Месяц в Дахау

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Месяц в Дахау» — ироничный альтернативно-исторический рассказ Владимира Сорокина 1990 года.

Цитаты[править]

  •  

РАЗРЕШЕНИЕ
Сорокину Владимиру Георгиевичу, 7. 8. 1955 г. рождения, русскому, беспартийному разрешается беспрепятственный выезд из СССР в Германскую Империю для проведения летнего отпуска (28 суток) в концентрационном лагере Дахау.
Заместитель Начальника
Московского Отдела
Виз и Разрешений при МГБ РСФСР,
полковник МГБ СОКОЛОВ Н. П.

  •  

Собственно, вся наша жизнь — вокзал, как сказала Цветаева. Вечное ожидание поезда, нашего русского поезда, билеты на который покупали ещё наши деды. А мы храним их до сих пор, эти пожелтевшие картонки, в надежде уехать. Господи, я готов опоздать, отстать, ползти по ржавым рельсам.

  •  

— Признаться, я и теперь готов пить подколенную влагу мадам Шоша из её коленной чашечки, как из Святого Грааля.

  •  

Моё литературное поколение зажато между смертельными жерновами — свинцовоголовыми фронтовиками-сталинистами и молодыми Геростратами от литературы, рассматривающими Русскую Культуру в зловещем отблеске своей пиромании.

  •  

Едва разлепив глаза, поднял голову и понял, что мы давно уже проехали Лоб и едем по Переносице. <…> Третий раз в жизни пересекаю я границу Германии и третий раз просыпаю Лоб. Что это? Русский анархизм? Или просто обломовщина? А может — ранняя старость? Глупо, глупо. Ещё вчера вечером, когда, сидя в вагоне-ресторане, мы с оберштурмбаннфюрером запивали мадьярскую палинку чешским пивом, на западе горизонта проступило несколько гигантских холмов правильной формы, за которые мой визави сразу предложил выпить. Я согласился после недолгого колебания. Все пути из России в Германию проходят через Браунау. Вполне в духе времени, вполне. Здесь на площади более 10 000 км² за одиннадцать лет проделаны гигантские земляные работы. Под руководством Шпеера тысячи людей и машин воссоздали из местного ландшафта ЕГО лицо, запрокинутое в небо. Фото— и аэрофотосъемка категорически запрещены. <…> Предстоит долгая стоянка, часов шесть, потом поезд на специальных лифтах спустят вниз, в Носогубную Складку. Там, собственно, и расположен городок Браунау, исполняющий роль усов. Пришлось его немного расширить и придать нужную форму.

  •  

Проверка документов, мучительно сладкая, замутняющая разум, чёткие вопросы симпатичных парней, молодые глаза, с милой пристальностью смотрящие из-под касок, очаровательное рычание овчарок, шелест краснокожего советского паспорта в надежных немецких руках, пьянящий лязг задвижки, скрип, нет, нет, шорох, шепот, шум открывающихся ворот, сердечные спазмы, холод рук, жар щек, запотевшее пенсне, гравий, запах, нет, запах ЛАГЕРЯ, святой, родной, дорогой, лишающий речи, разрывающий сердце, медленное, медленное, медленное движение по гравию, только бы не потерять сознание, сердечная молитва и надежда, и любовь и ВЕРА в могущество НАСЛАЖДЕНИЯ, разрастающегося в груди безумным баобабом, о как ошеломляюще чудесны его корни, безжалостно прорастающие сквозь легкие, желудок, кишечник, разветвляющиеся по венам перистальта и наполняющие пещеристые тела члена кипящей радостью, как желанна его крона, расправляющаяся в мозгу миллиардами сверкающих божественных листьев, как желанен его ствол, беспощадно распирающий мое горло! <…> Выберись из коляски, ступи на утренний хрупкий гравий, всмотрись в океан тумана, жирного, как молоко баварской вдовы, различи знакомые очертания: единственный барак, административное здание, тюрьма, мемориал погибшим, и там, вдали, в молочной нирване, маяком гнойных Колумбов — труба крематория, труба, труба, Господи, Адского Иерихона Твоего, труба Райского Высасывания, Первая Труба Оркестра Корректоров Рода Человеческого, ТРУБА ОМЕГА, труба Вечного Оргазма Отлетающих, Коричневое Торнадо Перерождения. Рукотворный Лифт В Чертоги Нефритового Императора, Катапульта Главного Прыжка, Грозный Испаритель Душ, нет, нет, не Все сразу, по времени, желанное, медленно, постепенно оживай Божественный Механизм Узнавания, раскручивайтесь сверкающие маховики ДОРОГОГО, спермой, спермой смажу я золотые подшипники твои, кровь, кровь свою залью я в серебряный карбюратор твой, мясо тела моего брошу в ревущую топку твою, сверкайте, сверкайте, платиновые спицы Колеса Наслаждения, хрусти, хрусти, Гравий Предвкушения, готовьте меня к Главной Встрече с Тобой, БОЖЕСТВЕННАЯ, НЕЧЕЛОВЕЧЕСКАЯ, МУЧИТЕЛЬНАЯ, ОБОЖАЕМАЯ, СТРАШНАЯ, ДОРОГАЯ: <…> ОНА, двухголовая женщина в чёрной гестаповской униформе. Моя Адская Прелесть, слева — Маргарита, справа — Гретхен. Маргарита: милая моя, бело-золотая, мягкая, молчаливая, волосы Лорелеи, глаза Лилит, губы Сапфо, нежность живаговской Лары и Лотты в Веймаре (в смысле очарования); Гретхен: чёрно-синяя, вороново крыло, глаза Брунгильды, лицо Брунгильды, голос Брунгильды, губы Саломеи, решительность Леди Макбет Мценского уезда, непреклонность захермазоховской Ванды, расторможенность садовской Жюстины. <…> Ты появилась на свет в момент атомной бомбардировки Лондона, Глазго, Ливерпуля, Манчестера, под, останови моё сердце, Господь Силы и Славы, под рокочущий рост Плутониевых Шампиньонов, твои родители пали смертью храбрых спустя 5 лет, нет, нет, Милое Моё Дихотомическое, во время Нью-Йорского Десанта, ТЕБЯ воспитала Родина, Маргарита — гауптштурмфюрер СС, Гретхен, штурмбаннфюрер, мы встретились впервые год назад в Москве на ВДНХ, <…> а через сутки Ты, моя сиамская прелесть, отдалась мне в «Интуристе» на узкой кровати, мы целовались с Маргаритой, а Гретхен смотрела в сторону и жевала gummy bears, делая вид, что ей всё равно, и я плакал, целуя средостение ваших шей.

  •  

НЕ
НАДО
НЕНАДО
<далее НЕНАДО повторяется 55 раз, образуя симметричный треугольник из ещё 15 строк>
ПРОТИВИТЬСЯГНОЙНОБЕЗУМНОМУРАЗЛАГАЮЩЕ
МУСЯСОЧАЩЕМУСЯКРОВАВОЙСПЕРМОЙНАСИЛИЯХУ
ЮТОТАЛИТАРИЗМААНАДОУМЕТЬОТДАВАТЬСЯЕМУСНАСЛ-
АЖДЕНИЕМИСПОЛЬЗОЙДЛЯОБЩЕГОДЕЛА В. И. ЛЕНИН

  •  

в шесть порка в восемь мастурбация перед третьей ротой женского батальона.

  •  

на работу в каменоломню <…> камни камни время собирать их и уклоняться от объятий с аутизмом и интроверсией

  •  

почему мучения и страдания гнилыми медведями наваливаются на меня почему все растоптано растрачено продано почему мы обречены принимать за счастье паузу между пытками когда истязатель отходит покурить и сменить инструмент

  •  

жри меня и я вернусь только очень жри жри когда наводят грусть жирные дожди жри когда метель метет жри когда жара жри когда никто не жрёт все прожрав вчера жри когда из жирных мест жира не придёт жри когда уж надоест даже тем кто жрёт не понять не жравши им как среди огня выжиранием своим ты спасла меня как я выжрал будем знать только мы с тобой просто ты умела жрать как никто другой <…> вы чьи широкие мудища напоминали паруса чьи громко хлюпали пиздищи и голоса в одной невероятной ебле вы прожили свой гнойный век и ваши половые стебли засыпал снег.

  •  

дададааааааааааааааааааааааа похожий на сырный но хуже гаже мягче я уверен что имея солидный запас прошлогоднего частично переработанного вещества восемьдесят восемь мы можем надеяться на своевременное общегражданское евхаристическое фашистское интимно-прикладное богочеловеческое детоненавистное технологическое позитивно-допустимое легированное психосоматическое правительственное обоснование загнивания дёсен и направился членистоногий паразит в ребёнке.

  •  

Ты пьёшь, я вижу прекрасное лицо твое, я люблю тебя, моя Лорелея, мы целуемся кровавыми устами: музыка, музыка, музыка камерного оркестра, милая Вена в кружевной пене женского белья, руки, руки твои, серебряный овал блюда с фаршированными ушами, пряная конвульсия белого соуса, солёный спазм сердечной мышцы: английские, африканские, русские, еврейские, немецкие, китайские уши, ещё недавно внимавшие грозному хоралу нашей эпохи, теперь же запечённые с мозгами своих бывших хозяев, о, проткни, проткни же серебряной вилкой золотисто-румяную раковину, протяни, моя прелесть, и да почувствуем мы в сладком хрусте Музыку Вечного Возвращения, и да запьём её Парным Вином Жизни, и да возрадуемся Черно-Белому Союзу Нашему, и да вкусим Пищи Богов: проведи, проведи меня в Серебряно-Хрустальный Парадиз Стола Новой Жизни Нашей, накорми, накорми меня Заливной Грудью Голландки, нежнейшей Ветчиной Француженки, поднеси, поднеси мне Пурпурной Кровяной Колбасы из Греческих Девушек, <и т.п.>…

  •  

Собственно если говорить о голубоватом конце края и желированном то я предпочёл бы следующую последовательность:
1. наполне моего желуде червие обглодавше голову гретхен.
2. пришив голова гаргарит к мой левое плеч.
3. ампутир мой конечност переработ в клеевое клеит обои в.
4. наполнит мой прямокишечно глаза немецкорусски дети.
5. ампутиро мой члн переработо в гуталино подаро цк.
6. нашпиговано мой тело золото зуба еврее.
7. выстреле мой тело большая берта в неб велик германия. — конец