Княжеский анкус

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Княжеский анкус» (англ. The King's Ankus) — рассказ Редьярда Киплинга 1895 года из сборника «Вторая книга джунглей», шестой о Маугли.

Цитаты[править]

  •  

Сколько ни дашь им — всё будет мало,
ибо они ненасытны от века:
Коршуна клюв и утроба шакала,
лапа мартышки и глаз человека. — перевод: Н. Голь, 1991

 

These are the Four that are never content,
that have never been filled since the Dews began—
Jacala’s mouth, and the glut of the Kite,
and the hands of the Ape, and the Eyes of Man.

  — Изречение джунглей (Jungle Sayin
  •  

То, чего Каа не знал о средних джунглях, как их называют, о жизни, которая идёт у самой земли или под землёй, о жизни около валунов, кочек и лесных пней, уместилось бы на самой маленькой из его чешуек.

 

What Kaa did not know about the Middle Jungle, as they call it—the life that runs close to the earth or under it, the boulder, burrow, and the tree-bole life—might have been written upon the smallest of his scales.

  •  

— Так, значит, джунгли дают тебе всё, чего тебе только хочется, Маленький Брат?
— Не всё, — сказал Маугли, засмеявшись, — а не то можно было бы каждый месяц убивать нового Шер-Хана. Теперь я мог бы убить его собственными руками, не прося помощи у буйволов. Ещё мне хочется иногда, чтобы солнце светило во время дождей или чтобы дожди закрыли солнце в разгаре лета. А когда я голоден, мне всегда хочется убить козу, а если убью козу, хочется, чтобы это был олень, а если это олень, хочется, чтобы это был нильгау. Но ведь так бывает и со всеми.
— И больше тебе ничего не хочется? — спросил Каа.
— А чего мне больше хотеть? У меня есть джунгли и Милость Джунглей! Разве есть ещё что-нибудь на свете между местами восхода и заката солнца?

 

“So the Jungle gives thee all that thou hast ever desired, Little Brother?”
“Not all,” said Mowgli, laughing; “else there would be a new and strong Shere Khan to kill once a moon. Now, I could kill with my own hands, asking no help of buffaloes. And also I have wished the sun to shine in the middle of the Rains, and the Rains to cover the sun in the deep of summer; and also I have never gone empty but I wished that I had killed a goat; and also I have never killed a goat but I wished it had been buck; nor buck but I wished it had been nilghai. But thus do we feel, all of us.”
“Thou hast no other desire?” the big snake demanded.
“What more can I wish? I have the Jungle, and the favour of the jungle! Is there more anywhere between sunrise and sunset?”

  •  

— На желудке у меня тяжело, и, однако, он скачет то вверх, то вниз, как гнездо иволги на конце ветки.

 

“My stomach is heavy in me, and yet it heaves up and down like an oriole’s nest at the end of a branch.”

  — Маугли, волнуясь
  •  

— Что за беда? Это же только люди. Они сами убивали друг друга — и были очень довольны, разве не так? — сказала Багира.
— Но всё-таки они ещё щенки, а щенок готов утопиться, лишь бы укусить луну в воде.

 

“What matter? They are only men. They killed one another, and were well pleased,” said Bagheera. “That first little woodman hunted well.”
“They are cubs none the less; and a cub will drown himself to bite the moon’s light on the water.”

  •  

Прежде, чем павлин проснётся и мартышки закричат,
И расправят крылья коршуны для взмаха,
В джунглях промелькнёт беззвучно чья-то тень и чей-то взгляд.
Знай, малыш-охотник, это поступь страха!
Незаметно по траве чей-то дух скользит в листве,
Цепко смотрит, шепчет, движется незримо,
И по лбу стекает пот — это рядом он идёт.
Знай охотник, это страх проходит мимо!
Прежде, чем проступят горы, озарённые луной,
В час, когда по тропкам влажный сумрак льётся,
Кто-то прямо за спиной шелестит во тьме ночной.
Знай, малыш-охотник, это страх крадётся!
На колени! И стрелу ты в насмешливую мглу
Посылай, и в пустоту метай копьё;
Но руку опустил стрелок, кровь отхлынула от щёк.
Знай охотник, это страх проник в неё! — перевод: Azarica, 2000-е

 

Ere Mor the Peacock flutters, ere the Monkey-People cry,
Ere Chil the Kite swoops down a furlong sheer,
Through the Jungle very softly flits a shadow and a sigh--
He is Fear, O Little Hunter, he is Fear!
Very softly down the glade runs a waiting, watching shade,
And the whisper spreads and widens far and near;
And the sweat is on thy brow, for he passes even now--
He is Fear, O Little Hunter, he is Fear!

Ere the moon has climbed the mountain,ere the rocks are ribbed with light,
When the downward-dipping trails are dank and drear,
Comes a breathing hard behind thee--snuffle-snuffle through the night--
It is Fear, O Little Hunter, it is Fear!
On thy knees and draw the bow; bid the shrilling arrow go;
In the empty, mocking thicket plunge the spear;
But thy hands are loosed and weak, and the blood has left thy cheek--
It is Fear, O Little Hunter, it is Fear!

  «Песня маленького охотника» (The Song of the Little Hunter)

Перевод[править]

Н. Л. Дарузес, 1956