Тайны Мира Реки

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Поиски в Мире Реки » (англ. Quest to Riverworld) — антология малой прозы разных авторов из цикла «Мир Реки» 1993 года, составленная Филипом Фармером. Продолжение прошлогодней антологии «Легенды Мира Реки».

Цитаты[править]

  •  

О, Медея, и как тебе не наскучит пускать разбойников в свою постель?

  Эстер Фриснер, «Легенды» (Legends)
  •  

Настоящая книга, переплетённая в рыбью кожу, на грубой бумаге с неряшливо отпечатанным текстом, и на обложке выгравированы автор и заглавие:
Эдгар Райс Берроуз
«Воскрешённый Тарзан». — Усовы: «Не вернуть»

  Дэвид Бишоф, Дин У. Смит, «Никогда» (Nevermore)
  •  

Он хмуро воззрился на двух посторонних, как если бы у него был полон желудок скорпионов.

  Роберт Сэмпсон, «Тайные преступления» (Secret Crimes)

Вверх по светлой Реке[править]

Филип Фармер, Up the Bright River. Продолжение повести «Через тёмную Реку» из предыдущей антологии.
  •  

— Она презренная, испорченная, порочная, дрянь из дрянней. Рядом с ней Великая Блудница Вавилона смотрится святой.
Фаустролл захохотал:
— Мы верим, что она — существо, которое имело и имеет силу интеллекта и характера, чтобы освободиться от связей, ограничений и запретов, к которым мужчины принуждают женщин с начала времён, или, может быть, незадолго до них. Она в грош не ставит могущественных мира сего, но щиплет за хобот того бога, которому ты поклоняешься, и хилые общипанные пенисы мужчин, которые поклоняются ему. Она...
— Она будет гореть в аду так же несомненно, как горит спичка, которой чиркнули, — перебил Дэвис, глаза его сузились, кулаки сжались.
— Многие спички не загораются, потому что у них нет достаточных условий для воспламенения. — 2

 

“She’s contemptible, wicked, vicious, the lowest of the low. She makes the Great Whore of Babylon look like a saint.”
Faustroll laughed. “We believe that she is a soul who had and has the strength of intellect and character to free herself of the bonds, limits, and restrictions imposed upon women by men since time began or, perhaps, shortly before that. She snaps her fingers under the puissant but pinched proboscis of the god you worship and the puny pinched penises of the men who worship him. She…”
“You will burn in hell as surely as a struck match burns,” Davis said, his blue eyes slitted, his hands clenched.
“Many matches do not light because they are deficient in the wherewithal of combustion.”

  •  

Не поддающийся анализу магнетизм держал эту четвёрку вместе. Одновременно с тем, что они привлекали друг друга, они и чувствовали друг к другу отвращение. Они вращались друг возле друга по какой-то замысловатой орбите, которая даже у астронома вызвала бы головную боль, если бы он попытался её вычислить. — 2

 

An unanalyzable magnetism kept the four together. At the same time that they were attracted to each other, they also were repulsed. They revolved about each other in intricate orbits that would have given an astronomer a headache to figure out.

  •  

— Я попал на определённую территорию вскоре после того, как человека, называющего себя Иисусом, распял фанатичный средневековый монах, немец. Его звали Крамер Молот. <…>
Иешуа <…> закричал: «Отец! Они ведают, что творят! Не прощай их!» Это звучало так, как если бы его опыт в этом мире лишил его веры, какую он имел на Земле. Как будто бы он знал, что человечество не стоит спасения — или что он не сумел выполнить свою миссию. — 5; довольно тривиальное дополнение к окончанию повести «Мир Реки»

 

“I came to a certain area shortly after the man calling himself Jesus was crucified by a fanatical medieval German monk. He was called Kramer the Hammer. <…>
Yeshua <…> cried out, ‘Father! They know what they’re doing! Do not forgive them!’ He sounded as if his experiences on this world had stripped him of the faith he had on Earth. As if he knew that mankind was not worth saving or that he had failed in his mission.”

Кода[править]

Филип Фармер, Coda, 1992
  •  

Ивар Бескостный <…> умер в 873 г. Р. Х. после воскресения, став снова юношей на берегу Реки, он отверг крест и стал агностиком, хотя упорно призывает Одина и Тора, когда ему приходится жарко. Привычки — дело упрямое. Иногда случается умереть не раз и не два, прежде чем отомрёт привычка. То может быть одним из посланий Мира Реки.

 

Ivar the Boneless <…> died in A.D. 873. After his resurrection in his youthful body on the Riverbank, he abandoned the Cross and became an agnostic, though he kept calling on Odin and Thor when he was in a tight spot. Lifelong habits die hard. Sometimes you have to die more than once before the habits die. That might be one of the messages of the Riverworld.

  •  

«Верую, ибо абсурдно». Это изречение не выдерживает логического анализа. Но вообще-то, оно для такого и не предназначалось. Оно взывает к духу, а не разуму. В нём тонкий смысл, уловить который не легче, чем винные пары. Нос обоняет их, а рука удержать не может. — до слов «уловить который...» — трюизм, далее, возможно, вариант распространённой мысли

 

“I believe because it is absurd.” That saying doesn’t stand up to logical analysis: But then, it wasn’t meant to do so. It appeals to the spirit, not the mind. There’s a layer of meaning to it that is as hard to grasp as wine fumes. The nose smells them; the hand cannot hold them.

Перевод[править]

Г. С. и Т. В. Усова, 2002 (с некоторыми уточнениями)