ШНыр (серия романов)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Школа Ныряльщиков» — серия фэнтезийных романов для юношества Дмитрия Емца. Упрощённое название серии — «ШНыр».

Цитаты[править]

«ШНыр: Пегас, лев, и кентавр»[править]

• Хочешь скрыть от женщины-шпиона новейший танк — положи на мотор гнездо с цыплятами.(Ул)

• Чтобы составить о мужчине начальное и вполне прочное впечатление, нужно десять минут. Чтобы о девушке – две секунды. И еще две, потому что обязательно окажется, что ты понял все неправильно. И еще две… И еще… Причем последние две секунды обязательно упрутся в бесконечность.

• Чего ты заводишься? – Заводятся машинки!.. А я негодую!(/Аня Долбушкина Наста)

• Плюс – он потому и плюс, что состоит из двух минусов.

• Не хочу навязывать свой взгляд на вещи, но куча народа спилась, понятия не имея, как выглядит формула спирта. (Кавалерия Валерьевна )

• Я не люблю глушить девушек саперной лопаткой. - А что, жалко? - А ты думаешь, не жалко? а если ручка треснет? (Ул/Аня Долбушкина )

• Когда трудно и больно — значит, двигаешься в правильном направлении.

• По логике вещей: лучший способ, чтобы кто-то что-то делал, — регулярно умолять его этого не делать! (Кавалерия Валерьевна )

«ШНыр: у входа нет выхода»[править]

• Всегда приятно ковыряться пальчиком в чужой ранке, но стоит кому-то залезть в твою, удовольствие сразу обнуляется. Если у тебя есть вавка, прячь её, чтобы друзья не стали утешать. А то найдутся те, что станут зашивать суровыми нитками обычную кошачью царапину.

• Ученики младших классов прут огромные ранцы, от которых позвоночник осыпается в трусы. Чем старше ученик, тем рюкзак меньше, и, наконец, наступает день и час, когда человек идет в школу, сунув под ремень брюк единственную тетрадь по всем предметам.

• Чем сильнее любят — тем больше запрещают. Если хочешь наверняка уничтожить того, кого любишь, разреши ему всё.

• Поступок всегда важнее слов. Человек способен орать два часа — и помочь. Или два года сюсюкать — и предать. (Кавалерия)

• Очень трудно любить того, кто близко. Просто любить того, кто далеко. Допустим, я люблю писателя Чехова, но, живи мы с ним в одном доме, меня бы раздражало, как он смеется, булькает чаем или бросает на полировку мокрую ложку. То есть пока я не научился терпеть кого-то вблизи, нет смысла говорить, что я кого-то люблю.

• У царя одна дочь была царевна Несмеяна, а другая – царевна Ржака. Царь обещал одну половину царства тому, кто насмешит Несмеяну, а другую – тому, кто уймет Ржаку.

• На войне ставят к стенке не того, кто убил мало врагов или стрелял из винтовки с закрытыми от ужаса глазами или тихо кричал: «Ура!» Ставят к стенке тех, кто дезертировал. Просто бросил свой пост и убежал...

• – Давай захватим мир! – предложил однажды Ул. Яра подумала и согласилась. Она обожала масштабные злодейства. – Мир, ты захвачен!

«ШНыр: Мост в чужую мечту»[править]

• Этот человек заразен. Почему заразен? Ему все равно, во что верить, только бы ни во что не верить. (Кавалерия)

• Причина любой неудачи — малое хотение, жалость к себе и расслабленность. (Из дневника невернувшегося шныра.)

• Мы часто путаемся со словом «любовь». Тащить в ветеринарку кусающуюся от страха уличную псину с гниющей ногой — это любовь. Жить с надоевшим до тошноты спившимся родственником и стараться, чтобы он хотя бы не замерз, — тоже любовь. А остальное — это так, слюнообмен!

• Человек постоянно составляет список тех, на кого можно орать. Это золотой запас его психологического здоровья. И почему-то во главе этого списка всегда те, кто его любит. (Мамася)

• Самые большие гадости совершаются всегда из лучших побуждений. Из худших побуждений делаются максимум средние гадости.

«ШНыр: стрекоза второго шанса»[править]

• Странно. Девяносто пяти процентам людей[1] я не могу сказать правду, потому что они её не поймут или обидятся. И девяносто пять процентов людей никогда не говорили правды мне, потому что обижусь я. И сам себе я в десяти случаях из ста не могу сказать правду, потому что мне будет страшно.

• Внутри каждого из нас. Живет трус. Тряпка. Паникер. До поры до времени он. Прячется. Но едва возникнут подходящие обстоятельства. Наносит удар. Потом снова. Прячется. Так что даже не понимаешь. Откуда все. Прилетело.(Меркурий)

• Я поднимусь на крышу, лягу животом на перила и соскользну головой вниз с двадцать пятого этажа . На уровне третьего этажа я ухвачусь за бельевую веревку и спасусь. Я все просчитала . Я же умная и осторожная девочка !(Рина)

• Приличный вид еще не гарантия приличного поведения!

• Сумашечкин домик. Комната полна внешне нормальных людей. Одни читают, другие лежат на кроватях, третьи беседуют. Вдруг кто-то случайно произносит: «Дай взаймы!» Какой-то мужчина хватает табуретку и начинает ей размахивать. Врываются санитары, уводят. Входит строгий доктор: «Кто сказал „дай взаймы“? При нем нельзя говорить о деньгах!» Сумасшедшего уводят на укол. Снова все тихо и спокойно. Потом кто-то случайно произносит: «Поцелуй!» Молодая девушка начинает кататься по полу. Входит строгий доктор: «Ну, просто, как дети! При ней нельзя говорить о поцелуях!» Девушку уводят. И так поочередно уводят всех. В кадре — пустая комната. Рина. Сюжет для короткометражки

• Житейская педагогика — это когда выведенная из себя родительница гонится за сыном с криком : «Твою мать!»

• Пока человек не перестанет есть окурки с асфальта, глупо заморачиваться с выбором зубной пасты(Ул)

• Ты как-то плохо думаешь о людях. - Я думаю о людях как-то трезво.

«ШНыр: Муравьиный лабиринт»[править]

• Горькая такая правдивая любовь: когда любишь человека и видишь, что он несовершенен, а все равно продолжаешь любить, потому что, потеряв это чувство, разом потеряешь все.

• Дом — место, где тебя любят. Включенная на кухне лампа, которую видно с улицы темным сырым вечером. Стол с супом и всякими булками. Кипящий чайник. Но все же главное: просто место, где тебя любят, и больше, по сути, ничего.

• Когда я хочу работать, мне все мешают. Но когда я сажусь работать, а мне никто не мешает, я немедленно все бросаю и бегу узнавать, почему мне никто не мешает, и искать тех, кто будет мне мешать. (Рина)

• Тут муха летает. В холоде таком! – пожаловалась Лара. – Она живая? – спросила Фреда. – Не знаю. Наверно.Лара даже не поняла тупости вопроса. Ее можно было спрашивать о чем угодно, например какого цвета зеленые огурцы, и она всегда серьезно отвечала

• Что я могу знать? Я бедная глупая женщина! Мой интеллектуальный максимум – высчитать в уме, во что превратятся сто тридцать два рубля, положенные на депозит, через 1756 дней при семи с половиной процентах годовых. (Лиана Григорьевна)

Примечания[править]

  1. Возможно, отсылка к мему «95% населения — идиоты».