Война с лилипутами

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Война с лилипутами» — фантастико-фэнтезийный роман Кира Булычёва из цикла «Приключения Алисы», впервые изданный в 1992 году. До этого с 1990 года отдельно вышли все части, кроме второй.

Цитаты[править]

Часть первая. Сражение в кустах[править]

  •  

— Была у меня любимая куколка, — сказала Алиса. — Звали её Дашей. Она убежала из дома с одним гномом. А платье от неё осталось… Ты бери, не стесняйся, ведь стрекозам и паукам совершенно всё равно — девочка ты или мальчик. — глава 3

  •  

Муравей всегда скорее заметит медведя, чем медведь — муравья. — глава 6

  •  

Пашка, Аркаша исчез! Я ухожу туда, чтобы его искать. Оставайся на связи — твоя помощь может оказаться решающей. Родителям — ни слова!
Алиса выбежала к красно-белой полосатой кабине, что мирно стояла перед верандой, как пограничная будка.
Она открыла люк и хотела было забраться внутрь. Но сообразила, что из этого ничего не выйдет. Ведь если в самом деле она станет маленькой, как Аркаша, то её буквально погребёт под собой её нынешний костюм — брюки и куртка, носки и тапочки, наручные часы придавят её, а заколка в коротких волосах пронзит, как сабля.
Алиса положила заколку на траву, разулась, потом оглянулась — никого поблизости, даже любопытного Мордашкина нет. И всё равно было неловко раздеваться догола. Алиса даже сделала шаг, чтобы спрятаться за кабину — но ведь неизвестно, с какой стороны раздеваться безопаснее.
«Алиса, — сказала она себе, — ты с ума сошла — терять время на такие глупые рассуждения! Три-четыре-пять!» Она скинула всё с себя и нырнула в тёмное нутро кабины. — глава 7

  •  

И тут стало страшно. Сама не ожидала, что испугается, но испугалась — от неуверенности в том, удастся ли вернуться в свой размер и в свой мир, мало ли что случается? Вдруг останешься крохотулей. Два лилипутика на всей планете — она и Аркаша, будут они жить в коробке из-под ботинок, выращивать тлей, бегать от пчёл, смертельно бояться кота, а со всех сторон к ним будут приезжать экскурсии, смотреть на них сквозь специальные увеличительные стёкла и протягивать сквозь решетку крошки хлеба. А на решетке, конечно же, будет надпись: «Кормить Алису и Аркашу строго запрещается. У них из-за вас хроническое расстройство желудка». Мама будет приходить каждый день, сидеть в сторонке и тихо плакать…
Алисе стало так себя жалко, что она чуть не расплакалась. Но плакать было некогда — Алиса понимала, что, как только уменьшение закончится, надо бежать к Аркаше на выручку. — глава 7

  •  

— Как зовут твою ничтожную планетку? — закричал адмирал, обращаясь к Аркаше.
— Земля, — ответил Аркаша.
— Земля — ты наша рабыня! — завопил адмирал. — глава 10

  •  

Бабушка Лукреция заглядывала внутрь и улыбалась им.
Глаза её были размером с человека, а ресницы — как сабли.
— Лукреция Пантагрюэлевна, — сказала Алиса. — глава 13

Глава 1[править]

  •  

Тысячи человек славят меня как самую отважную девочку во Вселенной, другие удивляются моим мужеству и талантам. Но дома, в Москве, никому и дела нет до моих подвигов. Все заняты своими хлопотами. И даже намерены посадить меня под домашний арест, как несчастного Колумба. Тут уж невольно задумаешься, а достойно ли человечество жить одновременно со мной?»

  •  

… в комнату вошел домашний робот Поля, который нянчил Алису ещё во младенчестве.
Правая рука его покоилась на широкой чёрной перевязи. Вчера робот поскользнулся на банановой корке, которую сам при уборке забыл на полу, упал, ушиб руку и решил, что сломал её. Он отказался вызывать ремонтников и занялся самолечением. Зрелище, конечно, комическое, но Поля так давно живёт среди людей, что считает себя человеком. — робот упоминается в последующих повестях

  •  

Вошёл папа и с деланной бодростью сообщил, что зоопарке начали нестись выкумсы и крокумсы. — больше в повестях не упоминаются

  •  

… Пуччини-1 выступал с группой дрессированных носорогов. Носороги кувыркались, стояли на рогах и пели простые песни, сами себе отбивая такт на больших барабанах — тамтамах.

  •  

Алиса <…> ждала, что же придумает испанская правящая камарилья в лице её родителей для того, чтобы оставить Колумба дома и забыть о его подвигах и открытиях.

  •  

— Алису нельзя отпускать к тёте Аустре, — сказал домработник Поля. Он стоял в углу и ничего не делал, так как считал себя раненым. — Она тут же сбежит от тети, а тетя старенькая и её не догонит.
— Этого ещё не хватало! — воскликнула Алиса. — Зачем мне убегать от тети Аустры?
— Затем, чтобы переплыть через море в Швецию.
— Но зачем мне переплывать через море в Швецию?
— Чтобы утонуть на полдороге, — сказал Поля и засмеялся.

  •  

«Иногда так хочется рассказать правду о невероятных и страшных приключениях. Но Алиса ничего не станет рассказывать дома — не поймут, только перепугаются. Вот, наверное, и Христофор Колумб своей старушке маме о штормах и смерчах — ни слова. И старушка мама была уверена, что он плавает по спокойному морю, не отходя далеко от берега».

Часть вторая. Кто я?[править]

  •  

— Вот тебя и отправят в подземелье горную пряжу чесать. — глава 1

  •  

Алиса уже представляла себе, как они с Аркашей напишут доклад о лилипутских цивилизациях Галактики и выступят на научном конгрессе. Бородатые земные академики будут хлопать в ладоши, а зеленые слизистые плюхи с Кавари будут пускать к небу радужные пузыри восторга. — глава 4

Глава 2[править]

  •  

— Я думаю, — продолжал робот Поля, — вам надо сообщить о ситуации инспектору Крому, затем вместе с ним заявиться на ту планету, всех негодяев арестовать, рабство отменить, сиенду сжечь и рабов отправить в санаторий.

  •  

— Сколько стоит рабыня на вашей планете?
— Очень дорого, — ответила Заури. <…> — Тысячу кредитов.
— А сколько стоит один кредит? Что можно на него купить?
— На кредит можно целого барана купить.
— Значит, ты стоишь столько, сколько тысяча баранов?
— Это немыслимо дорого, — сказал робот. — За такую капризную рабыню не дадут и барана.

  •  

— А кто тогда будет моим хозяином?
— Хочешь, я буду?
— Нет, только не ты! — взмолилась рабыня. — Ты будешь меня иголками колоть.
— Я? Иголками? Я никого никогда не колола иголками.
— Это потому что у тебя раньше не было рабыни. А как я стану твоей рабыней, тебе сразу захочется колоть меня иголками.

  •  

— Теоретически, — сказал робот, — меня можно рассматривать как раба Алисы и всего её семейства. Но, по сути дела, я допускаю, что все обстоит наоборот, и они являются моими рабами!

  •  

— И я с вами, — сказал Поля.
— Нет, голубчик, — возразила Алиса. — У тебя куда более трудное задание. Ты должен остаться здесь, хранить нашу тайну, а в случае нужды организовать спасательную экспедицию.
— Рад стараться! — ответил робот. <…> Он стоял понуро, не глядел на Алису.
— Ты что, чем-то недоволен? — спросила Алиса.
— Настоящий мужчина всегда недоволен, — вздохнул робот, — если женщины уходят в бой, а он остаётся на кухне.
— Твой бой ещё впереди, — ответила Алиса.

Часть третья. Погоня за прошлым[править]

  •  

Бандитами командовал младший брат рабовладельца. Взрослых они убивали или выкидывали за борт, а детей свозили на сиенду Панченги, где они трудились с утра до вечера, вспахивая землю, пропалывая картошку и ремонтируя компьютеры. — глава 1

  •  

Никто не запрещает фокусникам выдумывать и показывать зрителям любых чудовищ или, скажем, единорогов. Но после окончания выступления чудовище должно раствориться, исчезнуть! Ведь оно ненастоящее! Оно только кажется настоящим. Однажды, после представления, бабушка, как и положено, сказала кентавру:
— Исчезни!
А кентавр не исчез.
— Послушай, — сказала бабушка Лукреция. — Это уже никуда не годится. Что обо мне подумают мои коллеги? Что я не могу дематериализовать какое-то привидение?
— Вот это ты зря, — сказал кентавр, который страшно обиделся, что он — привидение. Для доказательства обратного он тут же нагадил на пол.
<…> у него случился несчастный роман с соседской коровой Зорькой, которая бросила его и предпочла цирковому артисту банального быка Василия. — глава 1

  •  

— Тигров здесь мало, и они травоядные. Едят в основном лилии.
— Значит, они не тигры, — вмешалась рабыня, — а коровы или тюлени.
— Но лилии на этой планете бегают быстрее лошади, — сказал катер. — глава 3

  •  

— Однодневки… — вздохнул старатель. — Их здесь много, и размером они не больше комара… Они выходят на свет утром, порхают весь день и умирают к вечеру от старости. Я на них и внимания не обратил. И не заметил, что когда я принёс свою первую добычу и разложил её сушиться на столе, несколько однодневок прилетели и принялись ползать по корешкам. Я не заметил, конечно, что большинство однодневок вечером умерли, как им и положено, но несколько остались жить, потому что поели моего корня. За ночь они выросли вдвое, а утром вновь набросились на корень бессмертия. <…> С тех пор они всеми правдами и неправдами каждый день жрут всё, что я собираю и выращиваю. Они стали дьявольски хитрыми! Они выросли в тысячу раз. Они уже не однодневки, а трёхлетки! Они уже больше меня ростом!
— Их надо было всех передавить, — мрачно сказала Лара. — А корешки продать людям!
— Я так и хотел сделать, — сказал Фока.
— А почему не сделали?
Фока отвернулся от девочек, вздохнул и сказал:
— Жалко их стало.
— Кого? — не поняла Алиса. — Насекомых?
— Для вас это просто насекомые, может, даже противные, а я их уже давно каждую в лицо знаю. И я понимаю — они же умные стали, они жить хотят, у них теперь и дети, и внуки есть. — глава 3

  •  

— Я против, — сказал катер. — Во мне же записано: летать не рекомендуется.
— Катер, катерочек! — взмолилась Лара Коралли. — Неужели ты не понимаешь, что там, вернее всего, сидят мои мама и папа и ждут меня не дождутся.
— И давно ждут? — спросил деловито катер.
— Точно я тебе не скажу, — ответила Лара, — но не меньше десяти лет.
— Значит, сильно соскучились, — сказал катер и не двинулся с места. <…> — Я не могу выполнять приказы несовершеннолетней девушки, которая находится в нервном состоянии. <…> Лучше уж я буду слушаться Алису. — глава 6

  •  

— Мои учёные найдут способ увеличить корабль не сегодня завтра. Они обещали. Иначе им не будут давать компота — непереносимое горе! — глава 7

Часть четвёртая. В пиратском логове[править]

  •  

— Но сначала мы вас обыщем, — заявил адмирал.
— Великолепная идея! — ответил фокусник. — Особенно опасайтесь девочку. У неё за ушами пулемёты. — глава 1

  •  

… пиратская планета скрывается сразу за чёрной дырой, в раковидной туманности, состоящей из белых карликов, неподалёку от фонтана обратного времени, брызги которого смертельно опасны для пролетающих кораблей. — глава 2

  •  

— Здравствуй, Алисочка! — воскликнул Крыс. <…>
— Не узнаёшь ли ты своего старого друга Весельчака У?
Наверное, это прозвучит странно, но при виде старых негодяев, которые когда-то причинили Алисе столько неприятностей и даже горя, Алиса вовсе не рассердилась. Они казались ей сорняками — растут, всем мешают, пользы никакой, один вред, но в то же время ты уже привыкла к этой крапиве, куда от неё денешься?
Алиса понимала, что рассуждает неправильно. Пиратство надо уничтожать, а пиратов наказывать. Известно, что Крыс уже на Алисиной памяти отсидел полгода в тюрьме Галактического центра, но потом воспользовался своим умением перевоплощаться. Когда его перевели в госпиталь из-за коклюша, он смог во время уборки превратиться в пылесос и пока робот-уборщик старался понять, почему у него два пылесоса вместо одного, подкатился к мусоропроводу и был таков. — глава 2

  •  

— … мне рассказывали, что наша планета — резервная секретная база уже много лет. Только раньше ею владела банда Трёхглавого Кавра, а потом её перекупили Крыс с Весельчаком У. Ушли на пенсию и захватили.
— Ушли на пенсию? — удивилась Алиса.
— Говорят, что им надоело носиться по Галактике и скрываться от патрулей. Пускай, говорят, молодёжь этим займётся.
— Правильно, — поддержал его другой пират. — Они купили планету со всем барахлом и заняли главный дворец. А теперь занимаются тем, что торгуют награбленным или дают убежище тем пиратам, которым надо отсидеться.
— А мы им служим, — сказал первый пират.
— И довольны. Здесь есть все для культурного человека. А работа не пыльная. Стережем грузы, разнимаем драки, охраняем наших шефов, а кое-кто собирается писать мемуары.
— А что нужно культурному человеку? — спросил Пуччини-2.
— Выпить, закусить, с девушкой потанцевать, — ответил пират. — глава 2

  •  

Крыс бухал по большому барабану, Весельчак У молотил по маленьким, а Алиса подумала: как же мы мало знаем людей, включая собственных врагов. <…> Если человек любит стучать на барабане, то он ещё не совсем потерян для Галактики. Он не автомат и не машина. — глава 3

  •  

И особенно много среди разбойников всегда было историков и экономистов — они с наслаждением учат людей тому, что было, что будет, и тому, как надо жить и тратить деньги. А вот математиков и физиков среди разбойников не встречается — для этого надо хотя бы научиться считать до двадцати пяти, а таких образованных редко держат в разбойниках. — глава 4