Оружейные магазины Ишера

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Оружейные магазины Ишера» (англ. The Weapon Shops of Isher, также «Оружейные лавки империи Ишер»[1]) — фантастический роман Альфреда ван Вогта 1951 года, составленный из трёх частично переработанных повестей: The Seesaw (1941), The Weapon Shop (1942), The Weapon Shops of Isher (1949).

Цитаты[править]

  •  

Она безжалостна, она умна, и она жаждет полной власти над несчастными дураками вроде вас, которые не мыслят ни о чем, кроме как поклоняться ей и великолепию императорского двора. — пролог

  •  

... уже много лет ему не давали покоя вопросы, касающиеся Торгового дома оружейников.
А сейчас он встретил того, кто знал ответы.
— Но чем они занимаются? — упрямо переспросил он, — Если у них есть настолько совершенное оружие, почему бы им просто не захватить власть?
Люси Рэлл улыбнулась и покачала головой.
— Две с лишним тысячи лет тому назад один человек основал Торговый дом оружейников, придя к выводу, что непрекращающаяся борьба за власть — явление ненормальное, а войны должны закончиться раз и навсегда. В то время мир как раз приходил в себя после одной из них, погубившей более миллиарда человеческих жизней. Именно поэтому у него нашлись тысячи единомышленников. Следовало организовать группу, которая имела бы одну главную цель — обеспечить средства для того, чтобы ни одно правительство никогда больше не получило полной власти над людьми. Человек, которого ввели в заблуждение или обманули, должен иметь возможность обзавестись оружием для самообороны. Ты даже не представляешь, какой большой был сделан шаг вперед. При старых деспотичных правительствах часто людей наказывали за одно лишь владение пистолетом.
Голос ее звучал все более убежденно — ясно было, что она верит в то, что говорит. Девушка с энтузиазмом продолжала:
— Саму идею основателю подсказало изобретение электронно-атомной системы контроля, которая давала возможность строить неуничтожимые оружейные магазины и производить оружие, предназначенное исключительно для оборонительных целей. Это положило конец всем дискуссиям о том, можно ли использовать оружие из наших магазинов против гангстеров и преступников всех мастей, и морально оправдывало все предприятие. При самообороне наше оружие превосходит любое другое, обычное или правительственное. Оно управляется силой мысли и в случае необходимости само прыгает в руку — например, в случае прямой угрозы для жизни. Оно создает защитное поле против излучателей. Правда, поле не защищает от обычных пуль, но это не имеет особого значения, учитывая быстродействие оружия.
Она посмотрела на Кейла.
— Ты это хотел знать? — спросила она.
— Предположим, кто-то стреляет в тебя из засады? — бросил он.
Девушка пожала плечами.
— Нет ситуации самообороны, — Она слабо улыбнулась. — Похоже, ты и впрямь не понимаешь. Нас не волнуют отдельные личности. Значение имеет совсем другое. Люди осознают, что в любой момент могут пойти в оружейный магазин и обеспечить защиту себе и своим семьям. Но важнее всего то, что силы, которые в обычных условиях пытались бы подчинить их себе, воздерживаются от агрессии ввиду того, что чересчур давить на людей может быть опасно. Именно поэтому возникло равновесие между теми, кто правит, и теми, кем правят.
Кейл разочарованно уставился на нее.
— Хочешь сказать, что людям приходится спасать себя самим? Даже получив оружие, нужно вооружиться стальными нервами? И никто не может помочь?
Ему вдруг стало больно от мысли, что девушка пыталась оправдаться и объяснить, почему она не может помочь ему. Немного помолчав, она ответила:
— Вижу, мои слова не слишком пришлись тебе по душе, но так оно на самом деле и есть. И я думаю, вскоре ты поймешь, что так и должно быть. Когда людям не хватает смелости протестовать против бесправия, их не может спасти никакая сила извне. Мы считаем, что люди всегда имеют такое правительство, какого заслуживают, и лишь сами конкретные личности должны нести на своих плечах бремя свободы, даже если ее цена — их собственная жизнь. — 5

  •  

— В этом мире люди постоянно уничтожают своих любимых. Они даже кончают жизнь самоубийством, то есть сводят счеты с самими собой — с теми, кого любят больше жизни. — 13

  •  

— Мне нужно оружие для самообороны, но которое я мог бы обратить и против себя, если потребуется — или захочется.
— О, самоубийство! — сказал старик, словно его только что осенило, — Дорогой мой, мы ничего не имеем против того, чтобы вы лишили себя жизни, когда захотите. Это ваша личная привилегия в мире, где привилегии с каждым годом становятся все большей редкостью. — 16

  •  

— Несомненно, ты знаком с историей моей семьи и должен понимать, что опасности злоупотребления властью просто не существует. Этот мир слишком велик. Как отдельная личность, я могу вмешиваться в жизнь столь маленькой части человечества, что порой это кажется абсурдным. Каждый издаваемый мной указ почти сразу же тонет в тумане противоречивых толкований, и не имеет значения, насколько он суров или мягок. Когда он касается одиннадцати миллиардов людей — может показаться, что подобное вообще лишено смысла, если не представлять себе фактических последствий. А я их себе представляю. — 23

  — Иннельда
  •  

Макалистер забыл о том, что собирался принять решение, — в окружавшей его кромешной тьме тяжело было думать о чем-либо вообще. Открыв усталые глаза, он обнаружил, что висит неподвижно в черном космическом пространстве. Земли под ним не было. Он находился в том времени, когда планет Солнечной системы еще не существовало. Тьма, казалось, ожидала некоего грандиозного события.
Она ждала чего-то.
Внезапно он понял, что должно сейчас произойти. И точно так же понял, какое решение он собирался принять — смириться со смертью.
Решение пришло к нему удивительно легко. Он невероятно устал. Откуда-то возникло горько-сладкое воспоминание из невообразимо далекого времени и пространства: он лежал на поле боя в середине двадцатого века, полумертвый, обреченный на забытье. Потом он подумал: он умирает, чтобы могли жить другие. И сейчас его охватило то же самое чувство, только в тысячу раз более сильное.
Он понятия не имел, каким образом это случится. Маятнику времени предстояло замереть в очень далеком прошлом, высвободив гигантскую энергию, которую он накапливал в себе после каждого чудовищного колебания.
Макалистеру не дано было этого увидеть — но именно благодаря ему возникли планеты. — эпилог

Перевод[править]

К. Плешков, 2005

О романе[править]

  •  

Роман займёт гибкие мозги, необходимые для понимания, что именно и почему происходит в любой момент времени сюжета.

 

It will take agile wits to know just what is happening, or why, at any given time.[2]

  Питер Шуйлер Миллер, 1951

См. также[править]

Примечания[править]

  1. В переводе Плешкова.
  2. Miller, P. Schuyler. "The Reference Library," Astounding Science-Fiction, October 1951, pp.143-144.