Перейти к содержанию

Луна — суровая хозяйка

Материал из Викицитатника
Луна — суровая хозяйка
Статья в Википедии

«Луна — суровая хозяйка» (англ. The Moon Is a Harsh Mistress) — фантастический роман Роберта Хайнлайна.

Цитаты[править]

Мануэль Гарсия О`Келли[править]

  •  

… неполадки в скафандре — штука обыденная, а если кто-нибудь возьмёт на себя труд организовать их специально… Ещё во времена первых партий заключённых было сделано одно открытие: оказалось, что нулевое давление прекрасно способствует улучшению манер. Десятник с плохим характером почти не имел шансов продержаться хоть несколько рабочих смен. Обычно с ним происходил «несчастный случай», и начальство, что было повыше, скоро поняло, что в причины несчастных случаев не стоит вникать глубоко, иначе и с тобой может случиться нечто подобное. — глава 2

  •  

Роскошь мне приходилось видеть на Земле. Не стоит она того, чем они за неё платят. <…> я говорю о всякой ерундистике. Сплошные kukai moa. Если бы всё это дерьмо собачье из одного только земного города вывезти в Луну, проблема удобрений у нас решилась бы на сотню лет вперед. Делай то. Не делай этого. Не выходи из строя. Где твоя квитанция об уплате налогов? Заполни бланк. Покажи лицензию. Принеси шесть копий. Здесь только выход. Нет правого поворота. Нет левого поворота. Встань в очередь и уплати штраф. Не забудь поставить печать. Сдохни — но сначала получи разрешение. — глава 6

  •  

Никогда не пытайтесь объяснить устройство компьютера невеждам. Легче девственнице объяснить, что такое секс. — глава 7

  •  

Должно быть, в человеческом сердце глубоко сидит страстное желание не дать другим жить так, как им хочется. Правила, законы — но всегда для других людей. Какую-то дремучую часть нашей души, существовавшую в нас до того, как мы слезли с дерева, нам так и не удалось сбросить с себя, когда мы распрямились. — глава 14

  •  

«Суверенитет», как и «любовь», может означать что угодно, в зависимости от того, какое значение вы в него желаете вложить. А вообще-то это просто слово, стоящее в словаре где-то между «пьянством» и «трезвостью». — глава 18

Бернардо де ла Пас[править]

  •  

… революции удавались тогда и только тогда, когда правительства либо загнивали и становились бессильными, либо вообще переставали существовать. — глава 3

  •  

Беда с заговорами в том, что они загнивают изнутри. Как только число заговорщиков достигает четырёх, можно биться об заклад, что один из них шпион. — глава 5

  •  

… революции не выигрывают привлечением в организацию широких масс. Революция — наука, в которой компетентны единицы. Эта наука опирается на организованность, а самое главное — на владение средствами связи. И когда наступает нужный исторический момент — наносится удар. Правильно и вовремя организованный переворот фактически бескровен. Если же организация расхлябанная, а время выбрано неверно, начинаются гражданские войны, разгул насилия, чистки и террор. — глава 5

  •  

Основная трудность с двойным агентом — то, что невозможно точно определить, кому он по-настоящему предан, если предан вообще. — глава 7

  •  

Зрелость можно определить как возраст, в котором человек осознает, что должен умереть… и принимает приговор без страха. — глава 10

  •  

… подготовка к революции — это детские игрушки по сравнению с тем, что вас ждёт после её победы. — глава 14

  •  

На провокационный вопрос всегда отвечай встречным вопросом, и никогда не проси разъяснить суть вопроса — тебе тут же вложат в рот чужие слова. — глава 18

  •  

Управляемая демократия это великолепная штука для тех, кто управляет… Её главной силой является «свободная пресса», только «свободная» толкуется как «ответственная», а уж правители решают, что является «ответственным», а что «безответственным». — глава 18

  •  

Эта планета не перенаселена, она просто плохо управляется... и самая жестокая вещь, которую можно сделать для голодающих, это дать им поесть. Просто дать! Прочти Мальтуса. Над доктором Мальтусом не стоит смеяться — это небезопасно, он всегда смеётся последним. Этот человек повергает в безнадежность. И я рад, что он уже умер. — глава 18

  •  

Лишние знания мешают дипломатам, особенно честным. — глава 18

  •  

Насильственное налогообложение. Нет худшей тирании, чем заставлять человека платить за то, чего он не хочет, только потому, что вы считаете — так для него будет лучше. — глава 22

  •  

Право взимать налоги, единожды данное, не знает пределов — оно длится, пока само себя не уничтожит. — глава 22

  •  

Если возможно, всегда оставляйте для своего врага лазейку, чтобы он мог стать вашим другом. — глава 25

Другие[править]

  •  

— Вот ты, например, фермер-пшеничник! Ты говоришь, что разоряешься. А знаешь ли ты, сколько платит индуска-домохозяйка за килограмм муки, сделанной из твоего зерна? Знаешь, на сколько потянет тонна твоей пшеницы в Бомбее? А как дёшево обходится Администрации транспортировка пшеницы от головы катапульты до Индийского океана — это ты знаешь? Ведь грузы просто катятся вниз по орбите, как по склону горы. Только и нужно, что немного твёрдого топлива для торможения, а откуда оно берётся? Да тоже отсюда! — глава 2

  — Вайоминг Нотт
  •  

Луна-Сити надлежало бы сейчас пользоваться ещё той водой, которую мы пустили в оборот лет двадцать назад... добавляя постепенно ископаемый лед по мере прироста населения. Но мы пользуемся водой одноразово, вернее, используем её в одном-единственном цикле, включающем три вида потребления. А потом экспортируем воду в Индию. В виде пшеницы. Хотя она и проходит вакуумную обработку, но в ней остаётся драгоценная влага. Зачем же экспортировать воду в Индию? К их услугам целый Индийский океан! Да и остальная часть массы этого зерна не менее губительна для нашей экономики — питательные вещества для растений ещё труднее получать, хотя мы и добываем их из горных пород. Услышьте меня, товарищи! Каждый груз, который вы отправляете на Терру с кораблями, приговаривает ваших внуков к медленной смерти. Чудо фотосинтеза, цикл растение — животное — замкнутый цикл. Вы разомкнули его, и это ваша собственная кровь струится по орбите, ведущей вниз, к Терре. Не высокие цены нужны нам — деньги есть не будешь! Нам необходимо положить конец нашим потерям. Абсолютное, полное эмбарго. Луна должна перейти на самообеспечение! — глава 2

  — проф. Бернардо де ла Пас
  •  

Суверенность — это абстрактная концепция, одна из тех, определение которых много раз давалось заново, пока человечество училось жить в мире. — глава 17

  — председатель Комиссии по контролю за поддержанием мира
  •  

Не будем говорить о финансовых аспектах. Все, что возможно физически, люди способны сделать возможным экономически. Деньги — пугало для мелких умов. — глава 18

  — д-р Чан
  •  

Я роялист, потому что демократ. <…> Король - единственная защита граждан от тирании... особенно от самых худших тиранов - от них самих. — глава 22

  — Стьюарт Рене Лажуа

Перевод[править]

В. П. Ковалевский, Н. П. Штуцер, 1993.

О романе[править]

  •  

«Луна — суровая хозяйка» хотя и показывает довольно «реакционное» лунное общество в её ирреденте и политической оторванности от Земли, это попросту интересный и живо написанный роман, историософию которого не то что не следует, но просто нельзя принимать всерьёз.

  Станислав Лем, «Фантастика и футурология», книга 1[1]

Примечания[править]

  1. Станислав Лем. Фантастика и футурология. Книга 1 (Примечания, 8) / пер. С. Макарцева, В. Борисова, 2004.