Через миллиард лет

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Через миллиард лет» (англ. Across A Billion Years) — фантастический роман Роберта Силверберга 1969 года.

Цитаты[править]

  •  

… профессор Штебен, наш главный ассиролог. Целый семестр он обращался ко мне: «Мистер Бэли», я думал, что у него такое ассирийское чувство юмора, пока случайно не выяснил, что герр профессор всерьез считает, что это и есть моя фамилия. Я объяснил ему, что меня зовут Райс, и на следующий день профессор обозвал меня Оутсом. Я повторил, что моя фамилия Райс[1], очень простая фамилия. Он вытянулся во весь свой огромный рост и сказал:
— Мистер Райс, вы понимаете, когда я заставляю себя запомнить имя очередного студента, из моей памяти стирается ещё один неправильный глагол. Скажите, что для меня важнее? — 1

 

... Professor Steuben, the Assyriologist, used to say. All semester long he called me Mr. Barley, which I thought was his idea of a joke, until I found out he really believed that that was my name. So I said my name was Rice, and the next day he called me Mr. Oats. I said my name was Rice, again. He drew himself up to about three meters high and said, "Mr. Rice, do you realize that every time I memorize one student's name, I forget one irregular verb? One must establish priorities!"

  •  

Единственным любопытным событием был переход из обычного пространства в сверх, случившийся на третий день перелета где-то за орбитой Марса. Секунд тридцать (или больше?) меня не оставляло чувство, что кто-то просунул руку в мою глотку и быстрым движением вывернул меня наизнанку. Это ощущение даже с большой натяжкой наслаждением не назовешь. Но можешь представить, до чего меня довела скука на этом корабле, если я с нетерпением жду обратного перехода, который должен произойти завтра или послезавтра. Хоть какое-то разнообразие.
Надеюсь испытать нечто противоположное: тогда меня потрошили, а завтра будут набивать. — 1

 

The only excitement of the voyage came on the third day, when we were just outside the orbit of Mars and making the shift from ordinary space into ultraspace. For about thirty seconds I felt as if someone had stuck a hand down my gullet and pulled me inside out in one swift yank. This is not exactly a delightful sensation. But it's a measure of how boring things have been since then that I'm looking forward eagerly to feeling it again when we phase out of ultradrive tomorrow or the next day. I guess it'll be the reverse: like getting undisemboweled.

  •  

... среди галактических археологов считается лучшим специалистом по языку Высших. Я бы не сказал, что это очень громкий титул, ибо до сих пор никому ещё не удавалось перевести ни слова с этого языка, но доктор Хорккк знает о нём больше всех остальных. — 1

 

… he's the galaxy's leading expert on the language of the High Ones. That isn't saying much, considering we can't understand a syllable of their language, but Dr. Horkkk knows more than anyone else.

  •  

... всякий выпускник Гарварда, всегда готов сказать пару гадостей о родной планете,.. — 2

 

… true Harvard man's knack for being anti-Earth wherever possible,..

  •  

Если мы будем достаточно бережно относиться к тому, что отроем, возможно, узнаем что-нибудь о таинственных Высших. А если не будем, наши имена навечно занесут в черную книгу археологии вместе с теми беспозвоночными придурками, которые разобрали марсианский храм, чтобы посмотреть, есть ли под ним что-нибудь интересное, а потом не смогли его собрать. Нас приравняют к тем растяпам, которые нашли ключ к плорвианским иероглифам и случайно обронили его за борт в метановый океан. Или к тому олуху, проклятию рода человеческого, что наступил на дзмаалианскую вазу. — 3

 

If we aren't gentle, our names will go down in the black book of archaeology alongside the spinless sposhers who took that Martian temple apart to see what was underneath it, and couldn't get it back together again. Or the zoobies who found the key to Plorvian hieroglyphics and dropped it overboard in a methane ocean. Or the feeby quonker who stepped on the Dsmaalian Urn.

  •  

Межпланетное право — вот это, понимаю, профессия! Многоступенчатые законы. Перекрёстный допрос на планете, где жители не пользуются речью! Сколько возможностей, Том! Черт, я знал одного адвоката с Капеллы-12, он ничего не делал, только костюмы менял, а у него были заказы на десять лет вперёд и шесть клерков в конторе! — 3

 

Interplanetary law, now, there's a profession! Alien torts and malfeasances! Hypothecation of assets on nonverbal worlds! Infinite possibilities, Tom, infinite! Why, I knew a lawyer on Capella XII, he did nothing but color-change suits and metamorphoses, and he had a ten-year backlog with six clerks!"

  •  

Археология — это боль в спине, хрипы в легких по утрам и мозоли на ладонях. Романтика начинается потом, когда ребята из службы новостей сочиняют красивые истории. — 4

 

Archaeology is mostly a sore back and aching fingers. The romance gets into it afterward, when the newstape boys write their stories.

  •  

Миррик <…> глубоко религиозен. Он парадоксиалист, обожествляющий все противоборствующие силы Вселенной, и разражается молитвой каждый раз, когда требуется умиротворить эти силы,.. — 5

 

Mirrik <…> is deeply religious, you know. He's a Paradoxian, worshiping the contrary forces of the universe, and bursts into prayer whenever those forces need to be placated,..

  •  

Ежу понятно, что все археологи находят археологию чертовски интересным занятием. Вопрос в том, почему они так думают. По-моему, ответ примерно таков: все мы ищем какую-нибудь потерянную игрушку. Мы сражаемся с силой, толкающей Вселенную в хаос. Мы объявили войну непобедимому времени, ведем партизанские действия против энтропии, пытаемся вернуть то, что годы забрали у нас: игрушки нашего детства, друзей и родственников, давно покинувших нас, события прошлого — все. Мы пытаемся захватить все, начиная с первого дня творения, не дать самой крохотной мелочи исчезнуть, утечь сквозь пальцы. — 7

 

We know that archaeologists find archaeology interesting; the real problem is why they do. I think the answer is that all of us are looking for some kind of lost toy. We are fighting that force in the universe that nudges everything toward chaos. I mean that we are at war with time; we are enemies of entropy; we seek to snatch back those things that have been taken from us by the years — the childhood toys, the friends and relatives who are gone, the events of the past — everything, we struggle to recapture everything, back to the beginning of creation, out of this need not to let anything slip away.

  •  

… парадоксиалистские поговорки. «Тот, кто страдает от насмешек и неприятия, научится удерживать даже море». И ещё:
«Высшие силы даруют нам наибольшую награду, когда изымают из этой жизни».
Или так: «Только тот находит подлинное счастье, кому в нём отказано». — 9

 

… Paradoxian proverbs. "He who suffers scorn and rejection learns to grasp the roots of the sea." And also, "The higher powers reward us most tenderly by their absence from our lives." Furthermore, "He alone finds grace from whom grace is withdrawn."

  •  

стремление кого-нибудь дискриминировать — в вашей крови. Вы, настоящие люди, право же, такие глупцы! Вы облазили всю Вселенную в поисках объекта для презрения. Вы смеётесь над медлительностью каламориан, сочиняете анекдоты о размерах и запахе динамониан, делаете круглые глаза при столкновении с обычаями шиламакиан или тхххиан или… Да просто всех галактических рас.
Вы восхищаетесь их талантами и умениями, что не мешает вам смотреть на них сверху вниз из-за того, что у них слишком много глаз, рук или ног. — 10

 

… prejudice is part of your nature. You naturals are so foolish! You run all over the universe looking for people to despise. You sneer at the slow-wittedness of Calamorians, you make jokes about the size and smell of Dinamonians, you laugh at the habits of Shilamakka and Thhhians and every other alien race. You admire their unusual gifts and skills, but privately you look down on them because they have too many eyes or heads or arms.

  •  

Меня несколько пугает мысль о том, что через пару-другую столетий станут возможными браки между людьми и андроидами и появятся дети.
Интересно, какого черта я так беспокоюсь по этому поводу? Боюсь, что приток их крови в нашу генетическую лужу изменит нас? Улучшит нас? Вот это попадает прямо в сердце моего всё ещё живого предубеждения, и оно извивается и шипит.
Впрочем, я — то этого уже не увижу. Очень утешительная мысль. Или нет? — 10

 

It scares me a little to think that in a couple of centuries there may be intermarriage between androids and humans, with children produced. I wonder why that thought frightens me so much. Because an injection of android blood into our genetic pool may change us, maybe? Improve us? The thought hits me where my prejudices live.
But I won't be there to see it happen. That's comforting. Or is it?

  •  

— Дихн ахм рууу дихн корп!
Это была замечательная, точная имитация. Но, увы, доктор Хорккк понятия не имел, что он, собственно, говорит. Возможно, он только что формально принял вызов на дуэль, или в оскорбительной форме помянул родословную робота, или согласился, что является низшим существом и заслуживает смерти на месте. Однако робот отреагировал вполне спокойно. — 13

 

"Dihn ahm ruuu dihn korp!"
Who knows what it means? But we assume that it's in the language of the High Ones.
Dr. Horkkk took another calculated risk. He put down his blackboard, stepped forward three paces, and said in clear tones, "Dihn ahm ruuu dihn korp!"
It was an excellent imitation. But for all Dr. Horkkk knew, he was accepting a challenge to a duel, casting aspersions on the robot's ancestry, or agreeing that he deserved to be obliterated on the spot. However, the robot's reaction was mild.

  •  

... банки данных <…>. На одном электроне записано больше информации, чем мы можем впихнуть в протеиновую цепочку. — 14

 

… computer banks — more bits of data recorded on one electron than we get into a whole long protein chain…

  •  

Человечество проживало бы в пещерах и ело бы на завтрак, обед и ужин сырое мясо, если бы время от времени кто-то не рисковал и не пускал в ход мозги. — 14; вариант распространённой мысли

 

… we'd still be living in caves and eating our meat raw if somebody, somewhere along the line, hadn't taken the risk of using his brain.

Перевод[править]

А. Тишинин, 1993 (с незначительными уточнениями)

Примечания[править]

  1. Игра слов: rice — рис, barley — ячмень, oats — овёс.