Предисловие к «Трёхгрошовому роману» (Фрадкин)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Предисловие Ильи Фрадкина к «Трёхгрошовому роману» Бертольта Брехта.

Цитаты[править]

  •  

Тема «Трёхгрошового романа» — капитализм в его империалистической стадии, то есть экономический строй, социальные отношения, идеология и мораль буржуазного общества в эпоху господства могущественных монополистических объединений. В романе показаны такие монополии и их заправилы. Но Брехт выбирает объектами своего изображения не металлургический трест, нефтяной синдикат или химический концерн и не королей угля или стали, а монополии и монополистов совсем другого рода.
Читатель знакомится с Джонатаном Джеремией (Ионафаном Иеремией) Пичемом — пуританином с головы до ног, начиная с его благочестивого библейского имени и кончая высоконравственными сентенциями, которыми он любит украшать свою речь. Этот коммерсант, официально владелец лавки подержанных музыкальных инструментов, фактически является главой монополистического предприятия в области нищенства. Он извлекает прибыль из нищеты и общественного сострадания так же, как любой другой капиталист — из производства тканей или торговли резиновыми изделиями.
Пичем поставил на исключительную высоту изучение психологии сострадания и средств воздействия на него. Он содержит костюмерную мастерскую и склад, орудий нищенского промысла и снабжает своих людей протезами, костылями, искусственными язвами, собаками-поводырями для действительных и мнимых слепцов, рубищами для убогих стариков и мундирами с орденскими ленточками для инвалидов войны. Владея «средствами производства», он эксплуатирует своих рабочих так же, как это делает любой владелец фабрики или шахты. Распоряжаясь целой армией профессиональных нищих, калек и симулянтов и безжалостно сметая с дороги конкурентов, мелких представителей свободной инициативы в сборе милостыни, Пичем стал монополистом, королём нищенства.
В родственной сфере деловой жизни подвизается и другой достойный джентльмен—Макхит, по кличке Нож. Он владелец обширной сети так называемых д-лавок, где товары продаются почти по бросовым ценам. Товары эти дешевы потому, что они краденые, а сам мистер Макхит является монополистом в области уголовного бизнеса: под его началом состоят все лондонские воры, грабители, взломщики и бандиты, люди, по которым уже давно тоскует пеньковая петля. Ныне эти бывшие самостоятельные предприниматели стали «рабочими» в гангстерском концерне Мэкхита и поставляют краденые товары его лавкам, пользуясь принадлежащим ему транспортом, оружием, сложными и усовершенствованными орудиями взлома, складами — всем, без чего невозможен грабёж на уровне современных требований.

  •  

«Так поступают все современные предприниматели» — вот один из лейтмотивов романа и одновременно ключ к пониманию замысла Брехта. Он берет такие необычайные и малореспектабельные отрасли экономической деятельности, как грабёж и нищенство, дабы показать, что они ничем принципиально не отличаются от любого другого бизнеса в капиталистическом обществе, что они организационно строятся на тех же началах и опираются на такое же идеологическое и моральное обоснование, как и любая легальная форма извлечения прибыли — например, издание священных книг и трудов отцов церкви, — и что вообще грабёж и нищенство, то есть преступление и бедственное положение масс, лежат в основе капиталистических производственных отношений, и, следовательно, преступление и капитализм — понятия тождественные.

  •  

Основной пафос «Трёхгрошового романа» составляет обличение лжи как оружия эксплуататоров. Ложь всегда изобретательна: она выступает в импонирующем облачении, под прикрытием благородных речей, в союзе с искусной демагогией; она пытается разжечь и использовать самые темные инстинкты и эмоции; она само бескорыстие и жертвенный альтруизм; изобличенная и припертая к стенке, она, защищаясь, именует себя «благостной» «святой», «спасительной» ложью... Но Брехт, преданный трезвой и суровой правде без словесных прикрас и подозрительных по своему «благородству» чувств, вскрывает все виды социального обмана, материальную подноготную самой «идеальной» лжи. Он подвергает скрупулезному исследованию весь «лексикон прописных истин» стандартной буржуазной морали и показывает, что каждое слово в, устах буржуа — это двойная и тройная ложь что его нравственность, патриотизм, религиозность, чадолюбие, законопослушание и проч. — всё это только маскировка, вошедшая в его плоть и кровь система лицемерных фраз.
Повествование в «Трёхгрошовом романе» ведется как бы в двух планах: явном и подспудном. Действие всё время сопровождается невысказанным, но подразумеваемым, вытекающим из сюжетных ситуаций комментарием, поступки персонажей по контрасту оттеняют их лживое выспреннее пустословие.

  •  

Разоблачая лицемерие, ханжество, фарисейство буржуазной морали, чудовищное несоответствие слов и дел, возвышенной видимости и низменной сущности, Брехт прибегает в своем «Трёхгрошовом романе» (как и во многих других произведениях) к приёмам литературной пародии. Он сталкивает традиционные формы, вполне почтенные и благопристойные, со скандально-непристойным содержанием, отражающим повседневную житейскую практику буржуазных дельцов, мошенников, корыстолюбцев. Он пародирует Библию, пародирует популярные изречения и банальные истины, пародирует сентиментальный семейный роман.

  •  

Проза Брехта несёт на себе явный отпечаток драматургического метода автора. Брехт полон ненависти или сочувствия к своим персонажам, но эти чувства автора нигде не выражены в прямой форме, в виде лирических отступлений или авторского комментария к словам, мыслям и поступкам героев, слово всё время предоставлено им самим. В эпическую ткань романа вводятся (выделяемые курсивом) монологи действующих лиц, да и само повествование попеременно ведётся как бы с позиций того или иного персонажа. Автор выносит им приговор, не вторгаясь в повествование, ибо высказывания героев содержат в себе их саморазоблачение.

Литература[править]

  • И. Фрадкин. Предисловие // Бертольт Брехт. Трёхгрошовый роман. — М.: Правда, 1984. — С. 9—14.