Джон Уиндем

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Логотип Википедии
В Википедии есть статья

Джон Уи́ндем Паркс Лукас Бейнон Харрис (англ. John Wyndham Parkes Lucas Beynon Harris; 10 июля 1903 — 11 марта 1969) — английский писатель-фантаст.

Цитаты[править]

  •  

Когда я задумывал рассказ [«Аннигилятор Джадсона»], мне показалось излишним вводить в него навязший в зубах образ «безумного учёного» — в то время как вполне нормальные учёные с хорошей репутацией очень эффективно подводят мир к саморазрушению прямо на наших глазах.[1]

  — комментарий, 1939[2]
  •  

... я провёл большую часть моих школьных дней, ожидая призыва для участия в кайзеровской войне, хотя она закончилась, когда я был ещё слишком молод. Тем не менее, я не мог избавиться от ощущения, что это была моя война, и теперь я каким-то неправильным образом её избежал. Она приводила в странное настроение обособленными впечатлениями, проявлявшимися во вспышках дежавю. — до 1964

 

... I had spent much of my schooldays expecting in due course to be in the Kaiser's war, though it ended when I was still too young. Nevertheless, I could not get rid of the feeling that that had been my war, and now I had somehow got into the wrong one. It produced odd moods of detached spectatorship, shot with flashes of deja vu.[3]

  •  

Насколько я помню, решающее влияние оказали на меня прежде всего уэллсовские «Война миров» и «Машина времени». <…> Всякая честная попытка проникнуть в будущее заинтересует, наверно, очень многих, но людям до смерти надоело всё это научное щегольство. Так давайте поменьше растолковывать, что и как, побольше просто рассказывать и, чем занимать свой ум вопросом о будущем аборигенов Урана, заинтересуемся лучше, что может случиться с нами, нашими друзьями, всем, что нас окружает.[4]1966

Об Уиндеме[править]

  •  

Юморист Уиндэм превосходный — сдержанный, тонкий, понимающий цену любой детали, очень традиционно-английский и вместе с тем точно чувствующий и знающий современность.[4]

  Юлий Кагарлицкий, «О Джоне Уиндэме», 1966
  •  

Классический наследник Уэллса, Джон Уиндем, поступил как разбойник/плут: труд своего мастера и учителя он попытался дополнить везде, где в его понимании существовала требующая заполнения брешь. Однако как не может быть Ван Гогом тот, кто рисует как Ван Гог, так и Уиндем не смог добавить к работе Уэллса ничего принципиально нового. В своей работе Уиндем руководствовался известным принципом эскалации...

  Станислав Лем, «Science fiction: безнадёжный случай с исключениями», 1972
  •  

Проследить некоторые признаки того, как <НФ предвоенных десятилетий> обрела свой нынешний облик, легче всего на примере творческого пути писателя, чей талант полностью раскрылся только в 1950 годы. Его карьера явилась отражением тех процессов, которыми жила НФ (да и весь мир) в переходный период.
Этот писатель Джон Уиндем. Он много раз менял имя и литературные пристрастия. Он прошел через несколько личиночных стадий, и на свет явилась великолепная бабочка.[1]
<…> он встал на курс, который должен был сделать его повелителем «уютной катастрофы»[5], когда <…> вышел «День триффидов».

 

Some of elements <of prewar decades SF> that lead us to the present may be traced through the career of one writer who came to prominence in the fifties; a career which accurately graphs the state of SF (and the world) during its transitional phase.
The writer is John Wyndham. He changed his name and tune more than once. He went through several larval stages before emerging as a resplendent butterfly.
<…> he embarked on the course that was to make him master of the cosy catastrophe. The Day of the Triffids <…> appeared.

  Брайан Олдисс, «Кутёж на миллиард лет» (1973) с изм. в «Кутёж на триллион лет» (1988)
  •  

Слава Уиндема никогда не вспыхивала как фейерверк. Она и по сей день горит ровно и камерно, как свеча.[1]

  Вл. Гаков, «Куколки Джона Уиндема», 1995
  •  

Он эффективно писал для конкретного британского рынка в конкретный момент времени — период восстановления после Второй мировой войны — и его будут помнить за эти полтора десятилетия, в течение которого он смог литературно выразить упования, страхи и возрождающиеся надежды читателей, которые признали родственную душу. — комментарий Вл. Гакова: «Похожее, помнится, говорилось за полвека до того в отношении Уэллса[1]

 

He wrote effectively for a specific British market at a specific point in time — the period of recuperation that followed World War Two — and he will be remembered for the half decade or so during which he was able to express in telling images the hopes, fears and resurgent hopefulness of a readership that recognized a kindred spirit.[6]

  Джон Клют, Энциклопедия научной фантастики

Примечания[править]

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 Джон Уиндем. Миры Джона Уиндема. Том 1. — Рига: Полярис, 1995. — С. 7-12. — перевод с уточнениями.
  2. Amazing Stories, October 1939, p. 104.
  3. Sam Moskowitz, John Wyndham, Amazing Stories, June 1964. p. 36.
  4. 4,0 4,1 Юлий Кагарлицкий. О Джоне Уиндэме // Библиотека современной фантастики. Том 8. Джон Уиндэм. — М.: Молодая гвардия, 1966. — С. 5-18.
  5. Термин поясняется Клютом в SFE.
  6. Wyndham, John // SFE: The Encyclopedia of Science Fiction, online edition, 2005—.

Статьи о произведениях[править]