Были у меня собака и кошка

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Были у меня собака и кошка» (чеш. Měl jsem psa a kočku, также Pudlenka aneb Měl jsem psa a kočku) — сборник юмористических фельетонов Карела Чапека, впервые изданный в 1939 году.

Цитаты[править]

  •  

Много воды утекло, и, в частности, много натекло лужиц. Дашенька — уже не беспомощный комочек с трясущимся хвостиком, а совершенно самостоятельнее, лохматое и озорное, зубастое и непоседливое, прожорливое и всё уничтожающее существо. — перевод: Б. В. Заходер, 1957

  — «Дашенька, или история щенячьей жизни» (Dášeňka čili Život štěněte), 1932
  •  

Состояние недоверия — первобытное состояние дикости; недоверие — закон джунглей. — перевод: В. Мартемьянова, 1977

  — «Кошка» (Kočka), 1925
  •  

Вот — мой человек. Я его не боюсь. Он очень сильный, потому что очень много ест; он — Всеядный. Что ты жрёшь? Дай мне!
Он некрасив, потому что без шерсти. У него мало слюней, и ему приходится умываться водой. Мяучит он грубо и слишком много. Иногда со сна мурлычет.
Открой мне дверь!
Не понимаю, отчего он стал Хозяином: может, сожрал что-нибудь необыкновенное.
Он содержит в чистоте мои комнаты.[1]

  — «С точки зрения кошки» (Z názoru kočky), 1919

Минда, или о собаководстве[править]

Minda čili O chovu psů, 1927[1]
  •  

У каждого из нас есть в душе чувствительное место, еще не покрывшееся кожей и волосами: местечко обнажённое и болезненно дрожащее, которое мы хотели бы скрыть от всего света.

  •  

Сядь, Минда, и слушай. Есть три заповеди:
1) быть послушной,
2) соблюдать чистоту в комнатах и на лестнице,
3) жрать, что даю.
Заповеди эти — божественного происхождения и даны собачьему роду для того чтобы поставить его над всеми зверями полевыми.

Собака и кошка[править]

Pes a kočka, 1932[1]
  •  

Я очень пристально наблюдал и могу утверждать с почти абсолютной уверенностью, что собака никогда не играет в одиночестве, нет. Собака, предоставленная самой себе, если можно так выразиться, прямо по-звериному серьёзна; если у нее нет никакого дела, она смотрит вокруг, размышляет, спит, ловит на себе блох или что-нибудь грызет — скажем, щётку или ваш башмак. Но не играет. Оставшись одна, она не станет ни гоняться за собственным хвостом, ни носиться кругами по лугу, ни держать в пасти ветку, ни толкать носом камень; для всего этого ей необходим партнер, зритель, какой-нибудь соучастник, ради которого она будет лезть из кожи. Её игра — неистовое проявление радостного чувства товарищества. Как она виляет хвостом только при встрече с родственной душой-человеком или собакой, — совершенно гак же она может заняться игрой только в том случае, если кто-то играет с ней или хотя бы смотрит на нее. Есть такие чуткие собаки, для которых игра теряет всякий интерес, как только вы перестанете обращать на нее внимание: видимо, игра доставляет им удовольствие только при условии, что она нравится и вам.

  •  

Я сказал бы, что кошка принадлежит к породе ироников, забавляющихся людьми и обстоятельствами, но молча, с некоторым высокомерием тая это удовольствие про себя; а собака – та из породы юмористов: она добродушна и вульгарна, как любитель анекдотов, который без публики помирает от скуки. Движимая чувством товарищества, собака из кожи лезет вон, чтобы показать себя с наилучшей стороны; в пылу совместной игры она не щадит себя. Кошка довольствуется сама собой, собака жаждет успеха. Кошка субъективистка; собака живет среди ближних — стало быть, в мире объективного. Кошка полна тайны как зверь; собака проста и наивна, как человек. Кошка – отчасти эстетка. Собака — натура обыкновенная. Или же творческая. В ней есть нечто, обращенное к кому-то другому, ко всем другим, она не может жить только собой. Как актер не мог бы играть только перед зеркалом, как поэт не мог бы слагать свои стихи только для себя, как художник не стал бы писать картины, для того чтобы ставить их лицом к стене…

Примечания[править]

  1. 1,0 1,1 1,2 Перевод: Д. А. Горбов, 1958.