Невыбранная любовь

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску

«Невыбранная любовь» (англ. Unchosen Love) — фантастический рассказ Урсулы Ле Гуин 1994 года из Хайнского цикла, вошёл в сборник «День рождения мира» 2002 года.

Цитаты[править]

  •  

Разделение человечества настолько полно, настолько универсально — как может общество существовать без него? Как человеку знать, кто есть кто? Как почитать кого-то, если нет того, кто спрашивает, и того, кто отвечает? Того, кто наливает, и того, кто пьёт? Как можно вступать в беспорядочные связи, не опасаясь инцеста? Должен признаться, что в пыльном и тёмном подвале своего подсознания я согласен с Гамбатом, братом моего деда, который сказал:
— Эти люди не из нашего мира, и все они пытаются стоять на одной ноге. Две ноги, два пола, две мойети — только это и имеет смысл!

 

So complete, so universal a division of humanity — how can there be a society without it? How do you know who anyone is? How can you give worship without the one to ask and the other to answer, the one to pour and the other to drink? How can you couple indiscriminately without regard to incest? I have to admit that in the unswept, unenlightened basements of my hindbrain I agree with my great-uncle Gambat, who said, “Those people from off the world, they all try to stand on one leg. Two legs, two sexes, two moieties — it only makes sense!”

  •  

Мойети — это половина населения. Две наших половины мы называем «утренней» и «вечерней». Если ваша мать — утренняя женщина, то и вы тоже утренний, а все прочие утренние в определенном отношении являются вашими братьями или сестрами. И заниматься сексом, вступать в брак и заводить детей вы можете только с вечерними.
Когда я объяснил наше понятие об инцесте студентке на Хайне, она воскликнула, шокированная:
— Но ведь это означает, что ты не можешь заниматься сексом с половиной населения планеты!
А я, тоже шокированный, спросил:
— А ты что, хочешь заниматься сексом с половиной населения планеты?

 

A moiety is half a population. We call our two halves the Morning and the Evening. If your mother’s a Morning woman, you’re a Morning person; and all Morning people are in certain respects your brothers or sisters. You have sex, marry, have children only with Evening people.
When I explained our concept of incest to a fellow student on Hain, she said, shocked, “But that means you can’t have sex with half the population!” And I in turn said, shocked, “Do you want sex with half the population?”

  •  

Очень немногие жители других миров готовы поверить, что наша форма брака работает. Они предпочитают думать, что мы её лишь терпим. Они забывают, что человеческие существа, хотя и рыдают по простой жизни, становятся лишь крепче от сложностей.

 

Few people from other worlds are willing to believe that our form of marriage works. They prefer to think that we endure it. They forget that human beings, while whining after the simple life, thrive on complexity.

Перевод[править]

А. Новиков, 2003

О рассказе[править]

  •  

Мне нравится обдумывать сложные общественные структуры, порождающие высочайшее напряжение чувств и отношений.
В этом смысле можно назвать «Невыбранную любовь» и «Законы гор» комедиями положений, как ни смешно это может прозвучать для человека, привыкшего, что научная фантастика пишется ручным лучемётом. Общество планеты О разнится с нашим, но едва ли более, чем Англия Джейн Остин, и, скорей всего, менее, чем мир «Сказания о Гэндзи».

 

I like thinking about complex social relationships which produce and frustrate highly charged emotional relationships.
In this sense, you could say that “Unchosen Love” and “Mountain Ways” are comedies of manners, odd as that may sound to those who think science fiction is written ray-gun in hand. The society of O is different than ours here now, but not very much more different than that of Jane Austen’s England; perhaps less different than that of The Tale of Genji.

  — Урсула Ле Гуин, предисловие к сборнику «День рождения мира», 2001