Содом и Гоморра (роман)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Содом и Гоморра » (фр. Sodome et Gomorrhe) — четвертая книга Марселя Пруста из цикла «В поисках утраченного времени».

Цитаты[править]

  •  

Гораздо сложнее испортить великое произведение искусства, чем его создать.

  •  

Знаменитый Гексли (племянник которого занимает сейчас первое место в английской литературе) рассказывает, что одна из его пациенток перестала выезжать в свет, так как часто случалось, что в кресле, в которое ей любезно предлагали сесть, уже сидел какой-то старик. Она была убеждена, что галлюцинацией был то ли жест, указывавший на кресло, то ли старик — ведь не могли же ей указывать на кем-то занятое место! И когда Гексли, чтобы вылечить пациентку, все-таки заставил ее бывать на вечерах, первое время ее охватывало тягостное сомнение: в самом ли деле ей любезно указывают на кресло, или по знаку, который ей почудился, она сейчас при всех сядет на колени к живому мужчине? Это секундное замешательство было для нее пыткой.

  •  

Совершенства матери сияли и у того и у другого, но у каждого – особые. Одному передалась, волнообразная и в теле мужчины, царственность маркизы де Сюржи, и та же золотистая, жаркая, аскетическая бледность покрывала мраморные щеки матери и этого сына; а его брату достались греческий лоб, правильный нос, скульптурная шея, бездонные глаза; состоявшая из различных даров, которые распределила между ними богиня, двуединая их красота доставляла наслаждение уму, ибо она наводила на мысль, что первооснова этой красоты находится вне их: можно было подумать, что основные черты матери нашли себе воплощение в двух разных телах, что один сын взял себе осанку матери и цвет ее лица, а другой –взгляд: так к Марсу перешла мощь, а к Венере красота Юпитера.

  •  

<…> одаренный человек обычно меньше обращает внимания на чужую глупость, чем глупец.

  •  

Человек может получать удовольствие от многого. Настоящее для него удовольствие — это то, ради которого он жертвует другим.

  •  

Болезнь — это врач, которого мы слушаемся, как никого другого; доброте, знанию мы только и умеем, что обещать; страданию мы повинуемся.

  •  

Говорят, будто соленая жидкость, которую представляет собой наша кровь, есть не что иное, как сохраняющийся внутри нашего организма остаток изначальной морской стихии.

  •  

Познание целого всегда предшествует узнаванию подробностей, благодаря этому безмерно облегчая их исследование, и так как
оно уничтожает власть невидимости, то человек уже бессилен продолжать утаивать то, что ему так хочется скрыть.

  •  

Люди беспретанно меняются по отношению к нам. Мир неощутимо, но вечно движется, а нам представляется, что в момент своего появления они не подвижны, ибо этот момент слишком краток и мы не успеваем почувствовать, что общее движение увлекает их за собой. Однако стоит нам оживить в памяти два образа человека, запечатлевшихся в разные моменты, но все-таки сохранивших черты сходства, потому что в их внутреннем мире еще не успела произойти перемена, во всяком случае — ощутительная, и по различию между двумя образами мы сможем судить о том, как этот человек изменился по отношени к нам.

Источник[править]

Марсель Пруст. «Содом и Гоморра». / Пер. с фр. Н. Любимова – Москва.: «Эксмо-Пресс», 2001. – 544 с. (Серия «Зарубежная классика. XX век»).

Ссылки[править]