Роберт Силверберг

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

Роберт Силверберг (англ. Robert Silverberg, род. 15 января 1935) — американский писатель-фантаст.

Цитаты[править]

  •  

Мой стиль, естественно, отражает мои человеческие качества, а я всегда хотел быть искренним, непредвзятым, старался сообщить даже больше, чем другим хотелось на самом деле узнать. Следы этих качеств я нахожу в собственной прозе. У неё немало недостатков, но написанное мной мне нравится, ибо, хотя и у меня самого немало недостатков, я тем не менее собой вполне доволен. — мысли героя романа о себе

 

My style too reflects the man, for I know myself to be earnest, solemn, fond of courtly gestures, and given to communicating more perhaps than others realy want to know; al these traits I find in my own prose. It has its faults, yet am I pleased with it: I have my faults, yet am I pleased with me.

  — «Время перемен», 1971
  •  

Автобиография. Пожалуй, не стоит раскрывать два наиболее востребованных читателями вопроса: имена тех, кто побывал в моей кровати и ясные данные о количестве заработанных денег; всё остальное правомерно отразить.

 

Autobiography. Apparently one should not name the names of those one has been to bed with, or give explicit figures on the amount of money one has earned, those being the two data most eagerly sought by readers; all the rest is legitimate to reveal.

  — «Медь звенящая, кимвал звучащий», 1975
  •  

Ещё в 1950-е годы, в самом начале моей карьеры, я позволил некоторому раннему разочарованию на рынке нф[1] превратить меня в поставщика массово производимой ахинеи, я писал (и продавал) бесчисленные стопки вещиц с такими названиями, как «Хранители Хрустальных врат»[2] и «Гром над Стархэвеном»[3], нереконструируемой энергичной приключенческой pulp-литературы.

 

Back in the 1950’s, at the outset of my career, I had allowed some early discouragements in the marketplace to turn me into a purveyor of mass-produced claptrap; I had written (and sold) untold reams of stuff with titles like “Guardians of the Crystal Gate” and “Thunder over Starhaven,” unreconstructed zap-zap pulp adventure fiction.[4]

  — предисловие к «Маскам времени», 1977
  •  

«Мир Роканнона» <…> — это улучшенная космическая опера, дающая хорошие яркие впечатления <…>, краткий, бодро написанный, изобретательский и грамотный роман.

 

Rocannon's World <…> is superior space opera, good vivid fun <…>, short, briskly told, inventive and literate.[5]

  — рецензия, 1977
  •  

«Убийственный Фаренгейт» Альфреда Бестера <…> — это выдающаяся повествовательная структура и жизнерадостный стиль.

 

Alfred Bester’s ‘Fondly Fahrenheit’ <…> a paragon of story construction and exuberant style.[6]

  — «Размышления: как писать», 2002

Из художественных произведений[править]

Ниже приведены цитаты из произведений, о которых нет отдельных статей.
  •  

— Я объявляю вам великую радость. У нас есть папа!
По мере того как кардинал-архидиакон сообщает миру, что вновь избранный папа является именно тем кардиналом, той благородной и выдающейся личностью, чьего восхождения на святейший престол мы ждали так долго и с таким напряжением, на площади поднимается и растет ликование.
— Он, — продолжает кардинал-архидиакон, — принял имя…
Конец фразы заглушает восторженный ропот толпы, и я поворачиваюсь к Луиджи.
— Кто? Какое имя?
— Систо Сеттимо, — отвечает Луиджи.
Да вот он, папа Шестьдесят Седьмой, как мы должны его теперь называть.
На балконе появляется небольшая фигурка в золотом одеянии и протягивает руки к собравшимся. Да! Солнце блестит на щеках папы, на его высоком лбу и это блеск полированной стали! — перевод: А. И. Корженевский, 1989

 

"I announce to you great joy. We have a pope."
Cheering commences, and grows in intensity as the cardinal archdeacon tells the world that the newly chosen pontiff is indeed that cardinal, that noble and distinguished person, that melancholy and austere individual, whose elevation to the Holy See we have all awaited so intensely for so long. "He has imposed upon himself," says the cardinal archdeacon, "the name of—"
Lost in the cheering. I turn to Luigi. "Who? What name?"
"Sisto Settimo," Luigi tells me.
Yes, and there he is, Pope Sixtus the Seventh, as we now must call him. A tiny figure clad in the silver and gold papal robes, arms outstretched to the multitude, and, yes! the sunlight glints on his cheeks, his lofty forehead, there is the brightness of polished steel!

  «Добрые вести из Ватикана», 1971
  •  

... время никогда не тратится зря. Куда бы мы ни пошли, что бы ни делали, все это воспитывает. Даже если мы не сразу познаем урок.

  — «Замок лорда Валентина», 1980
  •  

... когда-нибудь любой мошенник сам себя перехитрит, если дать ему шанс.

  — «Одного поля ягоды» («Два сапога пара»), 1958
  •  

Тюлька затаилась во мраке, чтобы изловить кита. — в переносном смысле

 

A minnow huddled in the dark, waiting to trap the whales.

  — «Пасынки Земли» («Тень на звёздах»), 1958
  •  

В первый раз за всю жизнь он не побрился, и это очень раздражало его. — перевод: АО «Эгос», 1993; забавная алогичность фразы

  — «Плата за смерть», 1958
  •  

<Он> всю жизнь играл со смертью, а плата за смерть — смерть.

  — «Плата за смерть»
  •  

... тебя отправят в каторжную тюрьму на Занзибаре-9 на несколько месяцев или лет тесать камни в каменоломнях, которых хватит заключённым не на один геологический период. — глава 1; перевод: АО «Эгос», 1993

  — «Стархэвен», 1958
  •  

Мантелл выбрал треугольную маску, лежавшую в маленькой коробке, и в зеркале увидел свое отражение.
— Возьмите маску из коробки и наденьте на голову, — проинструктировали его. — Она обеспечит вам полную неузнаваемость.
Джонни растянул маску пальцами и надел её.
— Нажмите на рычажок у правого уха, — гласила следующая инструкция.
Он коснулся рычажка. И вдруг изображение в зеркале исчезло, сменившись расплывчатой фигурой того же роста, окутанной колеблющимся в воздухе туманом.
Теперь Мантелл вспомнил, что слышал о таких масках. Они рассеивали свет вокруг человека, надевшего маску, позволяя видеть только с одной стороны. — глава 11

  — «Стархэвен»

О Силверберге[править]

  •  

... молодому Роберту Силвербергу <…> я дал несколько полезных советов. <…> И что же вы думаете после этого сделало это жалкое, неблагодарное создание. Он со скоростью ракеты рванулся вперёд.
Я хотел было нагнуться и дать ему подзатыльник, как он со свистом взмыл вверх едва не ободрав мне нос. Когда я поднял голову и взглянул ввысь, там был Роберт Силверберг — звезда первой величины на небосклоне научной фантастики. Путь от простого читателя до настоящего мастера был пройден им за промежуток времени близкий к нулю.
Два месяца спустя знакомые уже говорили мне: «Давай, Азимов, трудись, продолжай в том же духе, и тогда, может быть, в один прекрасный день ты тоже станешь РОБЕРТОМ СИЛВЕРБЕРГОМ.» (Я всех их уничтожил, конечно, я убил каждого из них). <…>
... содержание его романов не является пустым и легкомысленным. Это не наспех написанные строки, а полные глубокого смысла, тонкого юмора и неистощимой выдумки произведения, читая которые вас порой будет бросать в дрожь и волосы встанут дыбом.[7]предисловие к авторскому сборнику Силверберга «To Worlds Beyond»

  Айзек Азимов, «О Роберте Силверберге», 1965
  •  

Там, где сегодня проходит Силверберг, остальные писатели научной фантастики пройдут завтра.

 

Where Silverberg goes today, the rest of science fiction will follow tomorrow.[8]

  — Айзек Азимов
  •  

Старый Силверберг был идиотом. Новый Силверберг — это нечто другое: очень колоритный, мрачный, мелодраматичный, нравственно-аллегоричный писатель, который нежиться в пышных описаниях и испытывает настоящую любовь к несчастью. — предисловие к авторскому сборнику Силверберга «The Cube Root of Uncertainty»

 

Old Silverberg is an idiot. New Silverberg is something else: a highly colored, gloomy, melodramatic, morally allegorical writer who luxuriates in lush description and has a real love of calamity.[9]

  Джоанна Расс, 1971
  •  

... Силверберг совершил уникальную эволюцию от рядового ремесленника до элитарного лидера «Новой Волны», автора интеллектуальной НФ прозы, густо насыщенной мифологической и культурологической символикой.[10]

  Вл. Гаков, «Энциклопедия фантастики. Кто есть кто», 1995

Статьи о произведениях[править]

Примечания[править]

  1. Кризис американской нФ 1950-х.
  2. Рассказ 1956 года.
  3. Повесть 1957 года, с следующем году переработанная в роман «Стархэвен».
  4. Robert Silverberg. Introduction // The Masks of Time. Berkley Books, 1978, p. vii.
  5. "Books," Cosmos, November 1977, p. 72.
  6. Reflections: How To Write, by Robert Silverberg, Asimov's Science Fiction, 2002.
  7. Айзек Азимов. О Роберте Силверберге // Роберт Силверберг. Сын человеческий. — СПб.: Эгос, 1993. — С. 697-699.
  8. Robert Silverberg, Dying Inside. ibooks, 2002. ISBN: 0-7434-3508-7 [978-0-7434-3508-6]
  9. Joanna Russ, "Books", F&SF, April 1971, p. 67.
  10. Силверберг (Silverberg), Роберт // Энциклопедия фантастики. Кто есть кто / под ред. Вл. Гакова. — Минск: Галаксиас, 1995.