Джеймс Уайт (фантаст)

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

Джеймс Уайт (англ. James White; 1928—1999) — британский писатель-фантаст, один из представителей «новой волны».

Цитаты[править]

  •  

Э. Э. Смит открыл мне глаза на то, что инопланетяне, изображаемые в фантастике <до середины XX века> только злыми, могут быть и добрыми. Хайнлайн же показал, что героем в научной фантастике может быть не только супермен, но и обычный, ничем не примечательный человек, <не отличающийся, по сути дела, особо от читателя>.[1]

 

E. E. Smith opened my eyes to the fact that there could be good aliens as well as evil ones, while Heinlein demonstrated that it is, after all, possible to write 'hard' sf stories which centre around quite ordinary people.[2]

  •  

Разумеется, <я уделяю> сюжетной идее должное внимание, но персонажи скоро начинают жить своей жизнью. Некоторые авторы, Боб Шоу, например, всегда знают, как должен развиваться сюжет на том или ином этапе произведения. Но я предоставляю моим героям свободу, позволяю рассказу развиваться в зависимости от их характера и индивидуальных способностей. Можно сказать, что Шоу использует карту, чтобы показать читателю, куда ему двигаться, тогда как я предоставляю только компас.[1]

 

Of course, the plot idea must come first — but the characters soon take over. Some authors — Bob Shaw, for example — always know where the story is going at any given stage. But I prefer to give my characters more leeway, allowing the story to evolve from their individual natures. You might say that Bob Shaw uses a map to show where he is going, while I use a compass.[2]

  •  

В медицинской SF, как правило, после природной или техногенной катастрофы происходит насилие и кровопролитие, — «Нервы» Лестера дель Рея начала сороковых произвели глубокое впечатление на меня... А если по сюжету в таком произведении развивается война, то главные персонажи борются за то, чтобы сохранять жизни, а врачи и медсёстры, как правило, не любуются «героями» со всех сторон, занимаясь восстановительной терапией пострадавших.
Ещё одна причина, почему я предпочитаю персонажей-медиков, заключается в том, что я хотел быть врачом, но вместо этого <после школы> мне пришлось зарабатывать... Что, вероятно, было к лучшему, поскольку писательство позволяет мне наслаждаться всеми драмами и волнительными событиями, сопровождающими медицинскую практику, фактически не рискуя чьей-либо жизнью в процессе этого...

 

In a medical sf story, the violence and bloodshed usually come about as the result of a natural or technological catastrophe — Lester del Rey's Nerves of the early forties made a deep impression on me... But if there is a war situation in such a story, then the leading characters are fighting to save lives, and doctors and nurses do not as a rule admire the 'heroes' on either side who are making so much medical repair work for them.
Another reason why I prefer medical characters is that I wanted to be a doctor myself, but I had to go out to work instead... This was probably for the best, since writing enables me to enjoy all the drama and excitement that go with the practice of medicine without actually risking anybody's life in the process...[3][2]

  — «Реальность в научной фантастике»
  •  

Мне всегда казалось, что лучшими становятся те рассказы и романы, в которых обыкновенные люди сталкиваются лицом к лицу с невероятными ситуациями, а не наоборот. И моя ранняя привязанность к научной фантастике, которую я сначала «попробовал» как читатель, а уж потом писал сам, обусловлена как раз этим: это единственный жанр, позволяющий обыкновенным людям сталкиваться с чем-то, действительно из ряда вон выходящим! Я сам больше всего люблю писать о том, как знакомые мне психологически и «поведенчески» земляне сталкиваются с неизвестными и малопонятными в своих побуждениях и поступках инопланетянами. Попытки понять их часто высвечивают в, казалось бы, знакомых моих «соплеменниках» многие интересные и парадоксальные черты... Вообще, это проблема проблем: понимания, адаптации к чему-то совершенно непривычному (будь то человек другой культуры или просто иная точка зрения). Когда сталкиваешься с нею —какими мелкими и лишь претендующими на значительность кажутся все эти распри и перебранки из-за цвета кожи или политических лозунгов! Хотя именно они, к сожалению, и стали поистине дьявольским наваждением нашей цивилизации.[4]

  •  

<Мой> «Второй конец света» был номинирован на «Хьюго», но проиграл роману «Чужак в чужой стране» — какого-то американского писателя, фамилию которого я забыл.[1]шутка

Из произведений[править]

  •  

... война не свершение, ей равно чужды и красота, и величие.

  — «Мемориал»
  •  

— Надеюсь, украшения на стенах не вызовут у вас смущения. Тут раньше жили мужские особи, и они, естественно, украсили свое жилище изображениями нидианских женщин, а не пейзажами.
Хьюлитт пригляделся к картинам, изображавшим рыжих плюшевых мишек, расположившихся, вероятно, по мнению нидиан, в эротических позах, и постарался не расхохотаться. — глава 25

  — «Окончательный диагноз»

См. также[править]

Примечания[править]

  1. 1,0 1,1 1,2 Владимир Гопман. Ламбарене на краю Галактики: Идеи и герои фантастики Джеймса Уайта // Джеймс Уайт. Врач-убийца. — М.: АСТ, 1999. — С. 437-460.
  2. 2,0 2,1 2,2 Graham Andrews. Dr. Kilcasey in Space: A Bio-bibliography of James White // The James White Information Site, 2002
  3. Reality in Science Fiction // Monsters and Medics. — Ballantine/Del Rey Books 25623-9, March 1977. — P. 6.
  4. Вл. Гаков. Звездный доктор Айболит // Если. — 1999. — № 9..