Ты — мне, я — тебе!

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Ты — мне, я — тебе!» — советская кинокомедия 1976 года режиссёра Александра Серого.

Цитаты[править]

  • Заходи чаще, будет чище.
  • Графу Сандуновскому — привет!
  • Валентину Марковичу привет от министерства коммунального хозяйства.
  • Стиль «модерн» под старину!
  • Парная Кашкина слушает.
  • Ну, Валюша, это не Саня, а орёл! Я всё на свете могу достать, а он вдвое больше.
  • Так что, говоришь, лейбористы из кризиса вылезут? <…> Не вылезут? Консерваторы экономику профукали? А тут еще Общий рынок. Эх, был бы я ихним премьер-министром, я бы им показал! И пока они с Ирландией вопросы не решат, ни черта у них не получится! Я верно говорю?
  • А я тебе объясню, почему у нас с футболом не клеится. Не те системы берём. То английская, то бразильская. А надо бы свою. Своя метода нашему футболу нужна. Как в хоккее. А иначе сколько вы, дармоеды, по полю не бегайте, толку не будет.
  • Каждой убиенной рыбке по цветку на могилку.
  •  — А есть её можно?
     — Ещё как! Отварить, обработать хлоркой, чуть-чуть присыпать марганцовкой, пальчики оближешь!
  •  — Куда поедем, Валюша? В ресторан?
     — Да ну, рестораны, я на диете.
     — Зря, потеряешь шарм.
     — Я немножко, я шарм не трону.
  •  — Я больше люблю раннего Моцарта. К тридцать девятой симфонии он совсем исписался. И если по большому счёту, то Гершвин где-то лучше.
     — От Моцарта я ждала большего. Лично я уважаю оперетту. «Сильву», в частности.
  •  — Средства всегда найдутся. Была бы цель!
  •  — Кстати, это сейчас Вы или ваш брат?
     — В настоящий момент определённо сказать не могу.
  •  — Здорово, Петрович!
     — Я не Петрович, я Кузьмич.
     — Ну, здорово, Кузьмич!
  •  — В 14 не могу — в 14 я Горторг мою.
  •  — Икра — пища богов. А боги все худенькие.
  •  — Прошлого раза не было… и больше не будет!
  •  — Может, поедем ко мне?
     — Да?! И что мы там будем делать?
     — Ничего!
     — Это с удовольствием.
  •  — Вы кто?
     — Я инспектор! А Вы кто?
     — А… я директор!
     — Бывший!
     — Товарищ, товарищ, это служебный!
     — А у меня и разговор служебный
  •  — Ничего, скоро суперофтальмус даст о себе знать… Нет, это грандиозный гибрид!
     — Что же это такое?
     — Э… паштет из суперофтальмуса…
     — …Уйди, доцент! Я хоть человек интеллигентный, но простой — я убить могу.
  •  — Великая рыба!
  •  — Вань, примешь меня? Я тебе веник берёзовый из нейлона достал!
  •  — Товарищи! Пойдёте по списку, в порядке, так сказать, значимости.
     — Никакого списка! В общую очередь! Всех!
  •  — Мы не должны ждать милостей от природы. Взять их у неё — наша задача!
  •  — Рыбу-то сегодня берём?
     — Не мелочись!
  •  — Огурчики есть малосольные, грибочки…, бутылочку можно организовать!
  •  — Так… Противник идёт на провокацию. Ну, ничего, мы его подавим огневой мощью!
  •  — Мадам! Роза вянет от мороза, ваша прелесть — никогда!
  •  — Вон он, Стёпочка мой — освободился.
     — Ну и рожа!
     — Да нет, Егорыч, это у него лицо такое. А малый отличный — подсобником у нас комбинате. Анкета чистая.
  •  — …У-у-у-тю-тю-тю-тю!
     — Не расслабляйся! Очень серьёзный объект! Коля… Ивакин — восьмой «Б»! …Кашкин! Этот самый опасный. Против него есть только одно средство — увидел — беги! — и уноси ноги!
  •  — Екатерина Михеевна, с кем вы дружите?!
  •  — Кать, отойдём, поговорить надо.
     — Ах, так?! А ну, положи на место! Запрещаю портить фауну!
     — Продолжайте! Екатерина Михеевна… Уведите его куда-нибудь… с глаз моих.
  •  — Ну, что ты меня срамишь? Зачем пришёл?
     — Хочу сделать тебе предложение. Задумал я маленькое «суаре».
     — Это ещё что?
     — Ничего неприличного. По-французски — «вечер», по-нашему — посидим, выпьем… Придёшь?
  •  — Эх, работнички! Уронили, что ль?
     — Да нет! Они, гады, бетон прогрызли! [о рыбах]
  •  — Ну, как говорят в Париже, «хочешь жить — умей вертеться»!
  •  — Кто может сравниться с Матильдой моей…
  •  — Так что не волнуйтесь, товарищ инспектор.
     — А я и не волнуюсь.
     — Ну, как же, как же? А жалобы на нашу лабораторию кто пишет?
     — Кто?
     — Вы! И не стройте из себя агнеца!
     — Зря вы на меня ругаетесь — я никаких жалоб… не писал.
     — Да это же Сергей писал. Он боялся, что суперофтальмус уничтожит всех мальков.
     — Он питается только отходами!!! Это рыба будущего!!!
     — Не кипятитесь! Будущего так будущего!
  •  — Икорки не желаете?
  •  — Очнулся, Сергеич?
     — Вы кто?
     — Не узнали?.. Видать, сотрясение… Себя-то помните?
     — Что?
     — Я говорю… — как самого-то зовут, помните?
     — Ваня…
     — У-у-у! Совсем беда! Вы, дорогой, не Ваня, а Сергей. Кашкин Сергей Сергеич.
     — Ах, да, точно… А как я сюда попал?
     — Из воды, милый… Еле откачали… Сейчас вас доктор посмотрит… вот… местный ухогорлонос.
     — Ну-с, что с больным?
     — Похоже, контузионно-комационный синдром, доктор… Плюс эректильная фаза шока…
     — Дыши!
     — Может, консилиум надо? Механотерапевта бы позвать…
     — Открой рот!
     — Что с ногой, доктор? Перелом?
     — Вы что, хотите откинуть копыта? Тебе и шевелиться нельзя.
     — Может, его в больницу?
     — Ой!
     — Нет-нет, что вы! В больницу ему нельзя. Полный лежачий режим…
     — Лекарство-то, лекарство выпишете?
     — Два раза в день будешь давать ему судно́!
     — Диагноз-то какой, доктор?
     — Рентгент покажет! Очень уж умные все больные стали! Хринициллин ему подавай!
     — Порядок! Теперь он нам не помеха.