slaughtered or prepared correctly,” Yeshua said.
“There’s no kosher involved. The buckets must somehow convert energy into matter. The power that the bucketstones give off is transformed by a mechanism in the false bottom of the bucket. The transformer is programmed, since there’s a different meal every day.
“The scientist that explained all that to me said, though he admitted he was guessing, that there are matrices in the buckets that contain models for certain kinds of matter. They put together the atoms and molecules formed from the energy to make steaks, cigars, what have you. So, there’s no slaughter, kosher or unkosher.”
“But there must have been an original cow that was killed,” Yeshua said. “The beef which was the model for the matrix came from a beast which, presumably, lived and died on Earth. But was it slaughtered in the correct manner?”
“Maybe it was,” Mix said. “But the meat I just ate isn’t from the cow. It’s a reproduction, just matter converted into energy. Properly speaking, it was made by a machine. It has no direct connection with the meat of the beast. If what that scientist said was true, some kind of recording was made of the atomic structure of the piece of beef. I’ve explained what recordings and atoms are to you. Anyway, the meat in our buckets is untouched by human hands. Or nonhuman, for that matter.
“So, how can it be unclean?”
“That is a question which would occupy rabbis for many centuries,” Yeshua said. “And I suppose that even after that long a time they would still disagree. No. The safest way is not to eat it.”

  •  

Микс пришел в себя, хотя и не совсем. Он находился в вертикальном положении и был привязан к бамбуковому столбу. Ноги его стояли на груде бамбуковых дров и сосновых иголок.
Сквозь застилавший глаза туман он видел, как Крамер поджигает факел. Микс надеялся лишь, что ветер не станет относить дым в столону. Если дым пойдёт столбом, он задохнётся и тогда не почувствует пламени под ногами.
Дрова затрещали. Тому не повезло. Ветер относил дым в сторону. Неожиданно он закашлялся. Он посмотрел направо и увидел, словно в тумане, Иешуа, привязанного к другому столбу рядом с ним. С той стороны, откуда дул ветер. Прекрасно, подумал он. Бедняга Иешуа загорится, зато дым от его костра удушит меня прежде, чем загорюсь я.
На него напал мучительный приступ кашля. Он отдавался в разбитой голове неимоверной болью, словно по ней молотили увесистыми кулаками. Зрение постепенно угасало, и скоро Том вообще перестал что-либо различать. Он впадал в забытье.
И откуда-то издалека до него донёсся искажённый голос Иешуа, словно над отдалённой горой прогромыхал гром:
— Отец, но ведь они же ведают, что творят! — глава 12; конец; см. довольно тривиальный комментарий в повести «Вверх по светлой Реке» (1993)

 

Mix awoke some time later, though not fully. He was upright and tied to a great bamboo stake. Below him was a pile of small bamboo logs and pine needles.
Through the blur, he could see Kramer applying the torch. He hoped that the wind would not blow the smoke away from him. If it rose straight up, then he would die of asphyxiation and would never feel the flames on his feet.
The wood crackled. His luck was not with him. The wind was blowing the smoke away from him. Suddenly, he began coughing. He looked to his right and saw, vaguely, that Yeshua was tied to another stake very near him. Upwind. Good, he thought. Poor old Yeshua will burn, but the smoke from his fire will kill me before I burn.
He began coughing violently. The pains in his head struck him like fists. Vision faded entirely. He fell toward oblivion.
But he heard Yeshua’s voice, distorted, far away, like thunder over a distant mountain.
“Father, they do know what they’re doing!”

Перевод[править]

И. Зивьева, 1996