Размышления об истинном пути

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Рассуждения о грехе, страдании, надежде и пути истинном» (англ. Betrachtungen über Sünde, Leid, Hoffnung und den wahren Weg) — подборка 109 афоризмов Франца Кафки, созданных в сентябре 1917—апреле 1918 годов. Составлена Максом Бродом в 1931 году на основе дневников Кафки.

Цитаты[править]

  •  

1. Истинный путь идёт по канату, который натянут не высоко, а над самой землей. Он предназначен, кажется, больше для того, чтобы о него спотыкаться, чем для того, чтобы идти по нему.

  •  

2. Все человеческие ошибки суть нетерпение, преждевременный отказ от методичности, мнимая сосредоточенность на мнимом деле.

  •  

4. Многие тени усопших заняты только тем, что лижут волны реки смерти, потому что она течет от нас и ещё сохраняет соленый вкус нашего моря. От отвращения река эта вздымается, начинает течь вспять и несет мертвых назад в жизнь. А они счастливы, поют благодарственные песни и гладят возмущенную реку.

  •  

5. Начиная с определённой точки, возврат уже невозможен. Этой точки надо достичь.

  •  

7. Один из самых действенных соблазнов зла — призыв к борьбе.

  •  

8. Она — как борьба с женщинами, которая заканчивается в постели.

  •  

11–12. Различие взглядов, какие могут быть, скажем, на яблоко: взгляд малыша, которому надо вытянуть шею, чтобы только увидеть яблоко на доске стола, и взгляд хозяина дома, который берет яблоко и без труда подает его сотрапезнику.

  •  

16. Клетка пошла искать птицу.

  •  

19. Не позволяй злу уверить тебя, что у тебя могут быть тайны от него.

  •  

25. Как можно радоваться миру? Разве только если убегаешь в него.

  •  

26. Укрытиям нет числа, спасение лишь в одном, но возможностей спасения опять-таки столько же, сколько укрытий. Есть цель, но нет пути; то, что мы называли путем, — это промедление.

  •  

28. Стоит лишь впустить в себя зло, как оно уже не требует, чтобы ему верили.

  •  

33. Мученики не недооценивают тела, они стараются возвысить его на кресте. В этом они едины со своими противниками.

  •  

38. Некто удивлялся тому, как легко ему идти путем вечности; а он стремглав несся по этому пути вниз.

  •  

39б. Путь бесконечен, тут ничего не убавишь, ничего не прибавишь, и всё же каждый прикладывает к нему свой детский аршин. «Конечно, ты должен пройти ещё этот аршин пути, это тебе зачтется».

  •  

48. Верить в прогресс не значит верить, что прогресс уже состоялся. Это не было бы верой.

  •  

50. Человек не может жить без постоянного доверия к чему-то нерушимому в себе, причем и это нерушимое, и это доверие могут долго оставаться для него скрыты. Одно из проявлений этой скрытости — вера в личного бога.

  •  

69. Теоретически существует полнейшая возможность счастья: верить в нечто нерушимое в себе и не стремиться к нему.

  •  

75. Проверь себя на человечестве. Сомневающегося оно заставляет сомневаться, верящего — верить.

  •  

77. Общение с людьми совращает к самоанализу.

  •  

84. Мы были созданы, чтобы жить в раю, рай был предназначен для того, чтобы служить нам. Наше назначение было изменено; что это случилось и с назначением рая, не говорится.

  •  

92. Первое идолопоклонство было, конечно, страхом перед вещами, а в связи с этим — страхом перед необходимостью вещей, а в связи с этим — страхом перед ответственностью за вещи. Ответственность эта казалась такой чудовищной, что её не осмеливались возложить даже на какое-то единичное внечеловеческое существо, ибо и посредничество какого-то существа ещё не облегчило бы человеческую ответственность в достаточной степени, общение только с одним существом было бы ещё слишком отягощено ответственностью, поэтому на каждую вещь возложили ответственность за себя самое, более того, на эти вещи возложили ещё и относительную ответственность за человека.

  •  

100. Может быть знание о дьявольщине, но не может быть веры в неё, ибо больше дьявольщины, чем налицо, не бывает.

  •  

106. Смирение даёт каждому, даже отчаявшемуся от одиночества, сильнейшую связь с ближним, причем немедленно, правда, только при полном и долгом смирении. Оно способно на это потому, что оно есть истинный язык молитвы, поклонение и теснейшая связь одновременно. Отношение к ближнему — это отношение молитвы, отношение к себе — это отношение стремления, из молитвы черпается сила для стремления.
Можешь ли ты знать что-либо иное, кроме обмана? Ведь стоит уничтожить обман, как тебе нельзя будет глядеть ни на что, а то превратишься в соляной столп.

Перевод[править]

С. К. Апт, 1999 («Размышления об истинном пути»)