Зеркаlо

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Зеркаlо» — ироничный рассказ-«отчёт» Владимира Сорокина, вошедший в авторский сборник «Пир» 2000 года.

Цитаты[править]

  •  

Первый позыв: 19.42. Мягко, лапидарно. Звук: хаотический речитатив тромбона. Большой крендель в форме «омеги». Имя: «Бретцель». Цвет: почти шагрень, с кирпичным оттенком на конце. Сдержанный блеск. Пастообразность. Зеленоватые вкрапления: косточки маслины (греческий салат). ВСЕГДА глотаю. После прохождения через ЖКТ косточки маслин размягчаются. Запах такой косточки: рокфор. Вкус: сильно ссохшийся пармезан.
Второй позыв: 02.15. Мягко. Звук: деликатные жалобы басов. Девять коротких сегментов. Имя: «Бурлаки». Цвет: терракотовый с шагренью.

  •  

Феерически-энергичный выход. Требовательно-грозный звукоряд. Форма: безжизненный ландшафт. Цвет пережженного кирпича. Имя: «Ледниковый период».

  •  

Тяжёлый выход: усилия, стоны, молитва. Звук от виолончельного тона до морских взрывов. Форма: зооморфный зародыш. Имя: «Тапир».

  •  

Опьяняющая лапидарность. Слёзы, благодарение. Звук: короткие прорывы фагота. Форма: полукольцо и шесть коротких сегментов. Имя: «Мексиканцы за стойкой бара». Цвет: какао с легким золотисто-розовым налетом. Благородная матовость.

  •  

Первый позыв: 18.00. Агрессивная беспощадность выхода. Звук кипящей смолы. Форма: разлив лавы. Фейерверк растительных цветов. Имя: «Суматра».
Второй позыв: 18.07. Подавляющая агрессия. Звук: слюна в мундштуке трубы. Форма: исчерпывающий лаконизм жидкости. Имя: «Заросший пруд».
Третий позыв: 20.05. Выход: угрюмая настойчивость. Звук: первобытная алчность поглощения. Цвет: песочно-изумрудный. Предельная жидкообразность. Имя: «Кикимора».
Четвёртый позыв: 4.21. Изнеможение принудительного выхода. Звук: отрезвляющие залпы. Форма: влажная хлопьевидность. Цвет: кошачий глаз. Имя: «Кислотный буран». Потрясающий карнавал деструктивности.

  •  

Кратковременное усилие с разрешающей лёгкостью. Звук: шорох жареных каштанов. Форма: волнообразный полумесяц в полужидкой среде. Имя: «Плезиозавр». <…> Тонкий конец полумесяца в меру рассыпчат. Завораживающая гипермаслянистость.

  •  

Незаметная лёгкостъ выхода. Чарующее отсутствие усилий. Слова тихой благодарности. Внутреннее умиление. Звук лопнувшей струны. Два одинаковых сегмента, величиной с грецкий орех. Шоколадно-молочный тон с белыми прожилками (капуста). Мягкая маслянистость. Имя: «Мамины клипсы». Трогательный минимализм.

  •  

… Анатолий впервые переступил порог невероятной казармы и весь влажный воздух в ней был напитан очаровательным страхом и в этом воздухе как испуганные кенгуру проносились худые тела молодых солдат а иногда прелестно медленно и тягуче с пластикой тиранозавров проходили служивые солдаты сонно высматривая очередную хрупкую жертву.

  •  

Резкий, бурный выход. Потрясающее обилие. Внутренние взвизги. Звук: колеблющиеся барабанные всплески. Удивительная аморфность. Цветовая гамма: от кофейно-шоколадного до песочно-глиняного с оранжеватыми (суп из бычьего хвоста) всполохами. Рыхлость в сочетании с пастообразностью. Имя: «Курская дуга». Тревожная замысловатость.

  •  

Унылая замедленность выхода. Скупость во всем. Звук: старческое брюзжание контрабаса. Форма: прерывистая ленточностъ. Безразличие коричнево-зеленых тонов. Имя: «Командировка в провинцию».

  •  

Звук: нарастающий шорох листьев с гневным злобно-завистливым ворчанием. Пугающе сложная форма: три широких сегмента, пронзенные необычайно узкой, загибающейся на конце «стрелой» и накрытой сверху массивной пирамидой. Имя: «Исход из Египта».

  •  

Усталое безразличие выхода. Звук: ночное уханье филина. Форма: чайник, облитый кабачковой икрой. Имя: «Терминатор». Поразительное бездушие.

  •  

Бодрость внезапного выхода. Витальная полнозвучность. Земляная полноцветность. Антропоморфность с женскими аллюзиями. Имя: «Беременная Афродита».

  •  

Изматывающе-тягостный выход. Огорчительная дискретность. Звук: вакуумный обертон. Жестокий зооморфизм: целокупная кучеобразность в виде горбатого медведя. Имя: «Гималаи». <…> Деликатные вкрапления светлого: какао с молоком. Статика свежей лавы. Пастообразная агрессивность. Сомнительная неоднородность.

  •  

Форма: толстый сегмент в окружении полужидкой массы. Завораживающий глобализм. Имя: «Морской лев».

  •  

Детский выход. Ностальгия, сладкое ущемление сердца, слезы, причитания. Шокирующий звуковой разбой. Формальное триединство. Цветовая палитра: разнообразие оттенков жёлтого. Имя: «Трёхколёсный велосипед».

  •  

Энергичный выход. Звук: сардонические синкопы хлопков. Впечатляющее торжество аморфности: рассыпчатая холмистость. Имя: «Дар Валдая». Убедительность кофейно-шоколадной палитры. Отстраненно-матовый блеск. Подавляющая гомогенность.
N.B. Давно забытый мартиролог всплыл в памяти подобно мертвому киту и тут же взрыв жасмина и полуденные пчелы и стрельба по очаровательным фонарям и совершенно невыразимая прелесть Виктора с его плечами гребца и удивительнейший крокет наших глаз и убийственная прелесть совместно принятого решения.

  •  

Брутальный вулканизм. Стоны, хохот. Звук: сентиментальный оптимизм кларнета. Причудливое многообразие форм: сочетания коротких и длинных сегментов с двумя спиралевидными образованиями в «озере» цвета бронзы. Гиперматовость, порождающая «эффект замши». Подкупающая монументальность. Имя: «Позднее Средневековье».
N.B. Любить любить о как это трудно в век мировой войны с прекрасным.

  •  

Опьяняющее до слёз естество выхода: спокойная самодостаточность. Звук: ласковые причитания контрафагота. Цвет: золотисто-каштановый со светлыми вкраплениями. Форма: оплавленная усталость антропоморфизма. Имя: «Хиросима». Сумрачная ширь покоя.

  •  

Сладкая преступность выхода. Звук тонущего пьяницы. Форма: девичья коса. Цвет: каштановые волосы с янтарными включениями. Имя: «Анастасия».

  •  

1. Грудинка спаниеля в сухарях. <…>
Позыв: 19.30. Прелесть! Прелесть! Солнечный выход. Звуки пробуждающегося мира. Потрясающая гармония ощущений, провоцирующая слезы, молитвы и целование собственных колен. Форма: множество коротких спиралей. Цвет свежевыпеченного ржаного хлеба. Имя: «Всюду Жизнь»!

  •  

Нарастающее безумие выхода. Звуковой апокалипсис. Грозные оттенки кровавого. Внутреннее напряжение, молитва покаяния. Мускулы гладких форм. Имя: «Bodybuilder».

  •  

1. Кот в сметане. <…>
Позыв: серебристая стена ночи. Очень русский выход. Осознание бытия как необходимой и достаточной степени одиночества. Цвет многовекового мёда фараонов. Имя: «Полигон». Второе имя: «За великими реками встанет солнце и в утренней мгле с опалёнными веками припаду я устало к земле»[1].

  •  

1. Моя левая икра в томатном соусе.
2. Хлеб пшеничный. <…>
Необходимо правильно понимать идею прелестной самодостаточности. Позыв: «Полуночный разбойник». Выход: «Адекватная неоромантика». Цвет: «Сумрачная неоготика». Форма: «Асимметричный неоклассицизм». Звук: «Фольклорный неопозитивизм». Необходимо правильно дотянуться до счастья. Мешают пенис, тестикулы, три нижних ребра.

  •  

1. Салат из моего пениса.
2. Мои тестикулы в собственном соку.
3. Мои рёбра на гриле.
Напитки:
моя моча.
Позыв: 24.00. Предбожественность выхода. Предбожественность звука. Предбожественность цвета. Предбожественность формы. Предбожественность имени: «ПРЕДБОЖЕСТВЕННЫЙ».
N.B. Завтра я стану Богом.

Примечания[править]

  1. Николай Заболоцкий, «В этой роще березовой…», 1946