Перейти к содержанию

Борис Акунин

Материал из Викицитатника
Борис Акунин

Борис Акунин, 2013 г.
Статья в Википедии
Медиафайлы на Викискладе

Григо́рий Ша́лвович Чхартишви́ли (род. 20 мая 1956) — русский писатель, литературовед, переводчик, японист, общественный деятель. Большинство художественных произведений публикует под псевдонимом Бори́с Аку́нин.

Цитаты[править]

  •  

Всякий человек обладает неким запасом психической и нервной прочности. Персональные чаши терпения весьма разнятся по своей емкости — от бездонной бочки до напёрстка. У творческой личности этот сосуд совсем мал. Каждая падающая в него капля — не мелочь, а событие, обретающее значение символа. Когда несчастья или даже просто неприятности сыпятся сплошной капелью, писатель слышит в этом дробном речитативе зловещий рокот судьбы.

  — «Писатель и самоубийство», 2000
  •  

Россия — страна литературоцентричная. <…> Советский Союз — <…> страна, которая началась с одной книги. Её написал Карл Маркс. И закончился СССР благодаря одной книге — «Архипелаг ГУЛАГ».[1]

  •  

Необходимость в герое возникает тогда, когда нужно что-то спасать, когда требуется своим телом затыкать какую-то прореху. Герой и героизм — это явные признаки того, что в системе происходит сбой. И когда говорят: «героическое время», это всегда означает, что время настало паршивое.[2]

  •  

… Россия всё время возвращалась от свободы назад к несвободе, не потому, что были какие-то особенные сатрапы здесь. <…> Это вот таким большим государством, как Россия, да, таким разномастным, таким разным. <…> одно дело ты родился, живёшь в Чечне, другое дело — в Якутии, третье дело — в Петербурге, да, ну это как бы совсем разная жизнь, другая ментальность, <…> всё разное.
Эта страна может сосуществовать в двух режимах.
Или в режиме, когда всё управляется очень жёстко из центра. <…> И когда всё решается там наверху, а если чуть что, значит, туда отправляется полицейская сила, чтоб, не дай Бог, ничего там не произошло.
Или <…> страна превращается в такие Соединённые Штаты России.
Когда все основные вопросы решает местное население, как им жить, а за центром остаются некоторые объединяющие функции <…>.
Любые попытки найти что-то посередине приводят к тому, что страна начинает разваливаться. Вот, приходит, допустим, к власти демократическое правительство. Допустим, Ельцин Борис Николаевич. Страна начинает распадаться на куски, потому что страха больше нет. Всюду есть какие-то местные там царьки, ханы и баи, у которых есть свои интересы. Центр они больше не боятся. Начинается сепаратистское движение повсюду. <…> Из Москвы <…> смотреть на это невозможно. Хочется послать туда войска и навести там, наконец, уже порядок. Начинается Чеченская война. <…> Нужна сильная рука. <…> И новая спираль. <…> И дальше одно идёт за другим. И оказывается, что ради стабильности, ради сохранения вот этой структуры, надо уничтожить все свободы, установить стабильную власть. Самая стабильная власть — это пожизненная диктатура или монархия. <…> когда этот стержень распадается <…> — всё это развалится.
После того, как закончится Путин, а он очень сильно приблизил сейчас этот момент вот этой своей украинской авантюрой, это всё начнет разваливаться. <…>
Для того, чтобы этого не произошло, надо будет снова собирать Россию вместе на других основаниях, уже как настоящее федеральное государство. <…> Я не исключаю, что в этой стране в каких-то её <…> республиках или как будут называться, одни будут более демократические, другие будут менее демократические, третья какая-нибудь вообще захочет, по законам шариата жить, и Бог с ней, если она так хочет.
И вот тогда, объединённая какими-то общими интересами, живущая вместе не потому, что страшно выходить, а потому, что выгодно…

  интервью Ю. Дудю 4 марта 2022
  •  

Российская культура печальна и склонна к унынию.[3]

  •  

Я вообще осуждаю обычно только людей, которые активно творят зло. А к остальным я стараюсь относиться с сочувствием и пониманием.[4]

  •  

Если под этим термином [рашизм] подразумевается российский империализм - это нормальный термин, если-же под этим имеется ввиду всё российское и всё русское - ну это несправедливо и неправильно.[5]

  •  

Путин для меня открылся с новой стороны в 14 году. Я понял, что я неправильно оценивал этого правителя. Я исходил, что это такой наш то-ли плутократ, что это - вор, оказалось - кровопийца. Это стало ясно в 14 году, стало ясно, что это не только и не столько про деньги, сколько про манию величия и про паранойю. Ну и конечно события 2022 года перевели эту патологию на принципиально иной уровень. Теперь речь идёт о том, что государство Россия по видимому от этого удара не оправится [6]

  • Литература - это всегда анархистское приключение. Нет ничего скучнее литературы, придерживающейся установленных правил.

Об Акунине[править]

  •  

Проект «Акунин» — это раковая опухоль на теле литературы, бессмысленная стилизация, внедряемая путём зомбирования покупателей. Художественной ценности эти тексты лишены. Ну, надёргал откуда-то словечек, сюжетиков, мотивов, «изучил быт», слепил из всего этого что-то — но зачем, если есть оригинальная литература, под которую он пытается писать? Понятно: хочет бабло.[7]

  Михаил Золотоносов
  •  

Акунин играет стереотипами для того, чтобы манипулировать читательскими ожиданиями, но в конечном счёте всегда проблематизирует их <…>. Подобное происходит в любом достойном постмодернистском тексте…[8]

  Марк Липовецкий
  •  

Реноме классика можно поддерживать тремя способами. Вариант первый: писать не покладая рук <…>. Оно и здорово, но могут невзначай перепутать с Донцовой или Бушковым. (Акунина, кажется, уже путают.)

  Андрей Немзер, «Клону — клоново», 13 мая 2005
  •  

Акунин — это отлично налаженная творческая «машина», с хорошо развитым воображением и крепким культурным бэкграундом. Но даже Акунин <…> в последнее время пробуксовывает.

  Павел Басинский, «Граф уходящий», 3 ноября 2009
  •  

«Планета Вода» насквозь пропитана развесистой жюльверновщиной <…>.
Вряд ли Акунин рассчитывал на такой эффект, но получился классический американский палп-фикшн: гротескные персонажи, лубочный сюжет, абсурдные диалоги. <…> Мучительно стыдно за писателя, который вымучивал эти водянистые детективно-шпионские страсти.
Понятно, что повесть писалась для читателей, далёких от «жанровой» литературы, но даже при таком раскладе — натужно, неубедительно, банально.[9]

  Василий Владимирский

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Урок литературы и истории // Грани.Ру, 04.08.2008.
  2. Беленицкая О. Герои во времени. Сергей Капица и Григорий Чхартишвили — о трансформации понятия героизма и образа героя // В мире науки. — 2011. — № 5. — С. 68-69.
  3. «Я думал, Путин — вор, а он кровопийца»: Борис Акунин — о судьбе России, режима и политзеков (5:16 - 5:22). "YouTube", 09.11.2023
  4. «Я думал, Путин — вор, а он кровопийца»: Борис Акунин — о судьбе России, режима и политзеков (12:46 - 13:02). "YouTube", 09.11.2023
  5. «Я думал, Путин — вор, а он кровопийца»: Борис Акунин — о судьбе России, режима и политзеков (15:00 - 15:12). "YouTube", 09.11.2023
  6. «Я думал, Путин — вор, а он кровопийца»: Борис Акунин — о судьбе России, режима и политзеков (17:25 - 18:23) "YouTube", 09.11.2023
  7. Это критика. Вып. 22 (интервью с М. Золотоносовым) // Русский журнал, 22 января 2004.
  8. Это критика. Вып. 23 (интервью с М. Липовецким) // Русский журнал, 12 февраля 2004.
  9. Мир фантастики. — 2015. — № 10 (146). — С. 32.

Ссылки[править]

Подборка материалов на vikent.ru