Жить стало лучше, жить стало веселее

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск

«Жить ста́ло лу́чше, жить ста́ло веселе́е!» — распространённый вариант фразы, произнесённой И. В. Сталиным 17 ноября 1935 года в выступлении на Первом всесоюзном совещании рабочих и работниц — стахановцев. Около 20 лет применялся в качестве лозунга в СССР.

Цитаты[править]

  •  

«А в бухгалтерии совхоза висел лозунг „Жить стало лучше, жить стало веселей“. (Сталин). И кто-то красным карандашом приписал „у“ — мол, СталинУ жить стало веселей. Виновника не искали — посадили всю бухгалтерию»

  Солженицын А. И. «Архипелаг ГУЛАГ»[1]
  •  

«Жить стало лучше и веселее, с этим были согласны и старые и молодые.
Нет, это не были годы изобилия, людям ещё очень многого не хватало. Но пожилые могли сравнивать. На их глазах ушла в прошлое карточная система, а с нею и пустые, украшенные лишь банками желудевого кофе и муляжами ветчинных окороков витрины, бесконечные очереди за хлебом и картошкой, в которые надо было становиться с раннего утра… Жить стало лучше.
Жить стало веселее, и это первой почувствовала молодежь, заполняющая бесчисленные танцплощадки, там и сям открывающиеся кафе. Летом по вечерам из окон домов неслись звуки патефонов, на эстрадах гремели джаз-оркестры… И казалось, что так будет всегда, что с каждым годом жить будет лучше и веселее»

  Александр Чаковский. «Блокада»[2]
  •  

«По Сталину «жить стало лучше, жить стало веселее». Если раньше крестьянин в шесть часов был уже в поле, то теперь ударом железяки по рельсу, подвешенному у пожарной каланчи, только к девяти собирали колхозников. Зато по каждому поводу колхоз устраивал общие пьянки: закупали водки и резали то бычка, то коня»

  Василий Крысов. «Батарея, огонь!»[3]
  •  

«„Жить стало лучше, жить стало веселее!“ — гласило короткое изречение, или, вернее, утверждение, а скорее всего, меткое наблюдение, выложенное аршинными красными буквами по окнам Центрального телеграфа и окаймленное электрическими лампочками. Засим следовало и имя меткого наблюдателя — И. Сталин, и его гигантский портрет. Ему и все приписывалось — улучшение и дальнейшее увеселение жизни»

  Василий Аксёнов. «Московская сага»[4]
  •  

«Вновь Шестаков испытал мучительное чувство раздвоения личности. Он одновременно ощущал себя наркомом, наизусть знавшим показатели растущего благосостояния народа: «Жить стало лучше, жить стало веселее» и тому подобное, и главное, на себе испытавшим справедливость этой сталинской максимы. Но как человек, поживший при царском режиме, отлично понимал, насколько жалко выглядит это нынешнее «благосостояние» даже по сравнению с мировой войной. Тогда и на третьем её году в принципе не существовало понятия «дефицит», просто кое у кого могло не хватать денег на некоторые продукты, но они были всегда и в изобилии…»

  Василий Звягинцев. «Одиссей покидает Итаку»
  •  

«Я рос оптимистом. Мне говорили:
«Жить стало лучше, жить стало веселее!»
Я верил.
Вспоминается такой задорный марш:
Мы будем петь и смеяться, как дети, Среди всеобщей борьбы и труда...
Эти слова я выкрикивал десятки раз. Выкрикивал, выкрикивал, а потом задумался. Что же это получается? Все кругом работают, а мы поем и хохочем, как слабоумные...
В общем, стал мой оптимизм таять. Все шло — одно к одному. Деда расстреляли. Отца выгнали с работы. Потом меня — из комсомола. Потом — из университета. Потом — из Союза журналистов. И так далее. Потом оказалось, что далее—некуда... И пессимизм мой все крепчал»

  Сергей Довлатов. «Марш одиноких»

Примечания[править]

  1. Солженицын А. Архипелаг ГУЛАГ. — М: Центр «Новый мир», 1990. — Т. 2. — С. 194. — (Библиотека журнала «Новый мир»). — ISBN 5-85060-007-X
  2. Александр Чаковский Блокада. — М: «Советский писатель», 1978.
  3. Крысов B. C. Батарея, огонь!. — М.: Яуза: «Эксмо», 2007.
  4. Аксёнов В.П. Московская сага. — М: «Изограф», 1999.