Платон Григорьевич Ободовский

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Платон Григорьевич Ободовский (27 ноября (9 декабря) 1803 — 10 (22) февраля 1864) — русский прозаик, поэт, драматург, педагог.

Цитаты[править]

  •  

Ах, счастлив я, когда и в сновиденьи
Увижу ангела печальных дней моих —
Когда со мною ты, когда одно мгновенье
Пью сладкое дыханье уст твоих,..[1]

  — «Эрминия» (Сельская элегия)
  •  

И твой полёт пребудет вечен.
Предела миру нет за мной! -
Воображенье, опусти
Крыле отважного полёта;
Конца миров не обрести:
Велик, чудесен зодчий света!

  — «Величие мира» (подражание Шиллеру)
  •  

Прохожий, стой! Здесь Ботлер почиет;
Зри: надпись вылита из злата.
При жизни не обрёл поэт
Своим богатством мецената.
По смерти в память скорбных дней
Ему воздвигли мавзолей.
Бедняк певец, тая в душе пермесский пламень
О хлебе умолял, — ему же дали камень![2]

  — «Эпитафия стихотворцу Ботлеру (с английского)»

«Орсан и Леила»[править]

отрывки-переложения из персидской повести «Орсан и Леила»[1]
  •  

Послушай песни соловья:
Он Сад сладостный эдема.
Его живителен напев,
И звуков томных переливы
Отрадней для души тоскливой,
Чем песнь пленительная дев.

  — «Персидский романс»
  •  

Преданье было в Исфахане,
Что души праведных царей,
И всех умерших в царском сане,
В час обновления луны,
Исходят из гробницы мирной
В врата с восточныя страны,
Одеты ризою эфирной;
С луной по небесам плывут
В предел безоблачнаго края;
И персы те врата зовут
Вратами радостнаго рая.

  •  

Воцарилась
В местах пустынных тишина,
И златорогая луна
На крае неба появилась;
Плывёт, и вот она горит
Средь прояснённого полсвода;
Пред ней в сиянии лежит
Уже уснувшая природа.
И, к страху мавров, над дворцом
Вот месяц, бледный и печальный,
Повис, как в сумраке ночном
Над гробом светочь погребальный;..

Об Ободовском[править]

  •  

... г. Ободовский владеет стихом; только мы советовали бы ему избегать шестиногого ямба, который так для слуха и для ума напоминает классические трагедии Сумарокова и Хераскова с братиею.

  Виссарион Белинский, «Александрийский театр. Велизарий. Драма в стихах», 1839
  •  

Говоря о переводах и переделках Ободовского, следует заметить, что Ободовский в большинстве случаев не придерживался близко оригинала и, стремясь сохранить лишь фабулу, допускал большие изменения в частностях и нередко вставлял в ту или другую переделываемую пьесу целый ряд самостоятельно составленных сцен; некоторые его переделки носят характер переложения на русские нравы, хотя не очень удачного. Что касается оригинальных пьес Ободовского <…>, то они не отличаются особенным достоинством: автору не только не удавалось удовлетворительно воссоздать изображаемую эпоху, он не мог дать резко и ярко или правильно очерченных типов; можно сказать, что оригинальные пьесы Ободовского написаны им по шаблону тех многочисленных немецких пьес, сбивающихся на мелодраму, которые он часто предлагал русской публике в переводе. Критика в большинстве случаев относилась к Ободовскому благосклонно; общее мнение признавало за Ободовским более трудолюбия, чем таланта. Он был выше многочисленной толпы современных ему драматургов, но дарование его не переходило границ посредственности. В ряду драматургов имя его помещали обыкновенно вслед за Кукольником и Полевым.[3]

  Иван Кубасов, «Русский биографический словарь», 1905

Примечания[править]

  1. 1,0 1,1 Сѣверные цвѣты на 1826—1830 годы, собранные Барономъ Дельвигомъ. СПб., изд. Ивана Слёнина, 1825—1829.
  2. Русская эпиграмма / составление, предисловие и примечания В. Васильева. — М.: Художественная литература, 1990. — Серия «Классики и современники». — С. 113.
  3. Кубасов И. Ободовский, Платон Григорьевич // Русский биографический словарь : Обезьянинов — Очкин. — СПб., 1905. — С. 9—13. — (статья в современной орфографии на dic.academic.ru)