Атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки

Материал из Викицитатника
Перейти к: навигация, поиск

Атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки (6 и 9 августа 1945 года, соответственно) — единственные в истории человечества два примера боевого применения ядерного оружия. Осуществлены Вооружёнными силами США на завершающем этапе Второй мировой войны (официально объявленная цель — ускорить капитуляцию Японии).

Цитаты[править]

Фразы лётчиков, участвовавших в бомбардировке[править]

Атомный гриб над Нагасаки
  • Майор Изерли, командир самолета метеорологической разведки, передал по радио фразу «Погода благоприятна, бомбите первую цель».
  • Один из летчиков, капитан Роберт Льюис, записал в бортовом журнале: «В первую минуту никто не знал, что будет дальше. Вспышка была ужасна. Нет никакого сомнения, что это самый сильный взрыв, который когда-либо видел человек. Боже мой, что мы натворили!» [1]
  • «Сначала появилась яркая молния взрыва, — вспоминал стрелок сержант Билл Кэрон. — Затем — слепящий свет, в котором была видна приближающаяся взрывная волна, потом — грибообразное облако. Впечатление было такое, словно над городом бурлило море кипящей смолы. Только края его оставались видны».
  • Кто-то из пилотов сказал, глядя на летящие вверх вместе с дымом какие-то черные обломки: «Это души японцев возносятся на небо[2]
  • Специалист по атомной бомбе капитан Парсонс после взрыва бомбы передал радиограмму руководителю Манхэттэнского Проекта генералу Гровсу: «Результаты полностью соответствуют расчетам. Полный успех. Видимые последствия больше, чем в Нью-Мексико. Условия в самолете после операции — нормальные».[3]
  • Перед самым вылетом Пернелл обратился к пилоту Суини (командир самолёта, сбросившую атомную бомбу на Нагасаки):

— Молодой человек, ты знаешь, сколько стоит эта бомба?
— Знаю, около 25 миллионов долларов.
— Так вот, попытайся, чтобы эти деньги не пропали зря. [4]

  • «Одна бомба или тысячи бомб. Какая разница?» Ван Кирк, штурман «Энолы Гей» [5]
  • Уверен, никому до сих пор не случалось видеть зрелище, подобное этому. Там, где две минуты назад мы ясно видели город, теперь мы не видели города вообще, — второй пилот «Энолы Гэй» Боб Льюис, послевоенное интервью. [6]
  • «Хотя погибли тысячи людей, я уверен, что бомбу надо было сбросить, поскольку если бы американцам пришлось начать вторжение в Японию, это было бы смертоубийством. Мы бы потеряли миллионы людей, как союзников, так и японцев», — заявления Фреда Оливи, второго пилота самолёта, сбросившего атомную бомбу на Нагасаки. [7]

О последствиях атомной бомбардировки[править]

  • Внезапно случилась бриллиантовая вспышка, как вспышка фотографической магнезии. Затем с оглушительным стуком пришла взрывная волна, и я почувствовал, будто меня ударили по внутренностям… Мир погрузился в черноту, — Ф.Дж. Джонсон, австралийский военнопленный, Нагасаки. [8]
  • Командующий союзническими военно-воздушными силами на Дальнем Востоке генерал Дж. Кенней заявил, что «город выглядит так, как будто его раздавила нога великана».[9]
  • Из листовок, разбрасываемых над Японией : «Мы обладаем мощным оружием, которого никогда не знали люди… Если у вас есть сомнения на этот счет, посмотрите, что произошло в Хиросиме, когда одна-единственная бомба была сброшена на город. Прежде чем мы применим ещё одну такую, предлагаем, чтобы вы обратились к вашему императору с требованием капитулировать» [10]
  • «Если убийство адмирала Кидда при налете на Перл-Харбор является убийством, — мы знаем имя того человека, руки которого сбросили атомную бомбу на Хиросиму, мы знаем начальника штаба, который составлял план этой операции, мы знаем главнокомандующего ответственного государства» Майор Блекни, адвокат подсудимых на Токийском процессе по военным преступлениям.
  • Начальник штаба президента США адмирал Уильям Леги: «По моему мнению, применение этого варварского оружия в Хиросиме и Нагасаки не оказало существенной помощи в нашей войне против Японии. Японцы были уже побеждены и готовы сдаться. Лично я считаю, что, применив его первыми, мы тем самым приняли этический стандарт, характерный для варваров средневековья. Меня не учили вести войну подобным образом, и войну нельзя выиграть, уничтожая женщин и детей.» [5]
  • «Ослепительная вспышка, взрыв, сознание подавлено, волна горячего ветра, и в следующий момент всё вокруг загорается. Тишина, наступившая вслед за грохотом ни с чем не сравнимой, дотоле неслыханной силы, нарушается треском разгорающегося огня. Под обломками рухнувшего дома гибнут люди, гибнут в огненном кольце очнувшиеся и пытающиеся спастись… Миг — и с людей падает вспыхнувшая одежда, вздуваются руки, лицо, грудь, лопаются багровые волдыри, лохмотья кожи сползают на землю… Это привидения. С поднятыми руками они движутся толпой, оглашая воздух криками боли. На земле грудной ребенок, мать мертва. Но ни у кого нет сил прийти на помощь, поднять. Оглушенные и обожжённые люди, обезумев, сбились ревущей толпой и слепо тычутся, ища выхода… Ни с чем не сравнимая, трагическая картина: люди утратили последние признаки человеческого разума… На искалеченных людей хлынули чёрные потоки дождя. Потом ветер принес удушающий смрад…». Лауреаты Международной премии мира художники Ири и Тосико Маруки — очевидцы взрыва в Хиросиме. [11]

Президент Трумэн об атомных бомбардировках[править]

  • «Это величайшее дело в истории!» [12]
  • В 1945 году Трумэн на приеме сказал командиру самолёта Энола Гэй Полу Тиббетсу: «Никогда не испытывайте чувства вины. Это мое решение. Вы солдат и у вас не было выбора». [13]
  • «Именно мне пришлось решать, где и когда следовало применить атомную бомбу. Пусть люди не обманываются: я всегда считал эту бомбу военным оружием, и я никогда не сомневался в том, что её применение — мой долг. Самые высшие военные советники президента рекомендовали её применение, и, когда я посоветовался по этому делу с Черчиллем, тот без колебаний сказал, что он стоит за применение атомной бомбы, если это может ускорить окончание войны».
  • 8 мая 1964 г., празднуя своё 80-летие, Трумэн заявил представителям печати: «Я направил японцам предупреждение о том, что мы располагаем самой мощной взрывной и разрушающей силой в мире».[14]
  • Роберт Оппенгеймер сказал президенту, что после варварских бомбардировок японских городов он и его коллеги ощущают «кровь на своих руках», на что Трумэн ответил: «Ничего, это легко смывается водой». [15]

Надпись на мемориале жертв атомной бомбардировки в Хиросиме[править]

Источники цитат[править]