Олег Всеволодович Медведев

Материал из Викицитатника
Перейти к навигации Перейти к поиску
Олег Всеволодович Медведев
Olegmedvedev 14july2009 philarmonic.jpg
Wikipedia-logo-v2.svg Статья в Википедии

Медве́дев Оле́г Все́володович (родился 31 января 1966) — российский бард.

Цитаты из песен[править]

  •  

Ты не гляди, не гляди назад,
Покидая сей хмурый край.
Утро встает, ты его солдат,
Твое дело — друм линкс, цвай-драй[1].
Пусть только пыль и тлен впереди,
Да пустые шкуры гадюк,
Но там рожденные, чтоб ползти,
Косяками летят на юг.

  — «Странная сказка»
  •  

А там под Ватерлоо каждый третий убит,
Жак русоголовый ловит цокот копыт.
Продержись немного, фитиля не туши —
Мчатся на подмогу кирасиры Груши.

  — «Маленькая рыбка»
  •  

И кем бы ты ни был — не умирай,
Ты видишь, как небо льет через край.
Те, кто нас любит, смотрят нам вслед.
Мерседес — бенц, а мы еще нет!

  — «Маленькая рыбка»
  •  

Ты взял себе новый кар и классную мебель,
От пьянки до бабы, от даты до даты…
Ты высунул нос и думаешь, что ты в небе.
Эх, бедолага, хрен угадал ты!

  — «Последняя земля»
  •  

Парусник на волне, пьяный распев бродяг,
Медное соло «Все, кто живой — на ют!»
Быть бы средь них и мне, мне бы услышать, как
Раковины затейливые поют.

  — «Письма из тундры»
  •  

Ты рассуждаешь умно,
Я б так хотел тоже,
Но кто оживил струны —
Быть умным уже не может…

  — «Форнит»
  •  

Слушай и считай, сколько раз «ку-ку»,
Сколько нам до счастия насчитала
Розовая птица на сером суку,
Сбейся посреди, и считай сначала.

  — «Миклухо-Маклай»
  •  

Ветер метет перроны, поезд отходит через минуту,
Точно по расписанью — хули ж им, поездам.
В грустный мотив разлуки что-то еще вплетается, будто
Пуля в аккордеоне катится по ладам.

  — «Пятьсот веселый»
  •  

Слева по борту рай —
Держись, Сизиф, волоки до него свой камень,
Пусть бабочки на плече
Расправляют крылья, видя как там, вдали,
Утро грызет капкан
И улыбается сломанными клыками, а
Слева по борту рай,
Справа по борту рай,
Прямо по ходу рай.

  — «Слева по борту рай»
  •  

О том, что если выбрал поле, так на нем и стой,
Не меняйся в цвете, коль билетик пустой —
Пусть меняет место, кто пойдет за тобой.
О том, что лучше задохнуться, чем вдыхать этот дым,
О том, что лучше быть коричневым, чем голубым —
Пой, моя упрямая религия, пой!

  — «Религия»
  •  

Мели ее, эту смесь из иллюзий, небыли, снов и были,
Чтоб, в клочья порвав экраны, чернее сажи и черта злей
Лихой паровоз Люмьеров ворвался в зал и пошел навылет,
Разбрызгивая по стенам мусьев, мадамов и мамзелей.

  — «Амазарский ястреб»
  •  

Вокруг все твердят, как спелись,
Что, коли уж стал героем,
То должен ты, строг и строен,
на каждую лажу мира клинок вынимать из ножен.
Но в этом-то вся и прелесть,
Что, если ты стал героем, —
А ты уже стал героем —
То никому на свете ты ничего не должен.

  — «Герой»
  •  

Сказкам — отбой, книжкам — отбой,
Война стоит у дверей.
Здравствуй, мальчик, я за тобой,
Вставай и двинем скорей.
Под коврик ключ, и шаг за край,
И счастье тем, кто не спал.
В седьмое небо идет трамвай,
Сдувая листву со шпал.

  — «Мальчик»
  •  

Поезд всё скорей, музыка слышней,
Плеск твоих морей всё яснее в ней, —
Всё, ради чего стоило сто лет мыкать вьюгу.
Видя без труда, кто ты есть таков,
Летняя звезда всех проводников
Следом за тобой катит по холмам, да по кругу.

  — «Песня скитайского словаря»
  •  

Я смотрю на маски черные на стене:
Часовые Зулуленда созерцают снега.
А вы бы, черные, сумели б отстоять континент,
Где с десяток диссидентов на один ассегай?

  — «Прощай»
  •  

Сорок лет — это те же двадцать, дело только в цене.
В сорок рваться из резерваций веселее вдвойне.
Веселей игра-угадайка: свой ты или чужой
Среди тех, кто едет с Клондайка без гроша за душой.
Словно кошки в ночи мурлычут дальние дизеля.
Сорок лет — ни наград, ни лычек. Что ж, с нуля, так с нуля.

  — «Сказочные деньки»
  •  

Дремлет Малыш, под одеялом темно,
Спит и видит сладкие сны.
В них, как и прежде, вдруг влетает в окно
Карлсон, вернувшийся с войны.

  — «Карлсоны»
  •  

У всей тусовки мухоморное похмелие,
Шприцы немытые уходят в вены синие.
И генерируют пророки очумелые
Пустые выхлопы безумья и бессилия.
Их рок-н-ролл давно издох к такой-то матери,
Лежит в канаве и на части разлагается.
Вопил: «Мы вместе!», все по кайфу, мол, и на тебе —
Он даже сдохнуть не сумел как полагается.

  — «Марш континентальных электриков»
  •  

Где ж ты, моя пятница? Прошляпил в ночи.
Но я умею пятиться — тупик научил.
Туда, назад, к началу, где в полный ход
Отходит от причала мой старый год.
Погружу в трюмы я стальные слова
Да дудочку угрюмую, семь шестьдесят два.
Скорлупой крабьей хрустнет мир под ногой,
Уходи, кораблик, приходи, другой.

  — «Песня новогодняя»
  •  

Так где же он есть, затерянный наш град? Мы не были вовсе там.
Но только наплевать — что мимо, то пыль, а главное — не спать в тот самый миг, когда
Придет пора шагать весёлою тропой полковника Фосетта,
Нелепый этот вальс росой на башмаках нести с собой в затерянные города.

  — «Вальс Гемоглобин»
  •  

Знание своей судьбы олуху на кой ляд?
Руки мои слабы, зубы мои болят,
Горе летит орлом, счастье — подбитой утицей.
Чокнутый местный бог, вечный анфан террибль,
Тычет планету в бок шилом под материк,
Силится выяснить, как она, болезная, крутится.

  — «Парагвай»
  •  

Ведь нам без связи — ни вверх, ни вниз, словно воздушным змеям:
Выше нас не пускает жизнь, а ниже мы не умеем.

  — «Марш небесных связистов»
  •  

Так рысачь чужих побережий между,
Пей бурбон, тоску колесом дави,
И давай учись-ка жить без надежды,
Если не научился жить без любви.

  — «Блюз»
  •  

Магеллан — не фамилия, это званье.
И не званье даже, пожизненный статус твой.
Встанет вечное многолуние Магелланье
Над седою адмиральскою головой.

  — «Магеллан»
  •  

Крутые дяди говорят: «Твои потуги смешны,
Куда годна твоя дурацкая рать?
Подумай сам, коснется дело настоящей войны —
Они же строя не сумеют держать!»
Ты серый снег смахнешь с лица, ты улыбаешься легко,
Ты скажешь: «Верно, но имейте в виду:
Где ваши штатные герои не покинут окоп,
Мои солдаты не сгибаясь пройдут»

  — «Идиотский марш»

Олег Медведев о себе и своём творчестве[править]

  •  

Я выступаю большей частью для себя самого. Песни пишу для себя. <...>
...я не интегрирован в сообщества и не хочу особо интегрироваться. <...>
У меня стихотворений отдельно от музыки нет вообще. Конечно, только песни. А традиция... Гумилев, Высоцкий — полагаю, что она такова. <...>
Полагаю, что Россия не может быть маленькой. Или мы — в наших границах, или нас не будет. Тут вопрос выживания. А империя или не империя — сложно сказать. Если говорить о Штатах, все нормально воспринимают ее имперскость. Почему-то считается, что Россия как империя непременно должна развалиться, потому что империи уходят в небытие. Замечу: чтобы развалиться, сначала возникнуть надо, а Российская империя за ХХ век дважды распадалась.[2]

  Михаил Бударагин, Олег Медведев: «Общество потребления хорошо тем, что из него можно сбежать», 2017

Цитаты об Олеге Медведеве[править]

  •  

Олег Медведев — один из самых интересных современных русских поэтов. Он не вписан ни в одну культурную тусовку, не публикуется в модных журналах и не собирает миллионы просмотров на YouTube, однако именно он создал цельный лирический образ «героя нашего времени». Персонаж его песенромантик, искатель, путешественник и беглец, не потерявший веры в то, что с судьбой и обстоятельствами можно вступать в спор.[2]

  Михаил Бударагин, Олег Медведев: «Общество потребления хорошо тем, что из него можно сбежать», 2017

Примечания[править]

  1. Марш левой, два-три (нем.). Строка из «Песни единого фронта» Бертольта Брехта.
  2. 2,0 2,1 Михаил Бударагин. Олег Медведев: «Общество потребления хорошо тем, что из него можно сбежать». — М.: газета «Культура», Литфонд, 31.08.2017 г.

Источники[править]