Ночь в Лиссабоне

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Ночь в Лиссабоне (нем. Die Nacht von Lissabon) — одна из последних книг Эриха Марии Ремарка, напряжённо-драматический рассказ о судьбе эмигранта-антифашиста и его переменчивом счастье в поединке с террором Третьего рейха.

Цитаты[править]

Глава 1[править]

  •  

Во время бегства и опасности, в отчаянии, как раз и начинаешь верить в чудо: иначе нельзя выжить.

 

Doch auf der Flucht und in Verzweiflung und Gefahr lernt man, an Wunder zu glauben; sonst würde man nicht überleben.

  •  

В неприятных воспоминаниях есть одна хорошая сторона: они убеждают человека в том, что он теперь счастлив, даже если секунду назад он в это не верил.

 

Unangenehme Erinnerungen hatten etwas Gutes: sie überzeugen einen, daß man glücklich war, wenn man eine Sekunde vorher noch geglaubt hat, es nicht zu sein.

  •  

Никогда мир не кажется таким прекрасным, как в то мгновение, когда вы прощаетесь с ним, когда вас лишают свободы.

 

Die Welt erscheint einem nie schöner als in dem Augenblick, wenn man eingesperrt wird. Bevor man sie verlassen muß.

Глава 4[править]

  •  

Разлука в десять раз длиннее совместной жизни.

 

Abwesenheit ist zehnmal länger als Zusammensein.

  •  

— Но скажите мне пожалуйста, что ещё остается важного, если вся жизнь не имеет значения?
— Ничего, — ответил я, зная, что это было и правдой и не правдой. — Только мы сами придаём всему значение.

 

„Aber sagen Sie mir — was sonst ist wichtig, wenn ein Leben nicht wichtig ist?“
„Nichts“, erwiderte ich und wußte, daß es wahr war und doch nicht wahr. „Nur wir machen es wichtig.“

  •  

Женщинам не нужно ничего объяснять, с ними всегда надо действовать.

 

Man soll Frauen nichts erklären; man soll handeln.

Глава 5[править]

  •  

В любви вообще слишком много спрашивают, а когда начинают к тому же докапываться до сути ответов — она быстро проходит.

 

Man fragt in der Liebe immer zuviel, und wenn man anfängt, die Antworten wirklich wissen zu wollen, ist sie bald vorbei.

Глава 6[править]

  •  

Странно, каких только путей мы не выбираем, чтобы скрыть наши истинные чувства.

 

Es ist sonderbar, wie krumme Wege wir oft wählen, um nicht zu zeigen, was wir fühlen!

Глава 8[править]

  •  

Ненависть — это кислота, которая разъедает душу; всё равно — ненавидишь ли сам или испытываешь ненависть другого.

 

Haß ist eine Säure, die die Seele auffrißt, ganz gleich, ob man selbst haßt oder gehaßt wird.

Глава 9[править]

  •  

Чудо, когда его переживаешь, никогда не бывает полным, только воспоминание делает его таким.

 

Das Wunder, wenn man es erlebt, ist nie vollkommen. Erst die Erinnerung macht es dazu.

  •  

Разве мы можем знать истинную меру нашего счастья, если нам неизвестно, что ждёт нас впереди?

 

Wie können wir wirklich wissen, ob wir glücklich sind und in welchem Grade, solange wir nicht wissen, was bleibt und wie es bleibt?

  •  

Ощущение опасности всегда обостряет восприятие жизни. Но только до тех пор, пока опасность лишь маячит где-то на горизонте.

 

Das erhöhte Lebensgefühl durch die Gegenwart der Gefahr. Ausgezeichnet, solange die Gefahr nur den Horizont belebt.

  •  

Лето коротко, и жизнь коротка, но что же делает её короткой? То, что мы знаем, что она коротка.

 

Ein Sommer ist kurz, und ein Leben ist kurz, aber was macht es kurz? Daß wir wissen, daß es kurz ist.

  •  

В жизни больше несчастья, чем счастья. То, что она не длится вечно,— просто милосердие.

 

„Daß es mehr Unglück als Glück gibt. Und daß es barmherzig ist, es nicht ewig dauern zu lassen.“

  •  

Самый чудесный город — тот, где человек счастлив.

 

Die schönste Stadt der Welt ist die, in der man glücklich ist.

Глава 10[править]

  •  

Наша память — это не ларец из слоновой кости в пропитанном пылью музее. Это существо, которое живёт, пожирает и переваривает. Оно пожирает и себя, как легендарный феникс, чтобы мы могли жить, чтобы оно не разрушило нас самих.

 

Unsere Erinnerung ist kein, elfenbeinerner Schrein in einem staubdichten Museum. Sie ist ein Tier, das lebt und frißt und verdaut. Sie frißt sich selbst wie der Phönix der Sage, damit wir weiterleben können und nicht durch sie zerstört werden.

  •  

Странная вещь — физическое превосходство. Это самое примитивное, что есть на свете. Оно не имеет ничего общего со смелостью или мужеством. Револьвер в руках какого-нибудь калеки сразу сводит это превосходство на нет.

 

Es ist eine merkwürdige Sache mit der körperlichen Überlegenheit. Sie ist die primitivste, die es gibt, und hat nichts mit Mut und Männlichkeit zu tun. Ein Revolver in der Hand eines Krüppels kann sie zunichte machen.

Глава 12[править]

  •  

Заботы убивают так же, как дизентерия, от них надо держаться подальше; а справедливость — это вообще роскошь, о которой можно говорить только в спокойные времена.

 

Kummer konnte ebenso töten wie Dysenterie, und Gerechtigkeit war ein Luxus für ruhige Zeiten.

  •  

Больнее всего ранит мелкая, а вовсе не большая несправедливость.

 

Es war die kleine Ungerechtigkeit, über die man sich am schwierigsten hinwegtäuschen konnte. Nicht die große.

Глава 14[править]

  •  

Жизнь человека всегда бесконечно больше любых противоречий, в которые он попадает.

 

Das Leben eines Menschen ist so viel größer als die Verstrickungen, in die er gerät.

Глава 15[править]

  •  

Мы живем в эпоху парадоксов. Ради сохранения мира вынуждены вести войну.

 

Wir leben im Zeitalter der Paradoxe. Zur Erhaltung des Friedens führen wir Krieg.

  •  

— Что у нас ещё осталось? — спросил я.
— Яблоки на деревьях, воздух, золотой октябрь и наши мечты, — ответила Элен.

 

„Haben wir noch etwas drüben?“ fragte ich.
„Die Äpfel an den Bäumen, die Luft, den goldenen Oktober und unsere Träume“, sagte Helen.

Глава 16[править]

  •  

Разве различие между выдающимся и обычным человеком не параллель все той же теории о сверхчеловеке и недочеловеке?

 

Ist der Unterschied zwischen wertvollen und gewöhnlichen Menschen nicht eine ferne Parallele zu den Übermenschen und den Untermenschen?

  •  

Кому нужна безопасность в клетке!

 

Wer will in einem Käfig sicher sein?

  •  

Одиночество ищет спутников и не спрашивает, кто они. Кто не понимает этого, тот никогда не знал одиночества, а только уединение.

 

Einsamkeit sucht Gefährten und fragt nicht, wer es ist. Wer das nicht weiß, war nie einsam, sondern nur allein.

Перевод[править]

Ю. Плашевский, 1979.