Ошибка резидента

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Ошибка резидента» — советский детективный кинофильм 1968 года.

Цитаты[править]

  •  — …Вещи у меня в камере хранения, убедительная просьба — привезти их сюда.
     — Слушаюсь.
     — Что вы, Ян Евгеньевич, я же вам в сыновья гожусь. Построже со мной, построже надо. (Тульев — Дембович)
  •  — Здравствуйте, Зароков.
     — Ого, персональное здрасьте! Новички-холостячки берут первенство? (Мария — Слива)
  •  — Я вор с незаконченным высшим образованием. Правда, без среднего. (Синицын-Бекас)
  •  — Знаешь, где я был?
    — У них это называется «музыкальная шкатулка».
    — Хочешь, я тебе цыганочку сбацаю?
     — А ты понравился шефу, хотят тебя направить в разведшколу.
     — Это что, дисциплина? Свобода, как осознанная необходимость? Плевали мы на эту свободу! Вы мне волю, волю дайте! Волю хочу!!! (пляшет) О-па! Не пойду в шпионы! (Синицын-Бекас — Леонид Круг)
  •  — Здесь полторы тысячи. Постарайтесь приобрести облигацию, которая выиграла, ну, хотя бы тысячу рублей. А то моей зарплаты и вашей пенсии нам едва ли хватит на наши возрастающие потребности… Да, Ян Евгеньевич, и купите какой-нибудь приемничек. Музычку поcлушать, да и вообще. (Тульев)
  •  

Дембович. Одним словом, поедешь в Кузовки, наберешь там фляжку воды из речки, возьмешь горстки две земли. Вот тебе фляжка, вот банка.
Бекас. Так, так… Учтите, Ян Евгеньич, что я вор с незаконченным высшим образованием. Правда, без среднего. Так что научно-популярную литературку почитываю между посадками, регулярно. Знаете, такие маленькие книжечки в ярких обложечках. Не читали? Это называется знаете как? Пробы на радиоактивность! Статья 64 УК РСФСР, измена Родине! Это не мой профиль.
Дембович. Кто заподозрит человека, если он наберет воды из речки? А земли-то тебе нужно не самосвал.
Бекас. Папаша, я же беглый, меня же ищут. Попадусь, что скажу? Что везу землицу на могилу отца, а водой хочу полить цветочки, которые на ней не растут, потому что я не знаю, где могила?

  •  

Казин. Надо слетать в Новотрубинск. Там еще проехать километров тридцать, и всего-навсего взять и привезти горсть земли и флакончик воды со станции Кузовки. Там, вот так, шлагбаум, и метрах в трехстах от него мостик. Понимаете? А под ним речка. Речушка. А в ней водичка, которая нас интересует. Лады?
Ступин. Так вот вы теперь чем занялись…
Казин. А вы не углубляйтесь в анализ. Вы сообразите, стоит ли горсть земли тысячу рублей, и всё станет легко и просто. Дорога, разумеется, за мой счет, и суточные.
Ступин. И квиты?
Казин. Абсолютно. Алик! Не комбинируйте. Не вздумайте брать землю со своего двора, а воду из крана. Понятно?

  •  — Treiben Sie Sport?[1]
     — Занимаетесь спортом?
     — Да, приходилось. Бегал.
     — Er ist Läufer.[2]
     — Welche Strecken?[3]
     — На какие дистанции?
     — На длинные, пока не поймают.
     — Er ist ein Läufer… ha-ha-ha! (сотрудники разведцентра — Синицын-Бекас)
  •  — Папаша, может вы мне еще и командировочку выпишете? И я с этой командировочкой — по тундре, по широкой дороге, где мчит курьерский Воркута-Ленинград! (Синицын-Бекас)
  •  — Был я в этом твоем Новотрубинске… крытая там — первый класс, и начальник добряк.
     — Что это — крытая?
     — Ну, тюрьма. (Синицын-Бекас — Дембович)
  •  (обсуждают, как избавиться от неожиданно нашедшейся сестры Зарокова)
     — Есть у меня один человек…
     — Пойдет?
     — Я ему напомню краснодарский процесс[4] — пойдет.
     — Кстати, чем там кончилось-то?
     — Расстреляли!
     — (с притворным ужасом) Ай-яй-яй! (серьезно) И правильно сделали. (Дембович — Тульев)
  •  

Тульев-старший. Мы изготовили эту легенду для одних, а теперь, ты уходишь с ней для других. Меняются хозяева, меняются страны, и всюду мы не дома, всюду мы чужие. Если бы я мог, я пополз бы сейчас на коленях в Россию.
Тульев-младший. Они бы вас подняли, отец, поставили к стенке и шлепнули.
Тульев-старший. А что прикажешь им делать? Всю жизнь я боролся против них, освобождал Россию, а в итоге она освободилась от нас. Как шлюхи мы шли на содержание к одним, к другим, к третьим, не брезговали даже гестапо, а им было всем плевать на нас, на наши идеалы. Кто мы им? И кто мы теперь России? Вот ты, последний из рода Тульевых, должен пробираться на родину тайком, под чужим именем. О господи… Лучше не знать, не думать обо всем этом.
Тульев-младший. Просто мы с вами не очень счастливые люди, отец. У вас не было выбора.
Тульев-старший. В семнадцатом году был. Был, Миша. Выбор всегда есть.

  •  — Дай мне пять молодых барашков, да? Я возьму от каждого по триста грамм мяса, да? На хороший шашлык больше не возьмешь с барашка! Я вымочу мясо в белом виноградном вине, да? Я дам его тебе — на, красивая женщина, делай шашлык. И ты загубишь баранину! (Синицын)
  •  — Рита, пламя враг шашлыка. Борись с ним.
  •  — Ну как, с улицами разобрались?
     — Не очень.
     — А то вместо Горной на Садовую пассажира повезете.
     — А вы на какой улице живете?
     — На Полтавской.
     — Вот я теперь всех на Полтавскую буду возить. (Мария — Тульев)
  •  — Автобиографию написали?
     — Написал.
     — Всё?
     — Что помнил. Родился, не крестился, не женился, пока не помер. (Виктор Круг — Бекас)
  •  (кивая на Риту) — Она, что ли?
     — Да что ты, уж больно красива.
     — Неужто модно некрасивых брать?
     — Боюсь, отобьют.
     — У тебя отобьешь. (мама Синицына — Синицын)
  •  — Наконец-то я понял, чем ты мне так нравишься. Поздравляю. (Тульев — Синицыну после задержания)
  •  — Как насчёт халвы, Бекас?[5]
    — Может, лучше насчет пива? Есть халва. (Леонид Круг — Бекас)

Примечания[править]

  1. Вы занимаетесь спортом? (нем.)
  2. Он бегун. (нем.)
  3. Какие дистанции? (нем.)
  4. Речь идет о процессе 1963 г. над советскими гражданами — функционерами зондеркоманды СС 10-А. См. Гинзбург Л. В. Бездна. — М.: Советский писатель, 1967
  5. Пароль для контакта с Бекасом.