Марш несогласных

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Марш несогласных» — общее название уличных акций российской оппозиции, направленных на реформирование политического устройства России, организуемых коалицией «Другая Россия» и проходивших в крупных городах с конца 2005 по конец 2008 года. Главные участники: Гарри Каспаров, Эдуард Лимонов, Михаил Касьянов.

Оценки «Маршей несогласных»[править]

  • Граждане России отстаивают свое право, конституционное право, на выражение своего мнения, в том числе и в виде митингов и демонстраций. Марш — это, по сути дела, демонстрация. С середины апреля правящая бюрократия и Российское государство в целом пытаются отнять у граждан России одно из конституционных прав.[1] (Экономист, научный руководитель Института проблем глобализации 'Михаил Делягин)
  • Кто-то хочет осложнить ситуацию в стране и подтолкнуть к нестабильности. <…>
    Мы из этого должны извлечь урок, и сказать тем, кто раздувает этот страх в обществе, что они занимаются недопустимым.[2] (Михаил Горбачёв)
  • Ясно, что их единственная цель — не сделать что-то, а напугать. Эта марш-марш-оппозиция объявляет, что ее стратегия — наращивать хаос в стране до тех пор, пока власти запутаются. Они сами заявляют, что их демонстрации — это всего лишь средство отвлечь внимание властей от страны, переключив на себя. Это стратегия провокации: мы не можем вас сковырнуть, так вы, пожалуйста, сами себя демонтируйте! Я читаю в Интернете то, что они пишут, задыхаясь от ненависти. Единственная угроза «Другой России» — ее ничтожество.[3] (Глеб Павловский)
  • «Марш несогласных» — это дело совести каждого. Учитывая, что средств публичного выражения своего несогласия в России почти не осталось, марш является одним из незаколоченных чердачных окошек с видом на свободу, к которым хочется приникнуть. И тут абсолютно не имеет значения, кто идет с тобой рядом, разделяешь ли ты политические убеждения организаторов. Если идеи и лозунги этого несогласия отзываются в тебе болью, ты должен встать и пойти на марш, чтобы доказать самому себе, что ты еще живой.[4] (Рок-музыкант, лидер популярной рок-группы 80-х90-х «Телевизор» Михаил Борзыкин)
  • Мне они [Марши несогласных] ничем не мешают. Я полагаю, что любые акции должны быть проведены в рамках действующего законодательства, и не мешать другим гражданам жить нормальной жизнью. <…>
    Нужно подчиняться требованиям закона и местных властей, которые, в соответствии с действующим законодательством, определяют место тех или иных акций.[5] <…> Вот сейчас ещё на улицы выйдут. Подучились немного у западных специалистов, потренировались на соседних республиках, теперь здесь провокации будут устраивать. (Владимир Путин)
  • Уже сейчас можно смело сказать, что «Марши» во многом изменили представление о российской оппозиции. Оказалось возможным наладить сотрудничество между разными оппозиционными силами и реально сформировать оппозиционную основу, которая может противостоять Кремлю. «Марши» создали своего рода новую политическую культуру, которая окажет влияние на осенне-зимний политический сезон, и впервые появилась перспектива того, что оппозиция сможет найти алгоритм противодействия операции «Преемник».[6] (Гарри Каспаров)
  • Мы считаем — это правильная форма политической борьбы, но не основная, а дополнительная, и поэтому «Марши несогласных» не должны проходить каждые две недели и не должны проходить каждый день.[7] (Михаил Касьянов)
  • Теперь на улице формируется площадка для согласования интересов. На улице происходит то, что должно было бы происходить в парламенте. Но парламент в нашей стране как институт — мертв, поэтому он возрождается на улице. <…> Марши — это предъявление себя. «Марш несогласных» — предъявление себя гражданами, выключенными из политической системы. Марина Литвинович
  • Все те организации, которые хотят каким-то образом выразить свою точку зрения, должны делать это в рамках закона. <…> Даже если вам не нравятся те или иные решения, связанные с определением формы, места и формата проведения манифестации, есть иные пути, каким образом это можно обжаловать — через судебные инстанции и так далее. Игорь Иванов
  • Мне эти марши не интересны. <…> Марши — это не деятельность. Марши это провокация. Задача таких маршей — привлечь публичное внимание. Привлечение внимания осуществляется следующими способами: пренебрежительным отношением к разрешительной практике проведения маршей. Марш обязательно надо провести тогда, когда его не разрешили, и там, где его не разрешили. Максим Шевченко
  • Ясно, что их единственная цель — не сделать что-то, а напугать. Эта марш-марш-оппозиция объявляет, что её стратегия — наращивать хаос в стране до тех пор, пока власти запутаются. Они сами заявляют, что их демонстрации — это всего лишь средство отвлечь внимание властей от страны, переключив на себя. Это стратегия провокации: мы не можем вас сковырнуть, так вы, пожалуйста, сами себя демонтируйте! Я читаю в Интернете то, что они пишут, задыхаясь от ненависти. Единственная угроза «Другой России» — её ничтожество. Глеб Павловский
  • «Марш несогласных» является попыткой проведения «цветной революции» в России и напрямую связан с докладом Комиссии по демократии и глобальным проблемам Госдепартамента США, в котором говорится о необходимости финансирования оппозиционных сил в «проблемных» государствах. Александр Дугин

Примечания[править]