Московские элегии

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Московские элегии» — сборник Михаила Дмитриева из 50 элегий, впервые опубликованный в 1858 году.

Цитаты[править]

  •  

В кубках чеканных гостям — со́ льду меды́ подавали;
Чашник носил, а хозяин за ним, и кланялся в пояс.

Чудные нравы! — Сядут за стол: пироги и похлёбки!
Гуси, куря, что с подливкой, что ве́рчено, пря́жено, с луком!
Пол-осетра под рассолом, пол-осетра с огурцами,
Разные сырники, с мёдом оладья, кисель под шафраном;
Вот и хозяйка выходит сама и потчует водкой![1]

  — «Бал», 6 августа 1845
  •  

Музы тогда ещё не были согнаны с холмов Парнаса;
Феба и их имена призывались ещё в песнопеньях!
Жрец опасался их слух оскорбить неразумною песнью!
Дар песнопенья был всеми уважен, как данный от Бога;
Люди считали поэта — высшим, чем прочие люди! <…>

Просты сердцами мы были, как дети; а добрые старцы,
Наши наставники, были у нас, как отцы, благосклонны;
Но, как отцы, нас с собой не равняли, нам руку не жали! <…>
Нынче не то! Собираются, где веселее! Нет старших,
Нет молодых; все равны, и слабеют семейные связи!
Нужен — ему и почёт; а не нужен — умри, и не вспомнят![1]

  — «Воспоминание молодости», 1845
  •  

Если уж шум, то хотел бы внимать неумолкному морю!
Если уж быть одному, без друзей, то уж лучше в пустыне,
В тёмном лесу, где не суетность гордая наша лепечет,
А где шепчут листы, чуть затронет их ветер. — Тогда-то
Каждый бы звук был картиной, звуком бы каждое чувство!

  — «Дума», 11 марта 1845
  •  

Что за народ! Без еды и без чванства им нет и гулянья!
В рощу поедут — везут пироги, самовар и варенье.
Ходят — жуют; поприсядут — покушают снова!
Точно природа из всех им даров отпустила лишь брюхо,[1]
Не для них сотворив и поля, и пернатые хоры! <…>

Мало им сырости, тьмы, и морозу, и чаю вприкуску;
Мало трактирной возни, духоты и визгливых органов:
Нет! и природу б ещё на купеческий лад переделать!

  — «Купцы в роще», 16 января 1846
  •  

Добрая наша Москва! говорят, что на старости любишь
Сплетни ты слушать, молву распускать. <…>
Нет, то уж время прошло, и молва от тебя не исходит!
Нет! ты на старости любишь только спросить да послушать![1]

  — «Молва и сплетни», апрель 1846
  •  

Грубая речь для потребностей дня лишь — их слух отверзает;
Грубый житейский лишь быт — устремляет их жадные очи![1]

Низко упал тот народ, где поэтам высоким не внемлют!
Ниже ещё, где они не являются более миру!
Там, где в народе немом замолчало высокое слово,
Там невозможны — высокий полёт, ни великая жертва!

  — «Язык поэзии», 30 ноября 1845

О сборнике[править]

  •  

Известно, что Москва — сердце России, и потому «Московские элегии» должны на всю Россию навести неописанное уныние: как же может быть иначе с страною, когда её сердце опечалено и ударилось в элегии! Нам невыразимо жаль бедную Россию! Что это вздумалось её сердцу так опечалиться? Ведь это — явление крайне мудрёное… Элегии в Москве! в добродушной, патриархальной, белокаменной, гостеприимной, златоглавой Москве! <…>
В этой самой Москве вдруг, ни с того ни с сего, появляются элегии! Да что же с тобой, матушка, попритчилось? С чего на тебя такая тоска напала? Кто на тебя этакую напасть напустил? Скажи нам, наша родная, хлебосольная, златоглавая… <…>
Добродушный поэт дошёл, после горького опыта жизни, до самого отчаянного скептицизма: ему представляется по временам, что Москвы нет… то есть она есть, но только в его воспоминаниях, — реального же бытия не имеет. Это убеждение так крепко в голове и сердце поэта, что уже ничем нельзя разрушить его… Напрасно вы станете ему показывать на народные гулянья, на пиры, сплетни, кремлёвские стены, карты, Марьину рощу, визиты и другие принадлежности московской жизни: ничто на него не действует освежающим образом. Очи его остаются омрачены туманом неверия, и он, в ответ на все ваши указания, только повторяет с сокрушением сердца: «Нет, это не Москва! Какая же это Москва! Разве Москва такая бывает! Нет, вот как я помню Москву, — до француза, — так то была настоящая Москва; а это что такое? Даже подобия Москвы не имеет».[1]

  Николай Добролюбов, рецензия

Примечания[править]

  1. 1 2 3 4 5 6 Московские элегии M. Дмитриева // Современник. — 1858. — № 9. — Отд. II. — С. 79-85.